Рифмованное творчество

Тема в разделе "В гостях у ChongLee", создана пользователем syabr, 16 сен 2017.

  1. syabr

    syabr Administrator Команда форума

    Автор ChongLee (перенесено Администрацией в связи с переездом форума)


    Я в четырех стенах сижу один,
    С больничным духом я един.
    И холодильный рык не даст уснуть,
    И глаз мне ночью не сомкнуть.

    Но здесь в больничной тишине,
    Витаю будто в сером сне,
    И что-то тихо шепчет мне
    Моя душа.
    Эй! А есть здесь кто-нибудь?
    Кто даст возможность мне вздохнуть,
    Наполнит воздух мою грудь
    Так не спеша.

    И подо мной скрипит кровать,
    Мне по ночам мешая спать.
    И одеяло не спасет,
    От холода всего трясет.

    Но здесь в больничной тишине,
    Витаю будто в сером сне,
    И что-то тихо шепчет мне
    Моя душа.
    За дверью слышаться шаги,
    Такие злые каблуки,
    И я, наверное, погиб,
    Она пришла!

    О как же я устал
    Все эти дни считать!
    Рванул бы птицей вверх,
    Я так хочу летать!
    Я убегу от вас!
    Я не вернусь сюда.
    Пусть унесет меня
    Хотя бы в никуда.

    И снова иглы в вены!
    А я бы вырвал их!
    По ним прошел огонь,
    И я на миг затих.
    И я подумал тут,
    Что уж совсем не рад…
    Но тут еще одну иглу
    Да прямо в зад!

    И пронеслось сто жизней,
    Я стовековый дед.
    А можно мне уйти?
    И снова это «НЕТ»
    Но вот настанет миг,
    Я улечу туда
    Где будет ждать меня
    Моя судьба.

    Но здесь в больничной тишине,
    Витаю будто в сером сне,
    И что-то тихо шепчет мне
    Моя душа.
    Эй! А есть здесь кто-нибудь?
    Кто даст возможность мне вздохнуть,
    Наполнит воздух мою грудь
    Так не спеша.
    За дверью слышаться шаги,
    Такие злые каблуки,
    И я, наверное, погиб,
    Она пришла!


    Не бьется, не бьется - оно уже мертво,
    Упало мое сердце куда-то там на дно.
    Упало и не дышит – замерло,
    А что оно хранило – стерли набело.
    И нет в нем ничего – как в стакане пустом,
    Я знаю, понимаю, что вода будет сном.
    Да только о дожде мечтаю все равно,
    Ведь если б он прошел – оно бы ожило.
    И подарило б миру любовь нежданную,
    И может быть сердечко нашло желанное.
    И больше бы не падало оно на дно,
    Там пусто, одиноко – и на дне темно.
    А сердце любит свет, а сердце любит день.
    А сердце любит время, когда цветет сирень.
    Но это все не важно – оно уже мертво,
    Не слышно его стук, не слышно ничего.

    Блуждало по болотам, блуждало по степям,
    Аукало в лесу и носилось по полям.
    Но что оно искало – не ведало о том,
    Поиски ответа отложило на потом.
    И пропадало сердце в неведомых мирах,
    В фантазиях безумных, и в сумасшедших снах.
    А стрелочки на часиках все пели тик-так,
    Приближали, приближали этот роковой шаг.
    И вот настало время, и пробил этот час,
    Когда уютный свет неожиданно погас.
    И потерялось сердце в вечной темноте,
    Тук-тук, тик-так, тук-тук, тик-так – стучало вдалеке.
    Стук стрелочек, стук сердца – слились воедино,
    Никто и не заметил этот поединок.
    Внезапно прозвучал финальный тик-тук,
    И вот оно мертво – и тишина вокруг.


    Написано после очень потной дуэли в игре For Honor

    Остались только он и я, и больше никого.
    Взмахнул своим клинком мой враг, и замер мир вокруг.
    Нас скрыл туман от глаз чужих,
    Теперь весь мир для нас двоих,
    Я слышу зов своей души,
    И лишь кистень – мой друг.

    Как хищник меч рванул ко мне, почуяв мою кровь,
    Но, как обычно, верный щит встал на пути меча,
    Он так же крепок, как мой дух,
    Звон стали усладил мой слух,
    И ощутив врага испуг,
    Удар нанес сплеча.

    И может быть, когда-нибудь об этом сложит стих поэт,
    И воспоет он славный бой, в котором жизнь и смерть сошлись,
    И свист меча, и стон щита, и ловкий пируэт,
    И как две тени в том бою в одну слились.

    В который раз над головой я слышу смерти свист,
    Лишь божий промысел меня спасает от косой,
    Но, стиснув зубы, рвусь вперед,
    И зная, что меня там ждет,
    Но с верой в то, что враг падет,
    Себя бросаю в бой.

    И может быть, когда-нибудь об этом сложит стих поэт,
    И воспоет он славный бой, в котором жизнь и смерть сошлись,
    И свист меча, и стон щита, и ловкий пируэт,
    И как две тени в том бою в одну слились.


    Война идет,
    В ней чести нет,
    Там кровь течет,
    Повсюду смерть.

    Там кровь течет,
    Все тонут в ней.
    И страх живет
    В душе моей.

    Стена из камня
    Скрывает душу.
    Она как знамя,
    И я не трушу.

    Я верный пес.
    Но я не лаю.
    Не лью я слез.
    Я убиваю.

    Я убиваю,
    Я убиваю,
    Своих врагов
    Без лишних слов.

    Да, я жесток,
    Таков мой долг.
    Пусть не желаю,
    Но убиваю.

    И враг дрожит.
    Ведь он не знал,
    Что я всю жизнь
    Лишь убивал.

    Не знал любви.
    И ласки тоже.
    А лишь пинки
    Касались кожи.

    Но гнева нет.
    Холодный разум.
    В тоннеле свет
    Сжег в нем заразу.

    И сердца ритм
    Ничем не сбить.
    Ведь все убито
    Что может жить.

    И я теперь
    Всего лишь пес.
    Жестокий зверь,
    Стальной утес.

    Я слышу запах.
    То смерть смердит.
    И сводит в лапах...
    В висках стучит.

    В глазах темно,
    А в горле ком.
    Но все равно
    Я словно лом

    В руках судьбы
    Хребты ломаю.
    Готовь гробы...
    Я убиваю.

    Я убиваю,
    Я убиваю,
    Своих врагов
    Без лишних слов.

    Да, я жесток,
    Таков мой долг.
    Пусть не желаю,
    Но убиваю.

    Жалеть не стоит.
    Душа - гранит.
    Бывает воет,
    Потом молчит.

    Да и не сможет,
    Она сказать,
    О том, что гложет,
    Мешает спать.

    Ведь я покорно
    Всегда готов,
    Вцепится в горло
    Без лишних слов.

    В своих стенах
    Я умираю.
    Повсюду крах.
    Я убиваю.

    Я убиваю,
    Я убиваю,
    Своих врагов
    Без лишних слов.

    Да, я жесток,
    Таков мой долг.
    Пусть не желаю,
    Но убиваю....