Грани кристалла

Тема в разделе "Белая криница", создана пользователем syabr, 16 сен 2017.

  1. syabr

    syabr Administrator Команда форума

    (Автор Rockwell. Перенесено Администрацией в связи с переездом форума.)

    Вот рылся у себя на диске и наткнулся на некое подобие прозы (оказывается, я еще и такое пробовал корябать).
    В свое время, лет "надцать" назад, очень увлекался настольными ролевыми и коллекционными карточными (ну, знаете, типа "Magic the Gathering" и т.п.) играми, причем настолько, что одну ККИ попытался воплотить в проекте под названием "Грани Кристалла". Кое-что вроде даже получилось, но затем, как водится, все это кануло в Лету, а вот некое "эссе" на тему упомянутой игры осталось.
    А, поскольку "не рифмой единой жив словоплет", решил выложить пример "нерифмоплетной графомани" под одноименным названием - "Грани Кристалла".

    Грани Кристалла

    … Солнце только зашло, западная часть небосвода полыхала багрянцем, а на востоке, в фиолетово-черном мареве, проступили первые звезды.
    Демир огляделся по сторонам. Ничего особенного – Грань как Грань, ничем не лучше и не хуже предыдущих. И, должно быть, последующих. Знак Парусника медленно расплывался в зените. Итак, Ренессанс… Или эпоха Великих Открытий – как кому нравится. Демир усмехнулся и, привыкая к новому телу, сделал несколько приседаний. Тело «сидело» как влитое, под тонкой облегающей тканью перекатывались мускулы. «Хамелеон», мастер бесшумного боя… Цена, конечно, немалая – целых пять Биосов, но стоит того. Да плюс еще Артефакт впридачу. Демир любовно коснулся навершия Кинжала Мрака, висящего слева на поясе. Над правым плечом торчала длинная рукоять катаны, обычного оружия «хамелеона». Символ Кубка на груди, выполненный в пурпурном цвете, практически не выделялся на фоне темно-серого, способного менять оттенок, одеяния.
    Демир бросил взгляд на экран полевого компа, прикрепленного к левому предплечью. Грань Иринея, координаты… Население… Флора… Фауна… Экономика… Политическое устройство… Вознаграждение за прохождение Грани – пять Биосов («Надо же, один к одному стоимость моего нынешнего Воплощения»). Пальцы правой руки привычно пробежались по клавиатуре. Ага, вот и возможные варианты… Так, «череп», хоть и полярная Масть, нам нравится… Сложный Артефакт – это нормально, жаль только, не даются в этом случае Биосы за прохождение… А вот три остальные Масти подкачали – одни Противники… Ладно, Хаос с ними, будем определять Судьбу.
    Зажмурившись, Демир резко выбросил правую руку вперед, одновременно поднеся левую ладонь к груди, и застыл, не открывая глаз. Ждать пришлось недолго, буквально через несколько секунд под пальцами правой руки вдруг возникла карточная колода. Вернее, возникло ощущение того, что там находится колода карт Судьбы – много Воплощений назад, когда Демир впервые ощутил Колоду, он от неожиданности открыл глаза и убедился, что никакой колоды нет и в помине. Пришлось все начинать заново. Потом ему объяснили, что колода представляет собой виртуальный объект с единственной реальной картой.
    По-прежнему не открывая глаз, Демир потянул верхнюю карту, дождался, пока ощущение колоды исчезнет и разлепил веки. Карта была зажата между большим и указательным пальцами правой руки, и на карте золотилось изображение Меча. Противник. Всадник. Атака 5, защита 5, вознаграждение за Развоплощение 6 Биосов. Неплохо, только этого Всадника нужно еще Развоплотить, отправить в Межгранье или как там еще…
    Руки действовали автоматически. Карта взвилась в воздух, разрастаясь, меняя очертания, и вскоре золотистая дуга, отчетливо видимая на сумеречном фоне, протянулась через весь небосвод от горизонта к горизонту. Хаос, выругался Демир, это сколько же бежать придется. Часа три, не меньше. Конечно, тело отличное, тренированное, но все же хотелось бы поскорее со всем покончить. О возможности собственного Развоплощения Демир не думал – нельзя терзаться сомнениями перед боем. Ладно, побежали…
    На место он вышел через три с половиной часа. Весь свой немалый путь Демир проделал «скользящим бегом», вроде бы неторопливым, но позволяющим незаметно пожирать милю за милей. Луны не было, и небесный купол усыпали крупные яркие звезды. Ни одного знакомого созвездия. Даже звезды другие. А, собственно говоря, какие не другие? Демир постепенно перешел на шаг, уравнял дыхание и прислушался. Слух у этого Воплощения был отменный, однако ничто не нарушало гармонии ночи. Ноги Демира по колено утопали в высокой траве, там и сям по равнине клубились казавшиеся призрачными во тьме группки деревьев. Хаос, еще раз выругался Демир, ну почему нельзя просто подать этого самого Всадника к месту Воплощения? Нет, в соответствии с дурацкими Правилами нужно еще куда-то ломиться, искать, причем почему-то в основном ночью, когда все нормальные существа обычно спят. Полно, молодой человек, какие нормальные? Это вы, что ли, нормальный? Да и остальные два утверждения сомнительны – как «молодой», так и «человек». Просто некая сущность, привыкшая переходить из Воплощения в Воплощение, причем настолько давно и часто, что память о реальной Личности практически угасла, а те воспоминания, которые остались, зачастую кажутся плодом воображения. Да и есть ли хоть толика реальности во всем этом сложном нагромождении Граней и Межгранья, именуемом Вселенной Расколотого Кристалла? Впрочем, есть. Это Биосы – благо и проклятие Игрока. Мерило удачливости, панацея от безумия, нечто гораздо большее, чем просто материальные или энергетические ресурсы. Ради них воплощаются сами и развоплощают других, их копят, чтобы была возможность удержаться в иллюзорной реальности как можно дольше, их тратят, чтобы участвовать в Игре, квинтэссенцией которой опять таки является накопление Биосов. Порочный круг, Уроборос, тропа длиной в бесконечность. И нельзя сойти с этой тропы, бросить все, потому что бросать нечего, кроме своей стершейся сущности, растворившейся в бесчисленных Воплощениях, а если все-таки сущность исчезает, исчезает весь мир, все то, что окружает тебя и хоть на какое-то мгновение дает ощущение реальности.
    «Когда-то мир был един, и населяли его люди, звери и демиурги, всплыли из подсознания строки древнего предания. И сверкал этот мир подобно бриллианту, ибо был столь же прекрасен и упорядочен.
    Но однажды из космических далей вторглись в этот мир силы Хаоса, и был нарушен порядок. Мир разлетелся на тысячи осколков, но каждый осколок нес на себе Грань этого Кристалла. Каждая Грань зажила собственной жизнью, но связь между Гранями не прерывалась ни на миг, ибо Хаос и Порядок – две стороны одной сущности, именуемой Вселенной.
    С тех пор не прекращается война между Кристаллом и Хаосом, и несть ей конца, ибо не могут Кристалл и Хаос существовать друг без друга… «Хаос – крайняя форма Порядка, Порядок – крайняя форма Хаоса
    »…
    Демир тряхнул головой. Хаос, Кристалл, Порядок, Беспорядок… Все это чушь, нет никакой войны, а есть постоянный бег по кругу, от Воплощения к Воплощению, из Грани в Грань, и не имеет значения, какая масть вышита, выгравирована или нарисована у тебя на груди, и ты одинаково комфортно чувствуешь себя как в теле Демона со знаком Черепа на чешуйчатом торсе, так и в образе Паладина с изображением Кубка на броне. И только Биосы, единственный реальный стимул, заставляют тебя чувствовать остроту твоего бесцельного и в то же время наполненного глубоким смыслом существования.
    … Всадник появился неожиданно. Буквально за секунду до этого перед Демиром ничего не было, кроме расстилающейся до горизонта ночной равнины, и вдруг яркая вспышка света, заставшая, как всегда, врасплох, хотя внутренне он был готов к ней, призрачный мерцающий купол, обрушившийся невесть откуда, накрывший его и часть пространства вокруг, и нарастающий дробный топот копыт…
    Тело отреагировало мгновенно. С тихим шипением вылетела из ножен катана. На серебрящемся клинке ярко полыхнула и тут же погасла цифра пять, сменившаяся четверкой, показателем защиты – обитатели Грани всегда наносили удар первыми. Плавным, отточенным движением Демир развернулся в сторону нарастающего топота и замер в боевой стойке: чуть согнутые в коленях ноги на ширине плеч, корпус слегка наклонен вперед, острие катаны, приподнятой обеими руками и отведенной за правое плечо, указывает точно в зенит.
    Противник ворвался в полосу света с неудержимостью летящего снаряда. Белый плащ крылом вился над закованными в сталь плечами, полный шлем с плюмажем склонен низко, к самой конской гриве, тяжелая длинная пика с белым значком, на котором зловеще темнеет цифра пять – показатель атаки – кажется игрушечной в латной рукавице могучего воина. «Латник, мелькнуло в голове Демира, кажется, еще не встречались. Или уже встречались? Последний был… да, драгун, перед этим – улан… А до того… кирасир, казак, дружинник… Что ж, каждый раз новое – тоже неплохо… Во всяком случае, не приедается…». Эта мысль была последней – Демир «выключил» сознание, полностью отдаваясь во власть рефлексов.
    Интересное ощущение – ты и в то же время не ты, все происходящее начинает восприниматься в несколько замедленном темпе и словно со стороны. Дробный топот сменился менее частыми и более низкими по звучанию ударами копыт о землю, заметнее стало ритмичное покачивание острия пики – вверх, вниз, развевающийся плащ перестал быть похож на крылья и походил теперь, скорее, на водопад, с глухим хлопаньем неторопливо низвергающийся с утеса доспехов. Три секунды… Две… Одна… Есть!
    Над пикой вспыхнуло и тут же исчезло изображение семерки Щитов, цифра пять на значке превратилась в десятку. Демир взмыл в воздух, уходя из-под удара, и, немыслимым образом извернувшись в полете, с оттяжкой рубанул сплеча. Катана окуталась призрачным маревом, тут же превратившимся в пятерку Кубков, четверка на клинке трансформировалась в одиннадцать, и Демир на мгновение почувствовал под руками сопротивление и легкий треск, с которым хорошо отточенное лезвие входит в плоть.
    Всадник вдруг застыл на месте, словно наткнувшись на невидимую преграду, затем что-то лопнуло, Демир, смягчив падение в классическом «сальто», коснулся земли лопатками, и, оттолкнувшись спиной, выпрыгнул в боевую стойку. На месте противника клубился густой дым, переливаясь всеми цветами радуги, принимая различные формы. Постепенно дым становился прозрачнее, сквозь него уже можно было различить силуэты ближайших деревьев. Светящийся купол исчез, и ночь снова вступила в свои права. Наконец, последняя струйка змеей ушла в звездное небо, и в том месте, где только что танцевало разноцветное марево, ярко засеребрились небольшие диски. «Биосы!», радостно мелькнуло в возвращающемся сознании Демира.
    Он неторопливо подошел к светящимся дискам, присел на корточки, взял один серебряный кругляш и поднес к глазам. Диск размером в пол-ладони казался скользким на ощупь и каким-то живым. Никто не знал, из чего они изготовлены, Биосы существовали всегда, во всяком случае, задолго до того, как Демир пришел в Игру. Наверное, Биосы возникли одновременно с Игрой, в противном случае Игра без Биосов попросту потеряла бы всякий смысл.
    Демир вздохнул и быстро пересчитал кругляши. Всего одиннадцать – все правильно: шесть за Развоплощение Всадника и пять за прохождение Грани. Демир включил комп, набрал на клавиатуре комбинацию букв и цифр. Сбоку из компа выехал дисковод, которому Демир по очереди скормил все диски. Куда девались Биосы в своей материальной форме, тоже никто не знал. Ну да Кристалл с ним – главное, что теперь на счету Демира было на одиннадцать Биосов больше, чем до вхождения в Грань. Ладно, пора дальше.
    Демир закрыл глаза и сосредоточился. Тело начало сморщиваться, опадать, он снимал его, как стаскивают обтягивающий комбинезон.
    Через несколько секунд все кончилось. Призрачная фигура склонилась к земле, мерцающая рука подобрала карту с изображением «Хамелеона». Затем карта исчезла, словно растворилась, фигура начала терять очертания и с легким хлопком пропала. По равнине пронесся вздох, деревья на мгновение пригнулись, словно от ветра, и тут же снова выпрямились.
    Грань готовилась к приходу нового Игрока…
     
    Последнее редактирование: 16 сен 2017