ЛЕТОПИСИ КАММОНДЫ

Тема в разделе "Бах", создана пользователем Генрих Вольфэнштейн, 17 сен 2017.

  1. [​IMG]

    Мы не сможем сойтись с тобой,
    В ярой битве мой друг лихой.
    Потому-что здесь лорд другой,
    Запрещает нам бой с тобой.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Глава III. Сябр (форум. яз. "Syabr").



    Мы стали заложниками идеи.. нет, мечты. Мы хотели основать самое лучшее королевство на пределах нашей земли, мы назвали его Каммонда. Королевство, где жили бы люди с добрым сердцем, где каждый улыбался бы тебе и каждый бы смотрел в твои глаза, и ты бы не ожидал получить клинок в грудь. Мы бы запретили принципы разности, мы бы не дали свершится несправедливости, как же проста была наша цель, и как тяжело было дойти до конца.
    Первые враги, с которыми мы столкнулись - нищета и зеленокожие. Мы подвергались атакам зеленокожих созданий с северных гор. Они именовали себя людьми, а мы дали им название Тролли. Они довольно часто совершали свои набеги, а мы выходили их своего замка, желая прекратить их бесчинства. Наше войско было малым, но победоносным. Нищета же, увы, так и оставалась бичом наших земель.
    Чуть позже мы прослышали о других тварях, они были неживыми, они были куда слабее троллей, но они причиняли вред. Это были голлемы из вида глукос, что приносили в своих магических чревах слова о том, как красивы чужие края, мы сражались с ними, дабы прекратить их распространение, мы убивали их, а они появлялись, но мы не прекращали бороться.
    Позже мы записали в летописи имена самых отъявленных героев. Их было четыре, четыре основателя, четыре первых защитника.
    Сир Авасьем, рыцарь из Винницы. Он был одним из первых, он стал одним из правителей.
    Сир Дейн Винчер, рыцарь из Стрыя. Он так же был из первых, он так же стал одним из правителей.
    Сир Трилод, рыцарь из Малиновки. Его подвиги запомнили люди, а после он вошел в круг правителей.
    Сир Врогвар.

    Увы, королевство все больше приходило в упадок, и рыцари, что приходили после первых трех рыцарей, становились все хуже, становились все слабее. Их нравы начали смешиваться с нравами Троллей, что населили некоторые из районов королевства, этому надо было положить конец, и все ждали, когда же придет тот, кто положит конец нищете и слабости. Разруха царила вокруг, из других королевств стали учащаться случаи набегов. Песнь Каммонды, казалось, спета, и это были лишь первые строки. Жители перестали верить в спасение.. и в героев.

    Кто я таков? Я здешний лорд!
    Я Огнесс Дивный, нравом горд.
    Сюда привел ты третий сорт,
    Из слабо-сильных твой эскорт.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Огнесс разговаривает с Сябром. Глава III. Сябр (форум. яз. "Syabr")


    Мы наблюдали с балкона, как люди смотрят в сторону каменного замка, двери которого поросли паутиной. Мы перестали выходить, и мы перестали впускать. Смотрители наших земель, такие как Огнесс из Кузни, Лестор из Криврога и прочие, стали проявлять все меньше силы, они перестали быть справедливыми полностью.
    Все больше злобы зарождалось между людьми. Земли стали чуждыми друг другу. Наши графства приходили в упадок, и все за какую-то эпоху, мы смотрели на все это и не могли ничего поделать, такова была суть, мы потеряли былой пыл, и вся сила от нас ушла.
    Иноземные захватчики все больше отбирали наши земли, они стремились вглубь, что-бы искоренить наше царство на корню, им была противна мысль о том, что простые люди могут стать королями, и мы не противились этому, мы перестали противится давно.
    Когда мы отвернули свой взор и от балконов, перестали глядеть на то, что происходит с нашим королевством, явился он. Он скакал на огромном коне. В руках его был зажат пылающий меч. Свет от его огненно-светящихся лат озарил самые потаенные кусочки нашего королевства. Мы обернулись и увидели, как он, методично и скоро, с улыбкой на губах, расправляется сначала с троллям, затем с глукосами, затем с иноземными захватчиками. Он уничтожил всех наших врагов, пришел с отрядом и превратил большинство наших проблем в ничто. Его звали Сябр. Он стал героем, которого мы все так и не дождались.
    После победы его отряда над врагом, он прогарцевал по нашему городу и поднялся наверх, разрезав многолетнюю паутину. Он вошел в наш замок вместе со своим отрядом и мы приняли его в свои ряды, он стал помогать нам, и вскоре мы лишились множества проблем. Он лишил наше королевство нищеты. Он поставил своих людей на те должности, которые им подходили. Песнь о Каммоде продолжилась, почти угаснув в безмолвии.
    Многие рыцари пополнили ряды нашего войска. Сир Весемир из Панзии. Белый Рыцарь из Денестриджа. Сир Гаррвас из Тэтвира. Сир Лайфин из неизвестных земель. Сир Мьюсское Лезвие, что из Мьюсска. И прочие.

    Я добрый всадник, в помощь вам,
    Свой меч безножнить рад бы сам,
    Да только нет меча, лишь шарм,
    А дайте меч, оставлю шрам.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Олаф говорит с рыцарями. Глава VII Олаф (форум. яз. "Olaf").

    Королевство росло, люди все прибывали. Наши воины отвоевывали все больше земель, а чем больше земель они отвоевывали, тем больше проблем на нас наваливалось. Мы сражались день, мы сражались ночь, мы сражались даже тогда, когда из-за крови и недосыпа казалось, будто нет ни дня, ни ночи, но мы сражались.
    Наши внутренние дела, ближе к центру, в теплых городах, замках и деревеньках, были хорошими. Мы наладили производство, песни о доблести правителей облетали все земли, пели так-же и обо всем ином. Первыми среди бардов были:
    Черная Кобра из неизвестных земель,
    Ехройр Кисьен (Егор Кыскин) из Еринбура,
    Дэймон Красдер из Нэйби,
    Ларри из Примии,
    Хэров (Герой) из неизвестных земель,
    Эйнгвар (Ингвар) из неизвестных земель,
    Артмэйс из неизвестных земель,
    Ехройр из Ясной скалы,
    Айкс Файр из неизвестных земель,
    Корво и Тито из Полтвии,
    Хорнбит из Свиктра,
    Здорффуль из Кальди,
    Канграс (Кинг) из Завижья,
    Чонг Ли из дивного Бросска,
    Белый Волк из неизвестных земель,
    Старик Анри из Ивниц,
    Хэров из Кальди,
    Сай из неизвестных земель,
    Лотнок из Даубии,
    Алукрад из Мьюсскии,
    Дэрик Льёрд из Артмисскии,
    Рорк Морк из Примии,
    Эномайс из неизвестных земель.

    Сир Сябр, Сир Гаррвас из Тэтвира, Сир Весемир, Сир Мьюсское Лезвие и Сир Огнесс тоже порой пели, и песни их тоже были известны.
    Многие из трактирных бардов, позже, спустя года, стали воинами, и перестали петь.
    Но не только песни разносились над нашим королевством. Порой нам слышен был гул рогов. То были тролли, спускающиеся с гор. Так страшились их люди, и так бесстрашно сражались с ними герои. Некоторые из зеленокожих стали умнее, некоторые глупее, но все же сражаться с ними так и осталось делом, которое не назовешь одним из легких.
    Тяжелым ударом для королевства было присоединение некоторых из смотрителей к тем самым чудищам. Они потеряли здравый смысл, а мы возвращали его им, мечами и луками. Огнесс, после недолгого прибывания среди злодеев, вернулся к нам. Мы не давали ему земель, очень долгое время, а после дали, и он оказался достойным нести это бремя.
    Когда зло перестало докучать нам, и все войны оказались выигранными, мы стали решать проблемы внутри. Проблемы с туннелями, через которые проходили злые войска нежити, были решены (Перезаливка скринов). Проблемы с караванами, которые все реже проезжали по нашим землям, тоже.
    В этих проблемах королевство обрело множество героев, но одно имя нам запомниться еще на долгое и долгое время, то было имя Олафа. Этот парень был улыбчив и разговорчив, не нужна была ему ни конница, ни пехота. Он был сам себе войском, и сам себе художником. Но бремя власти ложится именно на таких. Он был призван на помощь, среди тех самых бед, и откликнулся, за что его и запомнили, Олаф Призванный.

    [​IMG]

    Летопись от III эпохи. 560 год. Месяц падающего листа.
    Летописец: Гаррвас из Тэтвира.

    Мы не желаем с вами биться,
    Но и не можем подчиниться,
    Как вы не видите по лицам?
    Мы-ж не злодеи, не убийцы.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Последние минуты битвы с Братством Тролльского леса. Глава IIX Гаррвас.

    Герои в Каммонде живут долго, эпохами, они оставляют широкие следы везде, где проходят, имена их тяжело забыть. Есть и те, чей путь короче, а чьи дела не внушают такого трепета, но и их имена надолго вклиниваются в историю. К таким можно отнести всех членов Братства Тролльего Леса. Они были обычными разбойниками, что любили нарушать законы Каммонды, беря то, что им не принадлежало, и распространяя среди людей открытую вражду. Но так было не всегда.
    Когда-то давным давно, когда ночи и дни были теплее, а свет луны и солнца озарял все вокруг, появились они.

    Наш Белый Волк склонил колено,
    Лежит на плахе белый мех,
    И вот взмыл вверх топор, и сцена,
    Кошмаром отразилась в всех.
    (с)Песня твирдовского барда "Братство". Казнь Белого Волка.

    Белый Волк, один из них. Он был бардом, одним из лучших певцов во всем королевстве, и меч его разил хорошо. Он помогал деревенским людям чем мог, и не раз удостаивался приглашения в замок, дабы песни его звучали и там. Он участвовал в турнирах и бился храбро, он имел у себя в отряде много наемников. Но те годы были позади.

    Не надо, сам я сяду ближе,
    Колено сам склоню и вот,
    Я сам вздохну чуток потише,
    И тихо сгину в блеске вод.
    (с)Песня твирдовского барда "Братство". Казнь Здорффуля.

    Здорффуль из Кальди, так же из них. Он был славен своим умом и прозорливостью. У него было много друзей среди героев, он часто участвовал в сражениях, и был прекрасным другом. Порой он пел, тихие и неброские мотивы, а порой сражался, храбро и беззаветно, объединяя в своем ордене множество столь же преданных делу справедливости, воинов. Но те годы были позади.

    На плаху лег Тотенкорф князь,
    Шутил он весело, смеясь,
    А после вдруг, под тенью стали,
    Он хмыкнул, будучи в печали.
    (с)Песня твирдовского барда "Братство". Казнь князя Тотенкорфа.

    Князь Твирда - Тотенорф. Награжден землями близ лесов Троллей, он был лордом самых речных и лесистых земель, оттого и приказал построить тысячи маленьких боевых ладей (ладья). Войско его княжества было лучниками, которые ездили на ладьях, и истребляли троллей. Он часто награждался правителями, и неплохо справлялся с бременем князя, имея внушительные войска. Но те годы были позади.

    И вот взошел на мостик рыцарь,
    Он в край глядел, где был сейчас.
    Тот край где форта близ фонарь,
    Вокруг светил, и вот весь сказ.
    (с)Песня твирдского барда "Братство". Казнь Огнесса.

    Огнесс из Кузни. Правил еще с первой эпохи, один из героев, которого наделили землями. Он обладал влиянием среди людей, и правил хорошо, воюя с врагом и улучшая свои земли. В его войске были копейщики юга, и всадники с Тэтвирских полей. Он был одного народа с Олафом и Гаррвасом. Вел непрерывные сражения с Троллями южного княжества Твирд, побеждал самых сильных из них, за что и получил звание Дивный. Но те годы были позади.

    Братство Тролльего Леса было организованно из Тэтвирского и Твирдского княжеств, при этом оно тут же уступило Тэтвир войскам Каммонды, и то перешло под правительство другого князя, в то время как Сябр, Олаф и Геральт двинулись на юг со своими войсками, получая пополнения из ближайших княжеств.
    Первые битвы были проиграны, так как враг использовал преимущество в расположении, леса и реки были основой Твирдского ландшафта. Но после строительства своего собственного флота, они атаковали один город за другим, подчинив себе все, кроме дальнего южного края, где вздымалась гора Троллей и находился город Стормшад.
    Спустя долгие месяцы, войско Каммонды двинулось южнее, после двух дней битвы, весь юг Твирда был захвачен, главнокомандующие Братства были пленены и казнены в Стормшаде, на глазах у народа.

    Летопись от III эпохи. 562 год. Месяц свадебного дара.
    Летописец: Трандвэй из Хаастингфара.

    Я люблю вас, мои драгоценные люди,
    Но поймите, одни мы, подмоги не будет.
    Ни героев, ни рыцарей в поле не ждать,
    Нам бы к смерти идти, иль к победе бежать.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Битва при Хаастингфаре, княжество Альма`ан. Речь Гаррваса. Глава IV Огнесс.

    Войска Каммонды, спустя два года, двинулись в путь, наладив дела в Твирде и Тэтвире, установив там власть и поставив постоянных князей, Герои двинулись в центральные земли, на север. Тем временем наступила зима, месяц свадебного дара, и земли Альма`ана праздновали свадьбу князя Гаррваса на дочери здешнего купца.
    Южные земли всегда были больше подвержены атакам чуждых войск, и в этот год не получилось без них. Изначально проблемы составляли лишь мелкие разбойничьи отряды орков и троллей. Они нападали на деревеньки, потому патрули были удвоены и воины не сидели без дела. Пять патрулей, в каждом по сотне всадников, что были под командованием рыцаря. В мелких стычках прошли два долгих месяца, а после в замок прилетели пять зимних голубей, в лапке каждого из них были письма от рыцарей.
    "Прэдвальское ущелье и форт Сваргром пали под натиском зеленокожего войска, во главе стоял бледный лорд по имени Белый Волк, они вернули его к жизни, мы отступаем в Хаастингфар, простите сир."
    "Ловринские поля сожжены, форт Йеттинсгоф пал, деревни близ него разграблены. Дракон напал, и войско орков и троллей, во главе них Король Троллей, мы не смогли сдержать их, отступаем в центр, простите сир."
    "Вайс взят, деревни близ него обращены в прах, нежить пробирается по нашим землям, в их главе казненный князь Тотенкорф, он жив, мы отступаем в центр сир."
    "Южная крепость сдана во владение князю Огнессу, они присягнули ему и его войско, смешанное с тролльими воинами идет в центр, мы дали им бой, но их дракон сжег и перебил половину нашего войска, отступаем в Хаастингфар, созывайте рыцарей землевладельцев, сир."
    "Докмаран сожжен дотла, на нас напали солдаты из Твирда, они обрушили на нас сотни стрел, выжили лишь горстки людей. Врага ведет сир Здоррфуль, он возрожден, мы не сможем бежать."

    Вести были хуже некуда, князь Гаррвас велел созвать войска к Хаастингфару, да только вот смысла уже было не очень много. Войска врага, как следовало из писем, были огромны. Тролли, нежить, драконы, твирдовцы, войска южной крепости и, возможно, рыцари Хаастингфара, ведь навряд-ли все войско окажется честным, и не пойдет воевать за врага.
    Так же князь отправил тридцать голубей на север, запрашивая помощи у героев, но она просто не могла успеть, зима настала, а войска Каммонды нуждались в отдыхе.
    Спустя две недели, когда мирные жители уже отправились на север, в земли не подверженные атаке, на горизонте замаячили тени, и, казалось, весь горизонт закрыт этими тенями - это был враг. Пять войск, все они расположились за полторы тысячи метров от замка, и стали строить осадные орудия. Драконы то и дело пролетали над городом, плотно укрепленным стенами, которые вот вот должны были обрушится.
    Вот наступил первый день битвы. Враг не пустил вперед драконов, но миллионы стрел обрушились заместо них. Весь гарнизон спрятался за зубцами стен, кто за щитами, но все же первый залп выкосил примерно двести воинов, стена держалась. После в атаку пошли огромные тролли, они взбирались по стене наверх, убиваемые гарнизонными войсками, а нежить все стреляла из своих луков, на пару с твирдовцами.
    Первый день страшно измотал воинов, но битва продолжалась. На второй день в битву все же вступили драконы, и осадные орудия. Нижний ярус города был взят.
    Весь второй день войска Каммонды отбивались от Героев нового порядка, и Гаррвас стоял на стене со всеми, и когда вторая стена пала, он сражался вмести со всеми, и когда войска врага подступили к замку, он сражался со всеми. Вот удары обрушиваются на стены замка, воины стоят плечом к плечу.
    Поражение и смерть ждали те две сотни воинов, что стояли плечом к плечу в главном зале замка, и вот Гаррвас, с поломанным щитом на руке, сидит на коленях перед пятью новыми лордами.
    - Гаррвас из Тэтвира, ты теперь в плену, и не пытайся сбежать от нас, скоро некуда будет бежать. - Сказал Огнесс, и приказал увести израненного героя второй эпохи.
    Так пало княжество Альма`ан, и был пленен Гаррвас. Так началась война за Каммонду.

    Всего армий у Героев нового порядка - 12.

    Одна - тролли, орки, гоблины и прочие зеленокожие. Командир их - тролль по имени Шугром.

    Вторая - нежить, состоящая из павших твирдцев, возвращенная к жизни тролльей магией. Командир их - павший Бирст Вагнор, присяжный рыцарь Тотенкорфа.

    Третья - живые твирдцы, которые сбросили с трона своего нового князя и вновь присягнули Тотенкорфу.
    Командир - сын сира Бриста - Леонор Вагнор, присяжный рыцарь Тотенкорфа.

    Четвертая - живые тэтвирцы, некоторые из тех, которые еще не забыли Огнесса Дивного и вновь
    присягнули ему. Командир - сир Якон Гнисс

    Пятая - твари южных лесов, в основном паучьи наездники и драконы (четыре больших, и 20 маленьких), есть еще оборотни, но их мало. Командир их - ведьма по имени Сахадрия, красавица и королева южных лесов.

    Шестая - рыцари Альма`ана, которые не пожелали быть убитыми и присягнули к войскам Нового порядка.
    Командир их - сир Тронффуль, присягнул Новому порядку, потому-что хотел жить.

    Седьмая - воины из Южной крепости, арбалетчики.
    Командир их - сир Юджин Ценкельфор

    Восьмая - гвардия Короля Троллей, состоящая их трехсот закованных в латы троллей и пятисот рыцарей орков.

    Девятая - гвардия Белого Волка, состоящая из оборотней юга, которые присягнули ему как своему вожаку, их триста.

    Десятая - гвардия Тотенкорфа, состоящая из восьмисот лучших лучников Твирда.

    Одинадцатая - гвардия Здорффуля, состоящая из четырехсот наемников, 200 из них латники, 200 из них арбалетчики.

    Двенадцатая - гвардия Огнесса Дивного, состоящая из трехсот межевых рыцарей и пятисот конных лучников.

    [​IMG]

    Летопись от III эпохи. 562 год. Месяц треска льдов.
    Летописец: Фэллин из Ландрии.

    Нам мир не нужен, так как вам,
    И вы и мы готовы к схватке.
    Но мы дадим его врагам,
    Держа ладонь на рукоятке.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Переговоры на границе Тэтвира и Ландрии. Речь Сябра. Глава XI Корво.

    В первую неделю был взят и Тэтвир. Огнесс взял с собой сотню всадников орков, всех тэтвирцев, альма`анцев и твирдцев, остальные князи Нового порядка остались в Хаастингфаре. Новый правитель Тэтвира так-же был родом из Тэтвирских земель, и оттого не дал людям погибать, договорившись о бое один на один с Огнессом. Огнесс победил, разрубив молодого князя напополам, и земли, которые некогда принадлежали ему, к нему вернулись.
    Теперь три южных княжества были взяты. Народы их бунтовали, а успокоить и дать надежду на лучшее будущее было некогда. Из десяти княжеств севера двинулись огромные войска Каммодианцев. Конечно же, у Новых были драконы, гигантские тролли и огромные войска помимо них. Но два войска были равны.
    - Вы должны заключить с ними мир, ты же понимаешь это. Уговорить, пойти на уступки, иначе они вас убьют. Лично я только за, я бы сам вас убил, да только руки связаны, узлами предателей. - Гаррвас сидел у стены главного чертога Кааза - столицы Тэтвира, а на его руках были цепи.
    Позже, в своей камере, он получил за дерзость, но его предложение было принято. Огнесс созвал из Хаастингфара пополнение в гарнизон, и заодно созвал всех четверых князей.
    Спустя месяц два отряда въехали под сень лесов, на границе двух княжеств - Ландрии и Тэтвира. Сябр - из рода великанов стоял в своей броне, держа в руках молот. Олаф - двух родов, северного и южного, чей топор покоился на поясе, а глаза глядели пристально. Геральт в мехах и кольчуге был выше Олафа, но ниже Сябра, его правая рука держала щит, а левая меч. Близ него стоял Корво, а возле него Тито, два могучих рыцаря. Корво держал меч, а Тито лук. Возле них встал Лакастор, он облокотился о крону дерева и зажимал бок, разбойники напали на них по дороге. Вот чуть позади примостился Весемир в кольчуге и с великолепным коротким мечом в руке. Меж двух могучих плеч - Олафа и Геральта, виднелся сир из Мьюсска, под прозвищем Лезвие, он держал двуручный меч, опершись о него. А вот улыбчивый мужчина с луком, он сидел на пеньке и смотрел на вражье собрание Леофин.
    Напротив девяти Каммодианцев стояли Новые. Самый высокий и могучий - Король Троллей, закованный в латы, в шлеме из лучшей тролличьей стали, он держал в руках трехметровый меч, и отбрасывал огромную тень. Возле него стоял латный рыцарь - Огнесс, а по правую его руку стояла женщина, по имени Сахадрия - ведьма из южных лесов. Дальше шел Тотенкорф с луком наготове, и мечом в ножнах. Вот стоит Белый Волк, в его ощеренной волчьей пасти зарождалось желание рвать. Чуть поодаль Здорффуль с мраморным лицом, и голубыми как небеса глазами, он держал в руке саблю. Близ него стоял Оба`адель, в доспехах рыцаря и с медвежьим шлемом. Недалеко от него с коня слезал Дэйнил, высокий и крупный парень, с мечом в руке, он встал близ Огнесса, как и последующий за ним - Ерхойр, кольчужный воин с топором в руке.
    Я стоял и слушал их, я был летописцем Каммонды, и потому мне нужно было быть тут. Вот Новые обвиняют Каммодианцев в жестокости, а те отвечают, что нужно было и вовсе отрубить головы предателям. Спор прервал Сябр, который до поры молчал. Он напрямую спросил, чего нужно предателям, и Огнесс выступил вперед, оглашая условия мира. Они заключались всего в одном пункте, мир должен был длится 17 лет, пока не наладятся дела в обоих королевствах.
    - С какой стати нам заключать с вами мир? Наши войска стоят под Льютосом, и они несметны, и только прикажи мы, и все земли вновь вернутся к нам, почему мы должны хотеть заключить его? - Выступил вперед Олаф, он все же достал топор, даже то, что перед ним стоял мужчина из его народа уже не останавливало его, он хотел зарубить Огнесса, но Сябр остановил его.
    - Стой, Олаф. Я знаю как страдают люди сейчас, и вовсе не хочу, что-бы эта война причиняла боль им. Оценивай стороны, плохие и хорошие. Огнесс, если мы заключим мир, и народы, которые сейчас под вашим руководством, станут перебираться к нам, ища поддержки, мы ее им дадим, и даже больше, мы разорвем этот мир, и разорвем ваши войска. Как тебе такое условие? - Сябр, держа молот Баннстад, глядел прямо на мальчика, вернее таковым казался тот, кто стоял перед ним.
    - Мы не будем притеснять наши народы, но да, условие честное. Еще, я не верну вам Гаррваса из Тэтвира, в качестве залога на мир. Я не хочу проснутся однажды, и узнать, что Уннийские лазутчики перерезали весь гарнизон моего замка. - Огнесс посмотрел на Короля Троллей, и кивнул, у того не было своих собственных условий, он просто следил, что-бы люди не договорились с людьми о том, что-бы причинить вред зеленокожему народу.
    - И все? Ради этого мы совершили такое долгое путешествие? - Спросил Дэйнил у Огнесса, а тот лишь вскочил на своего коня и поскакал вперед, за ним поскакали и прочие, включая короля троллей.
    Сябр так-же оседлал своего огромного двухметрового северного носорога, два могучих зверя, великан и носорог, поскакали по лесу, а за ними устремились еще восемь всадников.

    Во времена мира все наладилось в двух землях. Тролли стали жить среди людей, принося им пользу, а в северных землях все было хорошо, собирались урожаи и истреблялись разбойники. Постепенно раны, оставленные постоянными войнами залатались.
    Огнесс женился на южной ведьме, по имени Сахадрия, и у них родились два прекрасных сына. Тем временем многие герои стали жить простой жизнью, и оттого стали стареть, ведь все герои стареют, когда перестают геройствовать. Гаррвас долгие годы сидел в заточении, желая увидеть своего ребенка и жену, с которой пробыл лишь несколько месяцев. Так и прошли семнадцать лет, семнадцать лет улучшений и великолепных песен.

    [​IMG]

    Летопись от III эпохи. 577-579 годы.
    Летописец: Гаррвас из Тэтвира.

    Не путай ты, я не в цепях,
    Я лишь на время пленный,
    Но сердцем я в своих полях,
    Я рыцарь слову верный.
    (с)Песнь о воинах Каммонды. Тренировка в Каазе. Огнесс и Гаррвас. Глава XIX Мик из Райса.

    Прошло пятнадцать лет в Каазе, где Гаррвас был пленен, и каждую неделю его выводили на тренировочную площадку, под свет солнца, где он сражался с Огнессом или с кем либо другим. То, что он учился сражению у Сябра, их только подзадоривало. Каждый раз он побеждал их. Огнесс накапливал опыт, а Гаррвас становился все слабее, кормленный хлебом и водой, он только и думал о своей семье, о Каммонде, и о том, как герой мог стать пленником таких людей.
    В этот же год он услыхал от Белого Волка во время тренировки, что его сын вырос, и стал таким же героем, как отец, и он тоже обучался Сябром.
    Последние два года кормить стали чаще, и тренировки участились, только теперь приходилось тренировать сыновей Новопорядковцев. Рыцари в их земле имелись, да только тех, которым меч в руку вложил в детстве умелый великан, не было.
    Сын Огнесса был лучше своего отца, он был кротким, простым и сильным, он сражался потому-что нужно было, в данном случае нужда состояла в учебе. Парню уже исполнилось пятнадцать, когда наступил тот самый, заветный для сердца Гаррваса, 579 год. Год окончания мира, и тут же он услышал, что оба войска готовятся к войне.
    Огнесс выступил на Ландрию, Тотенкорф в Дронстаг, вместе с Белым Волком, а Король и Здорффуль пошли войной на Княжество Луга, а после должны были взять Лостроф.
    Гаррвас шел позади лошади Огнесса, в центре войска орков, троллей, Альма`анцев, монстров южного леса и Тэтвирцев. Над ними то и дело пролетал дракон, один из четырех главных, три других полетели с остальными войсками.
    Спустя три месяца война дошла до центра, где встретились все войска, и Каммонды, и Нового порядка. Король Троллей был вынужден оставить попытки завоевать Лостроф, и двинутся к остальному войску, так как встретил в обороне этого княжества Сябра, который гнал их до самых центральных земель. Тотенкорф так же потерпел неудачу с захватом Дронстага, но за-то смог почти без потерь присоединится к Огнессу.
    Только один Огнесс смог взять свою цель - Ландрию, еще Здорффуль и Король смогли завоевать Княжество Луга. В остальных случаях они столкнулись с войсками Героев, которые остановили их.

    Сражение близ Ландрийско-Центральной границы. 580 год. Месяц рождения Каммонды.
    Войска выстроились, миллионы, десятки миллионов воинов заполонили два склона, и теперь все зависело лишь от итогов сражения.
    Драконы полетели опережая орочью конницу. Всадники севера так-же понеслись, и вдали были видны великаны, под предводительством Сябра. Всадники, лучники, латники. Тролли, великаны, орки, люди. Все столкнулось и завертелось. Вот Дэйнил сражается с Корво, уничтожая окружающих воинов, и все вокруг. Вот Олаф и Белый Волк схлестнулись в жаркой схватке, с первых же секунд Олаф нажимал на своего соперника. Вот великан Сябр уничтожительными ударами обрушивается на латного гиганта - Короля троллей. Вот Тотенкорф сражается с Геральтом, и оба падают в реку, поглощенные сражением. Вот на Здорффуля, оседлавшего дракона, набросился Весемир, подброшенный собратом Сябра - великаном. Всюду пламя, а среди кровавого сражения друг другу не уступают Лакастор с Эрхойром. Вот Огнесс вступил в сражение с Лезвием. Тито стал стрелять по Оба`аделю, что защищался в то время от нападющего Леофина.
    Огнесс не мог добраться до своих собратьев, он бился с уннийцами, и тут увидел, как в тридцати метрах от него Альма`анцев ведет в бой, лишенный оков, Гаррвас. Он метнулся к нему, приказав Тэтвирцам идти в атаку. Два героя схлестнулись на фоне сражения двух братских народов. Альма`анцы и Тэтвирцы. Огнесс сражался храбро, а Гаррвас сражался бесстрашно, он рубил и колол, на нем не было ни сантиметра стали, и он рвался вперед, там его ждала жена, сын и его народ, и без того бывший слишком долго без своего настоящего князя. Вот Огнесс падает под натиском противника, и вот его уже топчут, он не был убит лишь по маленькой случайности, которая повернула ход сражения. Вдали был слышен рев, так Сябр положил конец существованию Короля Троллей, и стал убивать драконов, которые нападали на него. Альма`анцы побежали вперед, подстегнутые такими успехами, и стали теснить Тэтвирцев к реке. Вот войска Каммондианцев обошли войска Нового порядка с двух флангов, через три часа с врагом было покончено, как и с его драконами, как и с его троллями.
    После сражения выяснилось, что ни один герой не пал в битве. Огнесса нашли в бессознательном состоянии, и заковали в цепи, как и всех остальных героев, они ждали суда.
    Через месяц суд состоялся, земли вновь вернулись к Каммонде, и вновь вокруг запели песни о могучих и бесстрашных воинах Каммонды. Гаррвас воссоединился со своей семьей и вновь был поставлен над Альма`анцами. Сябр изготовил себе доспехи из кожи и костей драконов, которых победил, и теперь по праву звался убийцей драконов и наряду с этим убийцей Короля Троллей. Все герои, восставшие против Каммонды и ее основ, были помилованы и отпущены после долгих дней заточения и долгих судебных тяжб, хотя они все еще должны были выплатить выкуп за себя. Олаф получил владение Тэтвиром по праву избранного и одобренного Каммондианскими правителями. Все герои в последующих годах проявили себя с лучшей стороны. Корво и Тито поселились близ Хаастингфара, дабы помогать вести дела Гаррвасу и помогать в защите границ. Сябр взял на обучение новых героев, среди них были Мик, Винос Лионетти, Чонг Ли и прочие. Вот прошла еще одна эпоха, она длилась короче других, но была гораздо интереснее предыдущих. В последующих эпохах барды воспевали именно эти сражения и именно эти войны... но это уже совсем другая история.

    Вот минули войны, прошли года,
    Мы знаем о них, будем помнить всегда.
    Там был Сябр - великан, что врагов убивал,
    Молот бурь он хранил, троллей уничтожал.

    Там был Геральт герой, тихий воин с мечом,
    Олаф с ним, грохот гром, дрался он топором.
    Вот стоит возле них, добрый всадник лихой,
    У него есть брат лучник, Корв и Тито, Ох-ох-ой.

    Вот Гаррвас в сраженьи, а напротив Огнесс,
    Они бьются друг с другом, в них храбрости лес.
    Вот взлетел Весемир, Здорфуль пал в реку и,
    Крикнул Сябр, "не убей его, только плени".

    Вот идет бой и все не подвластны себе,
    Вот кончается век, вот огонь на неебее.

    [​IMG]

    Месяц зеленого луга.
    Записи о Стронншильдской стене.
    Дневники Луциния Примийского.

    Я вовсе не ты, мой отец, я другой,
    Учусь я сражаться, в бою сам не свой,
    Не наследник я твой, и не воин лихой,
    И вовсе не мне меч держать за тобой.
    (с)Песни разных эпох. Собрник Тадариса Уннийского. Гаррвас с сыном Джераном.

    Новая эпоха наступила внезапно, как новые цветы выросли на полях, где все потоптали воины двух сторон. Я переселился в центральные земли, дабы запечатлеть новую эпоху. На этот раз все было по другому, все только и говорили, что герои начали стареть, и вполне себе по настоящему. Я видел своим глазами сира Олафа, в чьей бороде пролегла седина. Я видел всех героев, когда стоял в толпе, встречающей победителей. Они были другими. Раньше битвы не изнуряли их, а постоянные тренировки и подвиги делали лишь моложе, но теперь передо мной проходил отряд высоких, могучих, но уже не тех самых, героев.
    Вот прошел год с того момента, когда сир Сябр снес своим молотом половину туловища и половину нагрудника Короля Троллей. На Геройском Холму начались и возобновились тренировки нового поколения героев. Все знатные наследники прибыли в Столицу, вместе со своими геройскими отцами.
    Вот Огнесс Дивный, статный рыцарь, ведет лошадь рядом со своим сыном Марком. Вот сир Олаф под гул аплодисментов проносится вперед, смеясь и хохоча вместе с двумя другими всадниками - Миком оруженосцем и.. своей дочерью - леди Ниссой. А вот сиры Белый Волк и Тотенкорф скачут, а за ними их копии - сыновья: Родан твирдский и Молодой Волчок. В конце всей процессии тихим ходом вели двух лошадей два абсолютно похожих человека, разве что один молодой, а другой уже зрел, я бы даже сказал перезрел, то были сир Гаррвас Альма`анский, и его сын - Джеран.
    Как же глупа история. Я слышал, что в приграничной битве, когда сошлись два братских народа - Альма`анцы и Тэтвирцы, сир Гаррвас победил статного и могучего сира Огнесса, пожалуй слишком глупа история. Ведь сейчас я видел перед собой сына сира Огнесса, который держался как настоящий лорд, кроток и прост, и сына сира Гаррваса, который то и дело спорил с отцом.
    - Я не хочу идти по твоим стопам, я уже учился у этого великана, научился, все, с меня хватит. - Кричал сын на отца.
    - Ты слишком изнежился в своей постельке. Женщины, вино и гулянья, если бы я не был в плену, ты бы сейчас мне даже слова молвить боялся, а теперь замолчи, и иди вперед, бестолочь. Мне за тебя стыдно. Позор Юга и позор Севера. - Тихо, почти неслышно, ответил отец, на его щеке красовался свежий рубец, а под лопаткой видны были въевшиеся следы крови, на них напали разбойники.
    На правах повара меня взяли работать в деревню на Геройском Холме. Там я каждый день видел жизнь новых героев, они были до того разные, до того разные, что я диву давался...

    Утром первого дня на Холме состоялся самый жестокий подъем в мире. Сябр выпустил своих ручных маленьких драконов, коих захватил после битвы в Лострофе, и вдоволь повеселился, глядя как пятнадцать палаток опустошаются, и наружу выбегают обгоревшие и местами покусанные наследники героев. Мик - оруженосец Олафа, сцепился с одной из зверюг, которая напала на Ниссу, и чуть не был утащен с холма вниз. Молодцом себя проявили почти все ученики, разве что были те, кого даже драконы из постели не сразу подняли, то был сын Геральта - Ульфрик. Он схватил летающего ящера, и кинул об землю, и та улетела из его палатки, а после он вышел, умывшись и даже чуток перекусив.
    - Сегодня, после ночного собрания, все ваши отцы засвидетельствовали, что я могу делать с вами, что захочу, дабы вы стали могучими воинами, а в последующем и героями. Правда я понимаю, что обучить вас всему сразу, и в равной степени, я не смогу. При выборе того, кем вы хотите быть, лучше выбирайте то, что вам больше всего подходит. Лучники всегда нужны на поле боя, кто-то назовет трусостью, а я назову умом. Всадники - это то, что побеждает великанов и оборотней, троллей и орков, насаживая их на пики и разрубая мечами. Пехотинец может убивать драконов, спустись те слишком низко, он может быть идеальным воином, убить тысячи и тысячи, если это герой. Выбирайте, вам три секунды. Шаг вперед будущие всадники! Два шага вперед пехотинцы! Три шага вперед лучники! - Все заметалось в бестолковом движении, а после организовалось три ровных ряда.
    Из всадников были: Корвин - сын Корво. Тайбер - его брат, сын Тито. Мик из Мьюсска. Марк Южный - сын Огнесса Дивного. Чонг Ли из туманных земель за южными лесами. И некоторые другие.
    Из пехотинцев были: Нисса - дочь Олафа Призванного. Ульфрик - сын Геральта. Белый Волчок - сын взрослого Волка. Джером Альма`анский - сын Гаррваса. Дарман - сын Здароффа. И некоторые другие.
    Из лучников были: Родан - сына Тотенкорфа, Варгас - сын Весемира и еще немного, что очень заинтересовало Сябра, ведь раньше все тянулись стать пехотинцами, или всадниками, а луком овладевал либо один человек, либо никто вовсе.

    Когда начались дни тренировок, образовались и первые компании геройских детей. В одной были те, кто являлся наследниками лордов павшего Нового порядка, а во второй - те, кто был наследником Каммодианцев. Были правда и те, кому было абсолютно все равно на былые распри, из таких было всего двое: Марк и Джером.
    Джером обладал манерами наемника, вечно влезал туда, куда не следует, и дрался со всеми, кто только под руку попадется. Он приставал к дочерям героев, а порой спускался вниз, в город, что-бы погулять по улочкам и развлечься.
    Марк был иного склада. Он молчал когда надо было, и говорил, когда надо было. Он в первый же день поставил на место сына Леофина - Хорраса, который стал вынуждать его к бою. Выучка у Гаррваса, закрепленная постоянными тренировками с отцом - Огнессом, сделала юношу сильным соперником, и оттого противник не смог устоять, они одарили друг друга улыбками, и Хоррас понял, чего стоит Марк.

    Вот прошло два месяца. С противостояния магическим чучелам паучков, герои перешли к гоблинам, что были ниже орка ростом, но все же опасны. Выделялись все те же юноши и девушки, все те же делали поразительные успехи. Сябр не переставал хвалить Марка, Конрада, Ульфрика, Ниссу и Мика. И, хоть каждый раз первые бои демонстрировать приходилось Джерому, который учился у Сябра до того, но похвал ему не перепадало, так как учитель не видел в своем ученике старания. Постепенно Джером стал проигрывать бой за боем, потерявший, да и не имеющий, пыл. Вот он сражается с Марком, вот тот валит его на лопатки, вот меч обрушивается на стальное забрало, и Джером в который раз, не может подняться с земли. Что-то это напоминало. Месть? Нет, Марк не умел мстить.

    Когда родные обучающихся прибыли на ежегодный турнирный месяц, все они были рады видеть своих детей. Корвин вместе с Тайбером уложили своих отцов, которые заливались смехом, и радовались встрече. Олаф обнял дочь, и погладил по плечу Мика, улыбнувшись от души. Геральт и его сын Ульфрик обнялись так, что стали слышны трески их костей, настолько два этих медведя были сильны. Огнесс встретил своего сына улыбкой, и объятием, тут же погрузившись в расспросы. Гаррвас встретил своего сына с такой-же отеческой улыбкой, только тот не ответил ничем, просто пошел во двор замка, припорошенный листьями.
    Первые бои турнира проходили между сыновьями Сябра, как и полагалось в этом мероприятии. Вот Алессий четырех метров росту побеждает такого-же громадного Иллиана оба закованы в латы, и оба отменно владеют клинками. Вот еще двое братьев сшиблись на огромном поле в неистовой схватке.
    После пошла общая схватка, все, кто желал, кроме великанов, могли принять участие. Победителем вышел бы сир Тито, если бы сир Гаррвас не кинул в него железным наболдашником перерубленного топора, принадлежавшего поверженному сиру Олафу. Но и Гаррвас не смог победить, после того как второй брат - Корв, напал на него, закованного в латы, но потерявшего меч в схватке с Огнессом, так вышло, что победил Корв, который устоял на ногах ровно столько, что-бы судьи засчитали его победу, а после, как и все другие, упал на мягкую землю ристалища.
    Потом, на следующий день, прошел конный турнир, победителем в котором вышел таинственный рыцарь, чья личина открылась позже, и им оказался Мик - оруженосец Олафа.
    В целом, весь месяц проходили разные турниры, от конных, до турниров лучников. Все радовались и кормили гостей со всего королевства. Только Сябр был обеспокоен, молот его - Баннстад, хранимый в зале молотов, стал творить невообразимые вещи, летая и разбивая все вокруг, это были козни какого-то мага, либо кто-то просыпался, тот, кто давным давно уснул.
    - Я всю ночь читал книги, связанные со Столицей и Геройским Холмом, в библиотеке трех первых Героев. Я выяснил почему Баннстад стал таким неспокойным. Все из-за костей Дааргоса Драконьего Мужа, он прародитель всех великанов, гигантский человек, и драконья магия, которой он был наделен, сделали его еще более огромным существом. Там сказано, что если он пробудится, то Холм Героев уйдет под землю на много миль, и город вместе с ним. И, мне кажется, он просыпается, раз даже Баннстад не хочет оставаться тут. - Сказал Сябр, держа свой гигантский молот, который вырывался из его руки.
    - Мы можем спустится под холм через куррайсское ущелье, и сжечь кости, зачем предки вообще оставили их там? - Ответил Олаф, вставая с кресла.
    - В том то и соль вопроса. Мы, не можем. Тех, кому имя и призванье Герой, не сможет пройти через куррайсское ущелье, и остаться в живых. Армия тоже не справиться с этим вопросом, так как Дааргос заблудит их в лабиринтах своего чертога или убьет руками чудишь. Только истинный Герой может справиться с его влиянием. Вот в чем проблема, Герою нельзя войти, но Герой может пройти. - Сябр ударил по столу молотом, так, что весь замок, да что уж там, весь город, загрохотал.
    - Наши сыновья и дочери могут это сделать. - Предложил Тито, разглядывая глобус, где неизведанные юг, восток и запад были помечены расплывчатыми черными облаками.
    - А они справятся? Я думал об этом всю ночь. Мои сыновья бы справились, но великанов не пускает барьер. А людские дети, способны ли на это? - Сябр оглядел всех вокруг.
    - Не все, я переживаю за своего сына, он не сможет пойти со всеми, он не может принять в себе, что ему суждено стать героем, а смерти я ему не желаю. - Поднял руку Гаррвас, и залился краской. Все были смущенны и отводили взоры, они знали о его проблеме, и смотреть на то, как бородатый и седой, постаревший раньше всех, Гаррвас, заливается краской, было очень жестоким зрелищем.
    - Я не пущу его, если ты того желаешь, Гаррвас. Тебе лучше знать, но из него еще могло бы что-то получиться. - Сябр договорил. А после все перешли к отбору самых сильных детей. Они отобрали девятерых: Мика, Марка, Ниссу, Тайбера, Корвина, Ульфрика, Белого Волчонка, Чонг Ли и Родана.

    Спустя два дня, когда все были проинструктированы и ушли на север, к Стронншильдской стене, Огнесс и Гаррвас, после года ссор и обид, помирились. Поводом был один поступок бывшего князя Тэтвира.
    Ночью, когда Огнесс шел по каменной дорожке в замок, на пути ему попался Джеран, он вел под руку одну из девушек, которые именовали себя Рольюсскими лучницами, и прибыли на турнирный месяц. Сир Огнесс бы пропустил юношу, и даже не обратил внимания, но он не смог. Он задержал парня и улыбнулся ему.
    - Брось ее, я хочу кое-что сказать тебе. Пошли наверх, на башню. - Мужчина в летах повел полупьяного мальчишку наверх и усадил на скамью стражника.
    - Вы хотите меня убить, если да, то давайте сейчас, через час моей голове станет туго и я все равно буду в полумертвом состоянии. - Сказал Джером, и поглядел на статную фигуру близ зубцов башни.
    - Нет, мне незачем тебя убивать. Я просто хотел показать тебе кое-что. - Огнесс улыбнулся, поглядев на звезды, оттуда на него смотрели созвездия "льва", и "победоносного".
    - Да, вы хотите показать поле, где мой отец вас победил, и втоптал в грязь? - Огнесс не тронул пьяного мальчишку, а лишь улыбнулся второй раз.
    - Твой отец выиграл тогда, а проигрывает сейчас, хотя нет, он вовсе мне не соперник. Мой сын лучше тебя, он сильнее тебя, он умнее тебя, он воспитаннее тебя. Я победил твоего отца, когда взял в плен, и держал долгих семнадцать лет. Ты вырос избалованным мальчишкой, и Сябр, который обучал тебя, только прибавил тебе гордости. Сейчас твой отец стремительно теряет свои силы, а вместе с тем стареет и умирает, и мне становиться жаль, что из-за такого как ты, умирает такой как он, хотя мы никогда не были с ним друзьями. Я победил твоего отца, даже звезды на небе смеются над таким раскладом. Говорят он был учеником Сябра еще до того, как пришел в земли Каммонды, и до того, как Сябр сам появился в этих землях. Ты его убиваешь, убиваешь одного из героев, и ты его сын. - Огнесс замолчал, его брови нахмурились, он испытал грусть, а ведь он так давно этого не испытывал.
    - Да пошли вы, вы ничего не знаете. Я долгие семнадцать лет вынужден был слышать, как мой отец, героически защищая груду камней, остался пленником, и не может быть со мной. Вы когда нибудь видели, как ваша мать плачет по ночам и дням, убивается горем из-за возможной скорой утраты своего мужа. Идите вы к черту. - Мальчишка бросил веткой в рыцаря, та полетела куда-то за пять метров от него.
    - Думай как хочешь, смотри на ситуацию. Твой отец может исчезнуть навсегда, и ни через семнадцать, ни через сто лет, никто тебе его не вернет. Я пошел, у меня свои дети есть, еще бы с чужими детинами не нянчился. - Огнесс ушел, а Джером, проснувшись на утро, вспомнил ночной разговор, и отправился на Холм, к Сябру, и выпросил для себя возможность пойти вместе с сильнейшими. Вот он догнал своих собратьев по оружию, они удивились обновлению бывшего забулдыги и распутника, но все пошло только лучше, впереди виднелась стена Стронншильда.

    Записи о Стронншильдской стене.
    Походный дневник Чонга Ли.

    На горе, среди мглистых ее оснований,
    Великаном заложен фундамент стены,
    А врата ее - маг и колдун изваяний,
    Сделал в форме тролльей широкой спины.
    (с)Песни разных эпох. Песнь о добром тролле Стронншильде.

    Возможно я бы смог объяснить, как такая разномастная толпа еще не выросших детей смогла зайти так далеко, может быть, но я не хотел. Снега припорошили ближе к месяцу гибели солнца, а после метели уже не стеснялись, не было и дня пути, что-бы мы не были все облеплены снегом.
    Этой ночью мы нашли приют в доме лесника, перед этим прогрев оставленное хозяином жилье. Мы разожгли огонь в камине, и напрочь закрыли все щели, дабы тепло не уходило через них. Мы так замерзли, что сразу же легли в постели. Спать не хотелось никому, потому я завел разговор о тех самых костях, и о том, кому они принадлежали.
    - Дааргос был огромен, и силен. Я однажды учил песню о нем, но уже позабыл. Говорят он сам построил свои лабиринты, ведущие до самого Геройского Холма, и применил магию, которая бы не пустила внутрь недостойного. Стронншильд, его друг из троллей, стоял две сотни лет в дозоре, охраняя пещеры от охотников за великаньим мечом и кольчугой. Он даже стену возвел вокруг горы, великан начал ее строить, а тролль закончил. Он поставил в дозор лучших воинов своего рода, то бишь троллей. - Говорил я, хлебая теплую воду из железной чашки, которая передавалась по кругу.
    - А при жизни он победил самого могучего из змей - Фарбоса. Тот был длинной пять сотен метров, и мог разрушить все на этих землях, но Дааргос бросил ему вызов. Хоть он и был великаном, но все же Фарбос то побольшее будет. Вот они сошлись близ Кольфармовой границы, звуки битвы на всю Каммонду, тогда она еще так не называлась, разносятся. К концу битвы, когда змей, весь израненный и изрезанный почти сдался, они уже в море дрались, змей тогда то под воду уходил, то вновь вырывался с брызгами, а Дааргос ему оба глаза выколол и все внутренности выпустил. Вот это бой был наверное, людям такого боя и в жизнь не получиться вести, ведь вы подумайте только, пять сотен метров в длину змея, да еще и под водой прячется. Его род в разные времена был разного роста, первые поколения, произошедшие из союза Дааргоса и первой лесной ведьмы, чей рост был чуть меньше, были роста огромного, самому Дааргосу не уступали. Они начисто отчистили Кольфарм, Мрондрив, Примию, Рольюс и часть центральных земель от злых людей. Тогдашние люди только и желали, что всех своими рабами сделать, а потом уже и три первых героя появились, они и отчистили эти земли от зла, назвав Каммондой. - Ульфрик закончил говорить, и захрапел, громко и протяжно, сотрясая всю хижину своим храпом. За окном пошел снег, и стал выть ветер, мы все тоже уснули.
    На следующий день путь продолжился, с короткими перерывами, в которых Нисса и Мик тренировались вдвоем против Марка и Джерома. Странный он стал какой-то, говорить перестал вовсе, разве что с Марком, и то редко, я от него только и слышал, "Ладно", "Иду", "Сейчас". Вечерами он постоянно ото всех отходит, и читает разные книги, по названию видно, что история. Мы, когда ночью перебирались через мост Лиоса под Фронком, он и вовсе куда-то вперед убежал, потом вернулся и сказал, что "дорога свободна".
    В этот день через перевал Грото перебрались, довольно страшная местность, пока перебирались, сотни пауков перебили, огромные и жуткие, хорошо хоть не ранили никого. Теперь идем на северо-восток, через долину Стронншильда, осталось всего ничего, и скоро уже троллья застава будет, там и отдохнем, и новости разузнаем, и поедим вдоволь, надоело питаться одним хлебом, да водой.
    Застава троллей стоит в трех милях от Стены Стронншильда, а пройдя через стену мы уже будем под сенью гор, и надо будет идти через проход куррайсс до самого Геройского Холма, можно сказать, что это путь назад, ну что же, иного пути ведь нет.
    Мы здорово обжились тут за весь день, и выспались, и потренировались с троллями, они еще и песням своим нас научили, странные существа, с виду убийцы кровожадные, а на самом деле и зайца просто так не тронут. Наш отряд проводили до самой стены, она возвышалась до первых отрогов хребта. Тролли отодвинули громадные каменные стены, что-бы мы могли зайти, а когда все оказались за ней, задвинули створки обратно, назад пути уже не было.
    Отрядом руководил Тайбер, он умел командовать, вдобавок еще и мечем владел неплохо. В пути через перевал Грото мы его и избрали, тогда все по отдельности с пауками сражаться стали, а он всех объединил, скорее всего, без его верного руководства, мы бы не смогли дальше пройти.
    Родан попался отряду орков, которые, видимо, жили здесь, но мы вызволили его, перебив всех. Позже оказалось, что это были стражники гробницы, и они хотели лишь допросить его. Весь следующий день мы брели в дурном расположении духа. Развеселил всех Белый Волчонок, он вообще был умелым шутником, но все же вина за убийство преследовала каждого члена отряда.
    С каждым днем, проведенным в лабиринте, мы все больше теряли настрой, постепенно подвергаясь атакам все более сильных тварей. Однажды, в одном из залов на нас напал великан с белыми глазами, Тайбер и тут проявил себя молодцом, но его брат - Корвин, не смог справиться атакой великана, которого по глупости отвлек на себя, и теперь лежал без сознания. Ульфрик нес раненого Корвина, а остальные распределили его запасы меж друг другом, что-бы весь вес не достался сыну Геральта, ведь он и без того нес самую тяжеленную суму.
    В один из дней мы потеряли Марка, он был заколдован волшебницей и уведен от нас, мы пошли за ним, смотря по карте, куда идем, и забрели в пещеру ведьмы. Она приказала своим гоблинам напасть на нас, мы еле отбились от орды злобных тварей, а после еще и с ведьмой пришлось сражаться, Марк дрался против нас, и это ухудшало наше положение, так как он был лучшим воином в отряде. Мик и Нисса на пару сражались с Марком, в то время как мы бились с ведьмой. У Ульфрика остался широченный шрам на лице, от ледышки, пущенной злой колдуньей, но в остальном все обошлось, и Марк вернулся в себя, попросив прощения.
    Мы продолжили путь, уже немного оставалось до пещеры Дааргоса, и мы были в предвкушении.

    Записи о заколдованном острове.
    Книга Йоррана из Примии.

    В лесах того острова много чудес,
    И волшебством сам пропитан тот лес.
    Огромные древа, и травы над пнями,
    Кентавры слывут в той земле королями.
    (с)Песнь о Кворанской земле. Примийский бард.

    В Летучей Гавани была самая что ни на есть военная подготовка. Мало того, что войска выстроились в порту, где уже был готов огромный флот, состоящий из громадных кораблей, так еще и стража по всему городу бродила в чистенькой броне и при готовом оружии. Рекрутирование шло полным ходом , на улицах стояли певцы и герольды, которые призывали сынов Примии к участию в войне. С окрестных сел и поселков собрали почти всех мужчин, а близ замка, на плацу, выстроилась кавалерия, все как на подбор в блестящих латах и гордо приосанившиеся, рыцари - весь свет примийского княжества.
    - Похоже ответное письмо Сябра не дошло до сира Монкаса, или он просто ослушался его приказа, так или иначе, нам нужно наведаться в замок к наместнику, мне не нравиться, что в городе введено военное положение. - сир Геральт направил лошадь в сторону возвышающегося надо всеми строениями замка.
    В замке было не протолкнуться, всюду ходили люди, и всюду носились посыльные. Геральт и его отряд протиснулись мимо всей этой прислуги и вошли в главный зал, где проходил, по всей видимости, военный совет.
    - Наш час настал, долго эти дикари нападали на нас и пытались напугать, теперь уж и наша очередь настала. Когда мы подойдем к берегам Кворана, они сожмутся в своих лачугах и попрячутся по всем своим норкам, потому-что наш флот и наше войско велико. Мы придем и напугаем их так, что еще многие поколения они будут помнить людской род. - Монкас ударил по карте кулаком, и все метки подлетели.
    - Я так не думаю, из Столицы пришло четкое указание - не лезть в бой, пока я и мой отряд не попытается все решить мирно, подобными выходками вы можете вскоре и в темницу загреметь, сир Монкас. Остановите примийские войска и дайте нам выполнять свою работу. - Геральт взошел на помост, оставив своих подопечных чуть ниже, теперь гигантский человек стоял напротив коренастого рыцаря, который явно был настроен враждебно.
    - Это не ваши дела, и не ваша работа. Из Столицы пришло четкое указание на то, что-бы я готовил войска для нападения и завоевания этого острова, вот я и выполняю эти указания. Вот письмо, если вы сомневаетесь. - Рыцарь достал из-за пазухи письмо с Столичной обломанной печатью, и протянул ее Геральту.
    - Действительно. Но когда я выходил из города, мне не поступало никаких приказов о том, что кроме нас отправиться еще и примийское войско, как же так то? - Долго длился спор между двумя рыцарями, кончился он тем, что Геральт согласился с Монкасом, но настоял на том, что вторжения не будет, пока его отряд не попытается наладить дела с кентаврами.
    На следующий день войска двинулись в путь. На море было ветрено, но шторма не ожидались. Вся команда плыла с командирским составом примийского войска, в том числе и с Монкасом. Под флагами Каммонды, что развевались на каждом корабле, плыло множество воинов, и каждый был рожден близ моря, и взрощен на корабле.
    По прошествии недели впереди завиделись темные силуэты острова, близ него было множество маленьких островов, на которых жили люди, разные, от пиратов, до честных рыбаков. Острова зеленели вдали, это были леса, которые не встретишь в Каммонде, густые и высокие, они покрывали огромные расстояния, и вся земля была испещрена корнями, везде росла трава и всюду росли деревья.
    - Дивно, а почему эти земли до сих пор не обжили люди, и почему они все же считаются землями Каммонды? - Спросил Варгас, поглядывая на берега Кворана.
    - Кентавры и люди никогда не уживутся вместе, это два очень страшных врага, просто кентавры когда-то начали терпеть беды от людей с востока, там неизведанные земли, и попросили помощи у Каммонды, мы помогли, а они обязаны были стать частью нашего королевства, вот и стали.

    Записи о Стронншильдской стене.
    Походный дневник Чонга Ли.

    Агам-раз, что течет под горою вдали,
    Река скорби, утраты, и ждущей Лили.
    Кто такая та дева, что ждет на мели,
    То жена великана, та, что плачет в двери.
    (с)Песня тетвирского барда о проходе Куррайс. Река "Агам-раз".

    Постепенно отряд "Новых Героев", а то-есть наш отряд, шел вперед, и постепенно все больше бед перепадало на нашу долю. В один из дней, когда мы брели по огромному проходу, свободному и чистому, на нашем пути показалась река. Мы смотрели на нее, и она казалась нам маленькой - всего пятнадцать метров в ширину, она протекала прямо поперек прохода, и уносилась стремительным течением направо и вниз, ситуация была опасной.
    - Я могу обвязаться веревкой, и попробовать переплыть ее. - Предложил Родан, уже сняв с себя оружие, и уложив близ крутого берега.
    - Течение слишком быстрое, тебя унесет вниз и ты пойдешь по подводным туннелям до самого центра земли, я не думаю что это того стоит. - Тайбер сел у реки, отмеряя своим копьем глубину, странно, но быстрая река была еще и довольно глубокой, копье не доходило до дна, а когда копье было высунуто из воды, обнаружилось, что в воде еще и есть рыба. Рыба эта была страшной и злой, ее челюсти вгрызались в древесину, и когда глава отряда вытащил его полностью, оказалось что копье превратилось в дротик.
    - Да, рыба тут дичайшая, и как переходить будем? - Спросил Корвин, только недавно очнувшийся, но уже довольно живо общавшийся.
    - Переходить мы не будем, это Агам-раз, что по тэтвирски - смертельный поток, у него и дна то нет, он заколдован так, что вода в нем тянет к отсутствующему дну, наши трупы по очереди будут падать в бездонном колдовском потоке. Тут должна быть одна вещь, при нажатии на которую, из воды вылезет водный монстр, вот он то нам и поможет. - Сказав это, Джером вновь на долго замолчал, ища ту самую вещь.
    - Стой, а зачем нам вызывать этого монстра? Он ведь монстр, чем он нам поможет? - Спросил Мик, доставая свой меч, и готовясь встретить чудище, которое вылезет из реки.
    - Он говорит правильно, мой отец тоже об этом рассказывал, только это сказки тэтвирцев, монстра нет, а река заколдована для защиты гробницы, так что через нее нет хода. Не надо Джером, ты сделаешь только хуже. - Марк тоже достал свой меч, готовясь в любой момент защищаться.
    Джером повернулся на пару секунд к нам всем лицом, и мы увидели его глаза, из уголков губ, ноздрей, ушей и глаз текли большие капли крови. Он стер кровь с губ, и провел рукой по какой-то плите, а после, словно обезумев, побежал к реке.
    Никто не смог остановить беднягу, он действительно лишился ума. И не он один. Только я отошел от края берега, как в нее же, через меня, нырнул кто-то другой, а после еще, и еще.
    - Держите их, они обезумели! Корвин! Нет! Волчок! Ульфрик, стой! О нет... - Тайбер пытался удержать своего брата, но он ударил его по лицу, и прыгнул. Плеск и крики унялись, и мы остались возле реки. Над нашими головами светились синие камни, давая минимум света. Нас осталось лишь шесть: я, Тайбер, Мик, Марк, Нисса и Родан.
    - Почему они сошли с ума? Зачем они прыгнули в реку? - Тайбер смотрел в грязные мутные воды плача и ругаясь.
    - Это дань, за проход мы должны были заплатить. Джером слышал не ту историю, и пробудил по глупости своей магию жены Дааргоса - Лили. Теперь мы можем пройти, там нет тех рыб, и течение вон унялось, всем будет по щиколотку. - Марк первый ступил в реку, и вправду, теперь она была всего лишь ручейком, почти без течения, и он спокойно прошел.
    - Они сейчас мертвы? То есть река убила их? - Я прошел на другой берег, останавливая Марка.
    - Я знаю не больше чем ты. Пошлите, осталось всего чуть-чуть, через час мы уже будем у костей великана. Пошлите. - Марк вернулся и растеребил остальных, они прибывали в оцепенении, но пришли в себя, когда он стал их трясти.
    - Да, пошлите, только сумки возьмем, нам ведь еще в обратный путь идти. - Мик взвалил на свою спину еще одну сумку - сумку Корвина, и пошел вперед. Все сделали также, и пошли дальше.
    Дальнейший путь был на удивление безопасен, через некоторое время мы вышли в каменный мост, который пролегал через огромную пропасть, а внизу текла река, возможно это и был тот самый Агам-раз.
    Все шли тихо и молча, в руках каждого лежал меч, и каждый был готов разрезать врагов на мелкие кусочки, но врагов не было. Вот огромные каменные двери, которые они пробили с помощью кирок. А вон, вдали, на троне сидит костяной великан.
    Пещера великана была огромна, и она тянулась далеко ввысь, и была идеально круглой, как и Холм Героев. Великан сидел на троне, скрестив ноги, и облокотившись о подлокотник. На его коленях лежал громадный меч, а сам он был одет в великолепную кольчугу, что поражала своей красотой. Кольца на ней едва ли были толще мизинца младенца, а блестела она так, словно великан каждый день оживал и чистил ее.
    - Вот кости, давайте сожжем их, и дело с концами, я хочу поскорее вернуться на поверхность, а нам еще возвращаться назад. - Мик первый кинул факел, и кости, до странности быстро, воспламенились. Кольчуга превратилась в пар, а меч растекся по коленям великана, а после и вовсе исчез, странная она, великанья магия. Вот великан превратился в пепел, а вот и вовсе в ничто, оставив за собой лишь пустой трон, так просто и закончился наш путь, мы ожидали большего.
    - Пошлите, мы все сделали. - Когда мы вышли из пещеры великана, она перестала таковой быть, ибо нутро ее превратилось в многовековой камень, не оставив от резного пола и стен даже следа. Дверь стала обычным камнем, и петли с нее исчезли.
    Вот мы вернулись к той самой злополучной реке, и перешли ее, а вот пошли дальше, и вот наконец завиделись перед нами ворота Стронншильдской стены. Путь занял большое время, но опасностей на нем не было. Когда мы подошли к воротам, они просто упали, превратившись в многовековую пыль, и заставили нас прикрыть свои рты и носы.
    - Вот и окончилось наше путешествие, и четверых среди нас нет. Надо теперь идти в Столицу, там продолжим обучение, и отчитаемся обо всем Сябру. Наш первый геройский поступок был совершен. - Сказал я, а после пошел в сторону тролльей заставы. Там мы взяли коней и отправились в путь, зима шла во всю силу, особенно тут, на севере, близ стены Стронншильда и прохода Куррайсс.

    [​IMG]

    Записи о заколдованном острове.
    Книга Йоррана из Примии.

    В лесах того острова много чудес,
    И волшебством сам пропитан тот лес.
    Огромные древа, и травы над пнями,
    Кентавры слывут в той земле королями.
    (с)Песнь о Кворанской земле. Примийский бард.

    Прошло долгих семь лет от того момента, когда герои возвратились из своего первого похода, с первой своей победой. В замке тогда прошла церемония проводов павших юношей, герои, чьи сыновья умерли в походе, записали имена других своих сыновей, дабы те стали их преемниками.
    Сейчас, когда прошло семь лет, новые герои научились уже многому, каждый имел свое прозвище и каждый уже снискал хорошую славу среди земель Каммонды. Чонг Ли и Мик были названы полноправными героями, в то время как остальные еще не закончили свое обучение. Мик - за то, что сражался бок о бок с соратниками Сябра, тоже великанами. То был северный конфликт, когда лорд Канрог признал себя верховным великаном, и повел своих воинов на братоубийственную войну. А Чонг Ли заработал славу в сражении на западе, когда уннийские богачи объявили о возобновлении работороговли, и стали ссылать плененных крестьян на остров Кадм, где их заставляли добывать золото.
    Героев стало много, со всей Каммонды собрались бравые воины, которые славились своими бравыми делами. Потому Холм Героев обзавелся подземными чертогами, кузнями и жилыми помещениями. Теперь он стал пристанищем всего геройства Каммонды, и теперь же дела всего королевства улучшились.
    Впервые за все времена между землями троллей и каммондианскими землями был заключен мир. Тролли во многом помогали людям, их высокий рост и могучая сила помогала в стройке и защите земель. Их природный дар к строительству даровал Каммонде множество застав и замков, не говоря уже о деревнях и поселениях. Орки же помогали провизией, множество культур было перевезено именно из их земель.
    Каммонда процветала, а старые герои вновь вернулись к своим подвигам.

    ***
    В этот день над Столицей сгустились темные тучи, и полил густой дождь, а гонец, прискакавший с севера, и, пронесшись по улицам города, заехавший в замок, нес короткую весть, но при этом весть странную.
    Дело в том, что он нес записку из Примии, в которой говорилось следующее: "Наши моряки приплыли с ближне-кворанских островов, и сообщили, что видели берег самого Кворана. На берегу стоял великан, что был ростом выше любого великана, он стал кидать огромные валуны в наш торговый флот, и потопил пять кораблей. Нам нужно решение этой проблемы, либо послать армию на остров, дабы искоренить тамошних дикарей, либо послать дипломата, который смог бы уговорить их перестать нападать на наши корабли, эти случаи участились за последние два года. Кентаврам нужно преподать урок, как и их соратникам."
    Примийский наместник был очень щепетильной личностью, и очень мнительной, оттого каждое нападение кентавров приравнивалось к военным действиям со стороны Кворанцев, но сейчас ситуация действительно было плохой. Если действительно потоплено пять кораблей, и есть жертвы, то нужно было выдвигаться.
    Сябр, прочитав записку, отдал ее Геральту, который всегда был близ него, а тот отдал Олафу, который только что прибыл из Тэтвира.
    - Я думаю можно будет послать молодых героев, дабы они решили всю эту трескотню, я не люблю этих кентавров и их долгие разговоры, а дальше разговоров навряд ли дело зайдет. - Геральт встал и прошелся по залу, разглядывая резные каменные стены, на которых были изображены битвы древности.
    - Кентавры сильнее людей, орков или кого либо еще, я сражался с одним из них, довольно неплохо мы тогда сразились, между прочим, я даже его имя запомнил, но уже забыл. Вообщем, я думаю не нужно туда молодняк посылать, иначе случится та же история, что с куррайским проходом. - Олаф вспомнил, что и сын Геральта погиб тогда, и замолчал, поняв свою ошибку.
    - Я думаю под предводительством Геральта можно послать и молодых. Мик тоже отправиться с вами, он весьма неплохо сражается, и уже признан героем, так ведь Мик? - Мик, стоящий близ двери, улыбнулся и кивнул. - Так же и Чонг Ли, думаю. Остальные из учеников... самые способные - Марк и Нисса, после Тайбер, Родан, Дарман - сын Здорффуля. Варгас, опять же - сын Весемира. Вин Лайон и Блоухолл, новенькие, но очень сильные. Вот и все пожалуй. Остальные ученики пусть остаются, иначе действительно что-нибудь с ними случится. Геральт, только верни их пожалуйста всех в сохранности. - Сябр встал, так как на Холме стал слышен звук боя, вновь драконы освободились из своих клеток, и ученики были вынуждены отбиваться от этих огнедышащих ящериц. Вслед за Сябром вышел и Мик.
    - Да, верни их всех в сохранности, и приглядывай за Ниссой, она в последнее время только о сражении и думает, вся в меня, но думаю не доведет это ее до добра. - Олаф улыбнулся и кивнул Геральту, который погрузился в глубокие думы.
    Геральт согласился, и на следующий день давал инструкции ученикам и уже героям, как вести себя с кентаврами и великанами Кворана, так как кентавры были народом с чуждой культурой, а тамошние великаны, коих описал наместник Примии, возможно, были дикими.
    Спустя неделю отряд вышел в путь, на лошадях они быстро преодолели многие километры, и вскоре оказались у ворот столицы Примии - Летучей Гавани, названой так из-за давнишнего происшествия, когда все постройки столицы разрушились и взлетели над землей, то были козни очень сильного мага, которого убили в ходе битвы Огнесс и Дэйнил, прибывшие по зову быстрее всех.

    Записи о заколдованном острове.
    Книга Йоррана из Примии.

    Под островом, в гуще земных громождений,
    Стоял целый замок из камня и древ.
    Он был и без тюрем, без башнь заключений,
    Но был заточен великан здесь как лев.
    (с)Песнь о врозрожденной легенде. Примийский бард.

    Группа двинулась по гигантскому жилищу, это был настоящий замок, и догнать великана, что нес своих учеников на плечах, было невозможно. Вот последний поворот, и отряд, запыхавшись и уставши, остановился близ него, обнажив мечи и достав луки.
    - Дарман, разведай обстановку, пройди за ним как можно дальше. Карл, вы с отрядом поднимитесь наверх, вон до того выступа, и, если великан нападет, пропустите его вперед, а после стреляйте в затылок, там у них чуть тоньше кости, чем лобовые. Если никто не нападет, следуйте за нами по верху. Молодняк, подождем тут, готовьте оружие. - Геральт достал меч, и отцепил от сумы щит, надев на правую руку.
    Дарман, ловкий и юркий юноша с черными как смоль глазами побежал вперед. За углом его ждала огромная зала великана, тут были и кресла, и огонь, и огромная библиотека с множеством гигантских книг. Чуть поодаль примостился громадный столище, на котором хозяйка - тоже огромного роста, готовила салат из таких же огромных растений, тускло серого цвета.
    - Мне кажется я стал разбираться в этом, еще два века назад я выращивал глупые сорняки, безвкусные и противные, а теперь вон огурцы вырастил, хоть и не совсем те, как на поверхности растил. - Улыбнулся великан, садясь у костра, на великолепный ковер из шкур мамонтов.
    - Ну и ладно, зато мне постоянно не нужно думать, как ты там в походе, не убил ли тебя тот или иной гигантский монстр, не поджарил ли и не утопил ли. И хватит уже, каждый день об этом да об этом. Вы то что, будете кушать? Ты Ульфрик здорово похудел, даже для человека, надо быстрее вас накормить, пока совсем не испарились. - Ответила хозяйка, и поставила у костра, на низкий столик всего двух метров в вышину, малюсенькие подносы.
    Дарман двинулся вперед, перебегая из одной тени в другую, а после оказался прямо за спиной великана. Он возвышался в половину своего роста, так как сидел, но все же до сих пор был похож на громадный холм. Группа людей, которым великан показывал какие-то гигантские листы, занимательно беседовали с великаном. Дарман ступил на ковер, и стал тихо красться вперед. Его ничего не выдавало, он шел тихо, но все же люди увидели его. Один из них - который не являлся человеком, а скорее волком, спрыгнул со стола и помчался за лазутчиком. Дарман пытался убежать, так как теперь и великан повернулся в его сторону, но убежать не удалось, челюсти волка сомкнулись на его плече и его резко дернуло в сторону, от чего он будто потерял сознание. Неся свою добычу на руках, волк скалился, он очень давно не ел мяса.
    - Это человек, он похож на лазутчика этих, примийских захватчиков, когда кентавры в последний раз приходили, они жаловались на весь род людской, говорили что несметные полки идут по их лесам, а вот теперь они и тут, видать не смогли кентавры победить. - Сказал мужчина с длинной бородой, и спрыгнул со стола, разглядывая новоприбывшего.
    - Да, у него специфический вкус, похоже он ел медвежатину и пил пещерную воду, а значит давно бродит, может и не из примийцев. - Сказал Волчонок, глядя в глаза юноше.
    - Тут еще есть, когда мы шли обратно в залу, мне показалось, что за нами следят, возможно войска людей пришли, а кентавры рассказали о тебе, Дааргос, что ты будешь делать? - Корвин встал близ руки великана, а тот улыбнулся ему.
    - Что я еще могу сделать, как наподдать им хорошеньких? Только не будем убивать, я не люблю убивать людей, а когда все же приходиться, я еще долго чувствую себя монстром. - Могучий великан поднялся и взял с полки кольчугу, а после взял меч и ножны.
    - Я тоже тогда оденусь, раз предстоит бой, мы покажем этим захватчикам, чего стоят истинные каммондианцы. - Ульфрик оделся быстро, остальные так-же. Корвин предпочел взять лук, так как его ноги слишком устали для беготни.
    Спустя пять минут все огни были погашены, а Лили выпровожена в другие комнаты, эта превратилась в настоящую крепость, разумеется великанскую. Кресла придвинули к проходу, и теперь пройти можно было только под ними, или над ними, что значительно утяжеляло проход большим войскам, которые ожидались.
    Какого же было удивление, когда пять стрел полетело в великана, и попало ему в грудь, не причинив никакого вреда, а затем он отодвинул кресла и все-таки бой начался.
    Великан побежал вперед, желая сразится с Геральтом и Белым Волком. Двадцатиметровый и страшный, он не испугал героев, но все же они не могли сражаться на равных, так как один удар меча великана означал бы, что от человека останется лишь небольшая куча мяса, и потому они бегали, причиняя своими клинками ногам великана мучительные боли.
    Молодые герои же бросились вперед, желая сразится с четырьмя людьми, которых посчитали предателями или того хуже. Вот бой начался, и Белый Волчок, взобравшийся на стену, разорвал стрелков в клочья, орудуя мечами и подчиняясь своей волчьей натуре. От мощных ударов Ульфрика не смогли увернутся Вин Лайон и Блоухолл, они не смогли сражаться и отпрянули назад, дав попробовать другим. Каждый удар по его броне порождал лишь слабые искры, на нем была лучшая великанья сталь, он был закован в нее полностью, и оттого превращался в могучего и неприкасаемого воина.
    Корвин и Джером стояли спиной к спине и отпивались от постоянных и разрушительных атак Марка с Ниссой. Нисса била сильно и точно, а Марк ударял с завидным постоянством, то и дело меняя направление атаки. Джером первый не сдержался и ринулся вперед, на Ниссу, но был быстро побежден сильной девушкой с лицом закрытым шлемом. Корвин же не смог выдержать накал ударов, и стал сдавать, а после был повален на землю.
    Ульфрика все же повалили на землю, это был Мик и Чонг ли, которые атаковали одновременно и положили , отобрав при этом меч, в бою остались лишь Белый Волчонок и Дааргос, который, к слову, разозлился и все же изловил изворотливых героев, а после бросил на землю так, что мужчины потеряли сознание. После не составило труда победить и молодых героев. Все были пленены и связаны. Дааргос еще долго смеялся, когда узнал, что все войско - они и есть.
    - Вы поклянетесь не нарушать покоя в моем доме? Я знаком с правом гостя, если вы конечно таковые. - Дааргос дал своим израненным ученикам развязать пленников, а те удивились, увидев в своих противниках - своих соратников.
    - Я то думал, что это приммийцы сбрендили, не так давно кентавры попросили помощи у Даароса, что-бы он отогнал военный флот Примии, а затем пришли еще флоты, мы думали они победили и к нам теперь заявились. - Джером разрезал путы Мика, а после и Ниссы. Остальные освобождали других героев.
    - Значит Монкас наврал, что-бы повести войска в бой.. вот гаденыш. - Нисса помогла Мику встать, ему здорово досталось от великаньего пинка.
    - Ульфрик, как вы выжили? -

    [​IMG]

    Записи о заколдованном острове.
    Книга Йоррана из Примии.

    В лесах того острова много чудес,
    И волшебством сам пропитан тот лес.
    Огромные древа, и травы над пнями,
    Кентавры слывут в той земле королями.
    (с)Песнь о Кворанской земле. Примийский бард.

    В Летучей Гавани была самая что ни на есть военная подготовка. Мало того, что войска выстроились в порту, где уже был готов огромный флот, состоящий из громадных кораблей, так еще и стража по всему городу бродила в чистенькой броне и при готовом оружии. Рекрутирование шло полным ходом , на улицах стояли певцы и герольды, которые призывали сынов Примии к участию в войне. С окрестных сел и поселков собрали почти всех мужчин, а близ замка, на плацу, выстроилась кавалерия, все как на подбор в блестящих латах и гордо приосанившиеся, рыцари - весь свет примийского княжества.
    - Похоже ответное письмо Сябра не дошло до сира Монкаса, или он просто ослушался его приказа, так или иначе, нам нужно наведаться в замок к наместнику, мне не нравиться, что в городе введено военное положение. - сир Геральт направил лошадь в сторону возвышающегося надо всеми строениями замка.
    В замке было не протолкнуться, всюду ходили люди, и всюду носились посыльные. Геральт и его отряд протиснулись мимо всей этой прислуги и вошли в главный зал, где проходил, по всей видимости, военный совет.
    - Наш час настал, долго эти дикари нападали на нас и пытались напугать, теперь уж и наша очередь настала. Когда мы подойдем к берегам Кворана, они сожмутся в своих лачугах и попрячутся по всем своим норкам, потому-что наш флот и наше войско велико. Мы придем и напугаем их так, что еще многие поколения они будут помнить людской род. - Монкас ударил по карте кулаком, и все метки подлетели.
    - Я так не думаю, из Столицы пришло четкое указание - не лезть в бой, пока я и мой отряд не попытается все решить мирно, подобными выходками вы можете вскоре и в темницу загреметь, сир Монкас. Остановите примийские войска и дайте нам выполнять свою работу. - Геральт взошел на помост, оставив своих подопечных чуть ниже, теперь гигантский человек стоял напротив коренастого рыцаря, который явно был настроен враждебно.
    - Это не ваши дела, и не ваша работа. Из Столицы пришло четкое указание на то, что-бы я готовил войска для нападения и завоевания этого острова, вот я и выполняю эти указания. Вот письмо, если вы сомневаетесь. - Рыцарь достал из-за пазухи письмо с Столичной обломанной печатью, и протянул ее Геральту.
    - Действительно. Но когда я выходил из города, мне не поступало никаких приказов о том, что кроме нас отправиться еще и примийское войско, как же так то? - Долго длился спор между двумя рыцарями, кончился он тем, что Геральт согласился с Монкасом, но настоял на том, что вторжения не будет, пока его отряд не попытается наладить дела с кентаврами.
    На следующий день войска двинулись в путь, по пути к ним присоединился и маленький флот наемников Белого Волка, который вот уже долгие семь лет был хуже некуда, злой, вечно резкий, требовательный и бескомпромиссный, Геральт очень не хотел, что-бы он плыл с ними, но тот все же поплыл. На море было ветрено, но шторма не ожидались. Вся команда плыла с командирским составом примийского войска, в том числе и с Монкасом. Под флагами Каммонды, что развевались на каждом корабле, плыло множество воинов, и каждый был рожден близ моря, и взрощен на корабле.
    По прошествии недели впереди завиделись темные силуэты острова, близ него было множество маленьких островов, на которых жили люди, разные, от пиратов, до честных рыбаков. Острова зеленели вдали, это были леса, которые не встретишь в Каммонде, густые и высокие, они покрывали огромные расстояния, и вся земля была испещрена корнями, везде росла трава и всюду росли деревья.
    - Дивно, а почему эти земли до сих пор не обжили люди, и почему они все же считаются землями Каммонды? - Спросил Варгас, поглядывая на берега Кворана.
    - Кентавры и люди никогда не уживутся вместе, это два очень страшных врага, просто кентавры когда-то начали терпеть беды от людей с востока, там неизведанные чуждые земли, и попросили помощи у Каммонды, мы помогли, а они обязаны были стать частью нашего королевства, вот и стали, готовьтесь, когда мы сойдем на берег, начнется настоящая борьба за место на берегу, мало кто сможет поставить свою палатку не под сенью деревьев, что заведомо сулит опасности. - Геральт глядел на тот остров, тот дивный остров, и впервые за многие годы он проронил короткую усмешку, до того умилительна была та красота.

    Мы плывёоом, сквозь моря и волны здеесь,
    На короблеее, где моощен стон древеес.
    Мачты стонаали, в сииини морскоой,
    И ветер воет, всее об ночи тооой.

    Там ждут кентавры, смееерть и войнааа,
    Нас семьи дома, примут скво-о-озь годааа,
    Увы не каждый, плывущий с нами здееесь,
    К скамье родимой, сумееет присееесть...

    Завели песню моряки, набирая темп и будто поглощая все вокруг. Каждый моряк знал эту песню, и теперь с сотен кораблей неслась гулкая и грузная песня. Вот по воде прошлись весла, а ветер поднялся, надувая паруса, над морем сгустились тучи, а моряки все не унимались, и песнь неслась по всем кораблям, в унисон, с одинаковыми голосами.
    Как ни странно, ветер привел их к самым берегам, а тучи сгустились и на море начался дождь. Лагерь разбивали прямо на лужистом берегу, и, как и предугадал Геральт, пришлось здорово потолкаться, что-бы не стать жителем лесов. Вот всадники вывели своих лошадей, а строители живо принялись возводить палаточный городок, прикидывая, где можно будет построить первый форт.
    На следующий день все командиры и герои были созваны в палату командования, самую огромную и самую теплую, в ней была и печь, и маленький арсенал, даже кровати командиров стояли тут. Все собрались вокруг стола, и Монкас положил на стол стрелу.
    - Это прилетело из леса прямиком голову дозорного этой ночью. На ней по Кворански написано, что-бы мы уходили из этих земель, иначе... эм.. там были трудности с переводом, но, если дословно, то они сказали, что иначе назовут этот берег красным отхожим местом. Они напрямую угрожают нам, они убили одного из наших людей, надо выдвигаться немедленно же! - Наместник был в своем стиле, и вновь он желал бросить все и помчаться в бой сей же час.
    - В лесу их территория, они здесь родились и выросли, и не думаю что у нас есть шанс победить их в лесной схватке. Зато чуть севернее есть огромная равнина, там можно разбить лагерь, но на кораблях туда не добраться, а если мы потерпим поражение, то не будет возможности отступить, думайте сами. - Чонг Ли ткнул в точку, которая находилась почти в середине огромного острова.
    - Нам до туда недели две идти, какой шанс, что они нас в походе не расстреляют? - Спросил сир Ларон, разглядывая карту.
    - Вот тут есть цепь подземных проходов, вероятно, они тоже обжиты, но уж легче освободить проход и пройти по подземельям, чем через гущу лесов, где врага не видать. - Чонг Ли вновь ткнул на карту, только уже чуть южнее, там была небольшая горная гряда, которая кончалась как раз на равнине.
    - Они так и хотят нас заманить в эту подземную ловушку, мы пойдем по лесам, я не собираюсь вести свой народ черт знает через какие копи. - Монкас и герои долго препирались, но опять же победил в споре тот, кто управлял войсками, вот и пришлось следовать его плану, который включал в себя простое хождение по острову, без прикрытия.
    Спустя два дня все отряды людей двинулись сквозь леса. Шум и гам загубили всю молчаливую красоту этого дивного места, люди разрубали джунгли и вырубали себе дорогу вперед, в то время как по ночам стали таинственно исчезать воины. Так же, порой, близко, будто всего в метре от узкого тракта, проделанного примийцами, слышны были звуки целой сотни, а то и двух сотен копыт.
    После очередного исчезновения один из свидетелей рассказал, что некий кентавр напал на воина в кольчуге, и разорвал его на две части. Поверить этому было сложно, но разорванный труп нашли в двух сотнях метров от проложенного тракта, и он действительно был в ужасном состоянии. Нападения не прекратились, а лишь стали чаще. Люди почти не высыпались, так как порой из кустов, неожиданно, вылетала огромная стрела, а то и копье, и с каждым таким убийством воинов Каммонды становилось меньше.
    До равнины добралась треть войска, корабли оставили на другую треть, а вот одной трети уже не было в живых, при том, что кентавры не понесли ровным счетом никаких потерь, один из лучников задел нападающего мечом, и то тот насквозь, от головы, до бедер, насадил его на копье, и ускакал в неизвестном направлении.
    На восемнадцатую ночь пребывания на острове, наконец-таки состоялась встреча с кентаврами, они показались, и вышли на равнину открыто. Тысячи воинов натянули тетивы, и в миг десятки палаток исчезли, а солдаты в них умерли. Второй залп убил еще больше людей.
    - Вы довольны своим решением? Теперь всех нас просто нашпигуют стрелами, ублюдок. - Геральт поднял Монкаса за грудки, скрываясь под стеной деревьев, они и маленький отряд солдат выжили и сейчас отступали, все произошло слишком быстро, не было даже битвы.
    - Отпусти меня, я не хотел, что бы мой народ умирал из-за того, что некие "герои", решили позабавиться с кентаврами, и поболтать. Все из-за вас, не будь вас, я бы все тут захвати.. хв фы - Геральт никогда не хвастался сдержанностью, а тем более он не любил предателей. Громадный меч просто и быстро пронзил горло мужчины, а после труп обмяк на земле, выплескивая кровь.
    - Если еще кто-нибудь, что-нибудь вякнет, я убью каждого таким образом, а теперь пошли, ваш лорд-болван слишком много натворил, пока был лордом, надо теперь все это исправлять, пошлите живее. - Отряд двинулся вперед, следуя за громадной фигурой в плаще. Нужно было дойти до этих самых проходов, из-за Монкаса изначальный мирный план просто провалился и рухнул в небытие, нужно было созывать войска из Каммонды, но для этого нужно было вернуться в порт.

    ***
    Они нашли тот самый проход, но двигаться по нему было едва ли легко. Тут были и подземные медведи, что слепо охотились на здешних жителей - гоблинов, и не различали, кто таковым является, а кто нет. Были и орки лучники, которые стерегли, возможно, свой подземный город. Были и другие опасности, такие как рыхлые жуки, они могли внезапно превратится из грязи в огромное войско грызущих и рвущих чудовищ. Разные опасности ждали героев в подземелье, и ото всех они благополучно убереглись, даже не понеся потерь. Геральт был опытным героем, чего только не повидал, и все эти фокусы были для него не в новинку, вот только он не знал, куда вести отряд, и оттого очень скоро все беглецы заблудились в подземном проходе и его множестве ответвлений.
    - Мне кажется, что нам уже отсюда не выйти. - Сказал Варгас, весь в жучьей слизи и пыли. Они все были грязными, реки им вовсе не попадались, а мыться той водой, что в маленьких количествах стекала с потолков было слишком расточительно.
    - Заткнись, итак настроения нет, ты еще своим бредом. - Нисса кинула в Варгаса своим грязным башмаком, а тот отправил его обратно, только тихо, что-бы не поранить якобы "хрупкую", девушку.
    Этот привал был необычным, так как вдалеке им стал слышен звон стали о сталь, и великаний смех. Все спали, кроме Геральта, который все думал о своей неудаче. Он обещал вернуть этих героев, они были лучшими, а сейчас выходило, что он всех подвел.
    - Там дальше слышны крики битвы, уже какой час, но мы ходим вокруг того места, может все же двинемся правее? Бесконечные тупики уже здорово надоели. - Предложил Мик, встав с тюфяка и пройдясь по темному коридору.
    - Я боюсь, что там будет то, с чем кто-то из вас справиться не сможет, а терять кого либо из вас я не собираюсь... хотя останемся тут, тоже все помрем как мухи - Геральт ударил по стене пещеры и все проснулись от могучего хлопка. - Привал окончен, я передумал, пошлите правее, как предложил Мик, может там выход.
    Они вышли в темные коридоры, выложенные камнем и изукрашенные прекрасными узорами, а вдалеке маячил свет, не дневной, но очень игривый, то был свет громадного камина.
    - Тише, возможно, это чертог великана, если так, то у него должен быть выход наружу, тише. - Геральт двинулся первым, и оказался в громадном зале, почти пустом, но при этом заполненном веселыми огоньками и добрым светом.
    Близ камина примостился великан, он сложил свои руки на коленях, а его губы скривились в доброй усмешке.
    - Да ты шутишь небось, какие еще люди, в мои времена люди были... как и сейчас, малюсенькими существами, со слишком завышенным чувством собственного достоинства. Каждый раз я выходил против сотен их лучших воинов, и каждый раз они падали без сил, моля о пощаде, вот такой он, род людской. - Великан двадцати метров ростом улыбался четырем мужчинам, один из них возвышался над другими, а один был покрыт белой шерстью и был наполовину волком. Двое других были обычными рослыми и молодыми мужчинами, у одного была длинная борода до груди, и абсолютно лысая голова, а второй был длинноволос, но безбород, оба улыбчивы.
    - Да нет, мой отец все время хвалился, как в разные времена тех то и тех то победил, а встреть он вас, то он бы постыдился себя даже героем называть, смешно даже становиться. - Бородатый мужчина поднял меч с пола и вновь призвал громадного соратника к сражению. Первый дрался как заправский рыцарь, а второй рубился будто берсерк. В конце концов берсерк допустил ошибку и его ноги были подрублены мощнейшим нижним ударом, он рухнул об землю, но вскоре встал, отряхиваясь и поднимая руки в знак мира.
    - На сегодня тренировок достаточно, надо поесть. Лили небось что-нибудь интересное приготовила сегодня, моя красавица хозяюшка. Ладно,пошлите. - Великан и четверо мужчин удалились в другую комнату, а отряд Каммонды остался, ожидая приказа командира, но Геральт провалился в самого себя.

    [​IMG]

    Возрождение Пламени.
    Летописец - Амори Кастендо, оруженосец Огнесса Дивного из дома Темного Пламени.
    Прошло много лет, как наступил мир в Каммонде. Огнесс хотя и был побежден, но смог вывернуться и из этой ситуации, выйдя невредимым. Потеряв земли, он годами трудился, чтобы обрести новый дом.
    Еще будучи в изгнании, формируя войска для вторжения в Каммонду, лорд слышал о далеких и богатых землях на юге, но война помешала ему исследовать их. После войны Огнесс и его соратники по прошлому союзу Нового порядка вкладывали средства в торговлю с Драконьим Лесом и Землями Троллей, а их войска пополнялись за счет наемников и добровольцев-тэтвирцев.
    Спустя полгода после возвращения молодых героев из гробницы великана, милорд наконец узнал путь к богатым землям на Юге. Не теряя времени, мы тут же начали собирать экспедицию. Через 6 месяцев экспедиция была готова. В нее вошли: лорд Огнесс Дивный, его жена Сахардия - королева драконов, его второй сын Доран (Марк остался продолжать обучение), Белый Волк, Дэйнил, сир Тито, Оба`адель, Ерхойр, Корво, князь Тотенкорф, сир Здорффуль и еще несколько безземельных героев. Наша армия была небольшой, но тем не менее сильной и грозной: наемники , были также орки, тэтвирцы, полсотни троллей, два десятка малых драконов Сахардии, несколько оборотней Белого Волка.
    Погрузившись на корабли, мы отплыли. Спустя 2 месяца, среди штормов и штилей, мы, наконец, высадились на новых берегах.........

    Меня отправили с отрядом на разведку, мы объехали часть побережья и проехали вглубь страны. Нас встретил маленький отряд воинов во главе со знатной и красивой девушкой, которая попросила нас проводить ее к нашему войску. Встретившись с лордом Огнессом и другими героями, она представилась Фаттайей Куроне, дочерью местного дона. Как она рассказала, мы оказались на берегах Ганнии, некогда богатой и плодородной страны, переживающей темные дни. Король Ганнии был убит Арнором Жестоким, после чего трон был узурпирован цареубийцей. Малолетняя принцесса была заточена, последние годы росла в темнице. Некоторые непокорные дома были вырезаны, по всей стране горели костры инквизиции, народ изнывал, трудясь на копях и шахтах, добывая богатства для Арнора и его свиты. Молодые воины были обращены в солдаты и отправлены на войну с соседями-саррийцами, жителями пустынь, где умирали сами и убивали соседей-братьев. Больше продолжаться так не могло, но сами ганнийцы не могли ничего поделать, саррийцы были слишком слабы, еле успевая оборонять свои земли, соседи-орки были безразличны, ведь им самим приходилось готовиться с неминуемой войной с Королем-Личом, повелителем земель Смерти.

    Посоветовавшись, герои предложили военную помощь, но при условии, что страна вступит в состав Каммонды. Фаттайя приняла предложение, после чего войску был отдан приказ сворачивать лагерь и готовиться к походу.

    Не теряя времени, мы выдвинулись в сторону Толоны, города дона Куроне. Спрятавшись неподалеку от города, мы отпустили донью Фаттайю, чтобы та предупредила отца. Наступила ночь, наши всадники приготовились к атаке. Тишину ночи разорвал звук набата. Это был сигнал. Лавина конников в черных доспехах рванулась к воротам, которые начали открываться. В городе начались пожары, послышались крики, звуки боя. Мы ворвались в город, воины начали рубить стражников и воинов наместника Толоны. Простой народ вышел на улицы и начал резать оккупантов, предателей, перебежчиков. Затем толпа с факелами ринулась к резиденции инквизитора. Арбалетчики дона Куроне присоединились к бою, обстреливая сторонников старого режима. Это была ночь длинных ножей, здесь не жалели никого, по улицам вовсю текла кровь, текло вино...

    Утром, когда весь город был очищен от захватчиков, а трупы наместника и главного инквизитора висели над воротами замка, дон Куроне присягнул на верность героям, после чего был устроен пир. На следующий день мы двинулись дальше. Так, за месяц был очищен весь юг страны, местные доны восставали против власти короля, с роялистами же мы разделывались сами.

    Несмотря на то, что наши силы выросли за счет местных Домов, мы все еще не были готовы к решающей битве, наших сил было недостаточно. И тогда Фаттайя предложила нам продвинуться на запад, в Саррию, помочь саррийцам в войне с войсками короля, после чего закрепить союз с пустынниками и уже потом атаковать узурпатора. У нас не было выбора, мы посоветовались и приняли этот план.

    Уже две недели мы тащимся по этим пескам...... Зной, жара, жажда...... Как только здесь можно жить? Воистину, Арнор - безумец, раз отправил своих воинов покорять этот пустынный край... Единственное здесь развлечение - охотиться за огромными скорпионами - они то и дело внезапно вылезают из под земли. Первый вылез неделю назад и поранил лошадь, его убил Ерхойр. С тех пор мы только и делали, что убивали этих существ, ведя между собой счет убийств. Хорошо, что нас выручала звериная сущность Белого Волка - мы легко отыскивали воду в этой пустыне.
    Спустя еще два дня, мы наткнулись на местных бедуинов. Я объяснил им, что мы не воины Ганнии, и они проводили нас к лагерю принца Саррии Селах ад-Дэйну. Его войско было меньше нашего и хуже оснащено, поэтому саррийцы никак не могли победить захватчиков, но, благодаря родному климату не потерпели поражения, ведя затяжную войну.
    Лорд Огнесс встретился с принцем, после чего было достигнуто соглашение, гласившее, что мы поможем Селаху вернуть его земли, в обмен на его помощь в освобождении Ганнии и вступление в состав Каммонды.
    Итак, наши объединенные войска двинулись к восточной границе Саррии - именно там успели закрепиться силы Узурпатора. Настал день битвы.
     
    Последнее редактирование: 17 сен 2017
  2. Ger4og

    Ger4og Начинающий

    Ух ты, и почему я это только сейчас увидел О_о
     
  3. syabr

    syabr Administrator Команда форума

    Никогда не забуду, как он меня описал)

    "Когда мы отвернули свой взор и от балконов, перестали глядеть на то, что происходит с нашим королевством, явился он. Он скакал на огромном коне. В руках его был зажат пылающий меч. Свет от его огненно-светящихся лат озарил самые потаенные кусочки нашего королевства. Мы обернулись и увидели, как он, методично и скоро, с улыбкой на губах, расправляется сначала с троллям, затем с глукосами, затем с иноземными захватчиками. Он уничтожил всех наших врагов, пришел с отрядом и превратил большинство наших проблем в ничто. Его звали Сябр. Он стал героем, которого мы все так и не дождались."