Стихи

Тема в разделе "Бах", создана пользователем Генрих Вольфэнштейн, 17 сен 2017.

  1. Не раздели меня и брата,
    Не дай ружье нацелить в грудь.
    И смерть его - гремя утратой,
    Не от моих рук будет пусть.

    Я не хочу войны меж нами,
    Обиды я забыть готов,
    Пусть не гремят с вершин чинами,
    Оравы глупых гордых псов.

    Я не воюю против братьев,
    Будь дальний он, иль близкий мой.
    Сильны мы вместе, словно волки,
    Один останусь, слышу вой. (предсмертный)

    Когда-то я прильну к земле,
    И стану плакать и одежду рвать.
    От зла того, что не исправить уж,
    От ран людских, что уж не залатать.

    Сейчас наемник я и деньги лишь,
    Манят меня на поиски убийств.
    Но как состарюсь и увяну я,
    Представлю что я чист как лист.

    Я глуп сейчас, и голова - мой меч,
    Но с сединой мудрее стану я.
    И стану я советовать младым,
    Что-б не ходили для войны в края.

    Пока я горд и честью лишь влеком,
    Ради нее убить готов врага.
    Но с треском кости, слабостью груди,
    Уйдет гордыня, словно бы ничья.

    Пока я млад, друзей вокруг мильен,
    Но раненым оставили-б меня.
    А старый друг в слезах возьмет,
    И закопает в землю труп, любя.

    Пока я не люблю родных,
    И зол заботе их, кривя.
    Но старым я пойму тогда,
    Что щемит грудь, стуча "Семья"

    Не помню я как старше стал,
    И вырос как до лет таких.
    Но помню луг, там я играл,
    И глаз цвет помню я твоих.

    Отец твой - лорд, возил везде,
    Тебя с собою словно клад.
    А я похитил, словно вор,
    Тебя с собой унес и рад.

    Я показал тебе наш лес,
    Озерный край и луга цвет.
    Под юбку я твою залез,
    И озарил нас солнца свет.

    Была красива ты, что день,
    И глаз зеленых цвет манил.
    Песчаный цвет волос блестел,
    В песке том душу я схронил.

    Но все-же наступил тот час,
    Когда вернуть настал черед.
    Отец искал давно твой нас,
    И взгляд его мне точно лед.

    И вот мне сорок, сед и стар,
    Устал я грудью и рукой,
    Но вспоминать тебя как встарь,
    До ночи буду роковой.

    Я книгу вскрыл неимущим взглядом,
    А нос кривой мой сласть вдохнул.
    Увидел букв изгибы в па витиеватом,
    И замер, в мысль свою впорхнув.

    Я глянул, страх прикрыв улыбкой,
    В глаза девицы, что скромна.
    Копье земле придал, не липкой,
    И лег на травку, где весна.

    И каждый день мой книжный - сказка,
    Порою краткий ли рассказ.
    Поэма ли, что блещет лаской,
    И радость сердцу дарит враз.

    Порою восхожу я выше,
    Но книжка вечно под рукой.
    Сижу порой на черной крыше,
    Глядя украдкой в томик свой.

    Есть люд восторженный,
    Что жизнь живет огнем.
    А есть при жизни мертвый,
    Страстью он влеком.

    А так же скорые на складный стих,
    Таких сердца на поиски манит.
    А есть, что жизнь во благо всем,
    Готов пожертвовать, к устам он нем.

    Порою люд есть шедший по челам,
    Его не любят люди, а сильней он сам.
    А так же видим гордый, сильный род,
    За взгляд не тот, или смешок убьет.

    Есть верный с громким пламенем в груди,
    С ним вера, в сердце, и в костях сидит.
    А есть, что жизнь пропил и жалко глядя,
    Так не нашел в ней свет, все время в угол глядя.

    Есть путешественник натурой, воин,
    Он от пустыни шел в тот лес, что хвойн.
    Есть призывающий к добру но сам,
    Творящий зло, перечайщий устам.

    Есть разный человек у нас,
    И каждый так живет как хочет,
    Кто жизнь как море вылокал за раз,
    А кто о ценах на бензин бормочет.

    Идя по снегу в зиму лютую,
    Я повторяю слово доброе,
    Я повторяю слово сильное,
    Жую я корку хлеба сУхую.

    И вижу башни замка длинные,
    И свет в оконцах вижу ласковый.
    Там греют зло огни каминные,
    И меч в руке держу я матовый.

    Остановился близ пенька, присел,
    Достал из сумки ломоть хлеба, съел.
    И замок ближе, я скорей иду,
    Как сумасшедший во своем бреду.

    Вот вижу в метрах трех я дверь в чертог,
    Прошел те метры и срубил замок.
    Теперь внутри темно и свет погас,
    И зло из башен мне доносит глас.

    "Зачем пришел, не ждут тебя" - кричит,
    А ел вновь в моей руке горит.
    Не молвив слова я пошел во тьму,
    Изгнать из замка нужно ту чуму.

    И вот из трещин в крыше наползли,
    Две сотни мерзких, некрасивых тел.
    Убить меня все вместе не смогли,
    И ряд чудовищ резко поредел.

    Я говорил слова, а меч рубил,
    Я говорил слова, я их любил.
    Тогда очистился от зла проход,
    Убиты твари, чист людей оплот.

    И за стеной вдали мне слышен горн,
    Правитель добрых, справедливых войск,
    Вел всех людей из королевства Хрорн...

    И как-то среди гор ночных,
    Долин суровых и равнин,
    Шел всадник без путей прямых,
    Он на коне сидел один.

    И в местности вот этой он,
    Где были снег и вьюги стон,
    Не мог найти домишко друга,
    Который болен от недуга.

    Он ночь и день скакал вперед,
    Назад скакал, ломая лед,
    Волков ночных стрелял из лука,
    И не страшился воя звука.

    Он был спокоен, хоть и скор,
    Он проходил спокойным бор,
    Он и медведей не страшился,
    И с тьмою ночью в сердце бился.

    И вот нашел он домик друга,
    И подошел к окну его,
    И было другу в доме туго,
    Болезнь пронзила одного.

    - О мир тебе мой брат любимый,
    - Тебе того же брат мой милый,
    - Зачем хвораешь ты теперь,
    Когда открыл я знаньям дверь?

    - О брат, не мне решать судьбу.
    - О брат, чем хочешь, помогу!
    - Не знаю я лекарства смерти,
    Да и не сыщешь их, поверьте.

    - Тогда, о брат мой, расскажи,
    Зачем я шел сюда сквозь дали,
    Свои познанья не стражи,
    Не для того тебе их дали.

    - Ну слушай ты меня теперь,
    Когда спросил, изволь, поверь.
    Познанья ночь и день разделят,
    И всех людей в миг обезленьят. (лишат лени)

    И средь людей ты будешь выше,
    Ведь знающ кто, в хорошей нише.
    И знанья лук заменят в раз,
    Оружье лучше - знаний глас.

    И знанья войском наделят,
    Без ведомств их распределят.
    Получишь ты людской удел,
    Коль сердце знанием согрел.

    Ты будешь властен над людьми,
    Их в зло не пользуй, береги,
    И будешь среди них благим,
    И будешь ими восхвалим.

    А коли знаний ни на йоту,
    Тогда не дай свободы роту.
    Чтоб зло не причинить во-век,
    Молчит пусть лучше человек.

    - Но я пришел сюда за знаньем,
    За светлым сердцу указаньем,
    А ты про знанья говоришь,
    Но знаний мне самих ни шишь .

    - Ты без меня найдешь себе,
    Довольно много указаний,
    Но долг мой донести тебе,
    Всю важность самых тех познаний.

    И умер друг, и был закопан.
    Средь леса дом покошен боком.
    Но то, что мертвый молвил другу,
    Ушло в бушующую вьюгу.

    Давным давно в земной системе,
    Родился некий Лорд Огня.
    Он с детства был родней проблеме, (то есть родственник проблемы)
    Без нарушений нежил дня.

    Но с возрастом все тяжелее,
    Характер лорда становился,
    И вскоре, став гепарда злее,
    Короны тролля он добился.

    Но я, смотря в его ответы,
    Стал сомневаться в зле его,
    Он может просто притворяться,
    Что-б людям слабым не казаться,

    Так и решил я для себя,
    Ни споров, ни ругачек зря,
    Ведь добрый он, хороший он,
    И милый, что гигантский слон.

    Приветствую тебя я, добрый странник,
    Не бойся ты, тут рифме ты племянник,
    И слов не сдерживай поток,
    Коль есть такой в душе, пиши, я смог.

    Тут в нашем тихом вольном царстве,
    Есть люди разные, пойми.
    Есть злые люди и прекрасные,
    Но ты с хорошими дружи.

    У нас тут все на два поделено,
    Кому-то злу служить повелено,
    А кто-то, выбрав плюса путь,
    Не хочет к злу тому прильнуть.

    У зла король есть, Лорд Огня,
    Его слуга не спит и дня,
    И Даниилом его звать,
    Во спорах всех он тут печать.

    Есть среди злых и прочие ребята,
    Они летают гордо тут, как ястребята.
    И каждый норовит шутя склевать,
    Пусть даже друга, им плевать.

    А среди добрых видно тех ребят,
    Что любят добрые поступки совершать,
    Да, пусть злодеи их не любят,
    Но форум весь они спасают, а не губят.

    Правитель Сябр добрых средь .
    У люда Олаф - лорд.
    И списки их не могут поредеть,
    И люд собою очень горд.

    Есть Сябр, что правит мудро всем,
    Он ценит ум и любит справедливость,
    И не бывает с ним всегда проблем,
    И не имеет в качествах спесивость.

    Есть добрый Олаф, что весел,
    И любит добро улыбнуться,
    Не видел я чтоб он грустнел,
    И все улыбки пусть ему вернуться.

    Есть ГерАльт, что серьезен и,
    Не склонен с наглостью мирится,
    Он грозен в гневе и не жди,
    Что сможешь милости добиться. (это скорее ко всем админам относиться)

    Есть рыцарь добрых, друг наш - Волк,
    Не будет он кусать без дела,
    И в белой шерсти знает толк,
    К нему всем(и) дружба завладела.

    Тотен не любит унижать,
    И сам унижен(ным) быть не любит.
    С ним шуток можно нахватать,
    Он никогда с плеча не рубит.

    На форуме есть много лиц,
    Но даже темные и злые,
    Не могут оказаться вовсе,
    Без добрых ноток и частиц.

    Два стула, но один пустой,
    А на втором грустит мужчина.
    Порос он бородой густой,
    Стул впереди тому причина.

    Куда исчез тот парень умный,
    Что так любил поразмышлять,
    Послушать глас мужчины шумный,
    Своим смышленьем удивлять.

    Но нет, мужчина одинокий,
    Сидит на стуле и грустит.
    И паренек годами краткий,
    Его никак не навестит.

    Когда-то он хвалил меня,
    За то что был я лучше пня.
    Он хлопал по плечу рукой,
    Хоть плюнул бы давно другой.

    Он говорил, что я хорош,
    Хотя немного толстокож.
    Со всеми всюду он мирил,
    Хотя другой давно-б убил.

    Неплохо было всем тогда,
    Когда все просто - не беда,
    Но год вот минул и теперь,
    Где лица те? Ушли за дверь.

    Но он остался - командир,
    Он так-же ночью бдит один,
    В его руке копье блестит,
    Он на коне большом сидит.

    Но где же те, кто говорил,
    "Я буду здесь", слова - берилл.
    Все разошлись, ну или я,
    Отстал, чуть в лес от них уйдя...

    Если повесть не прочтешь, будет не понятно.. и могут люди некоторые обидеться.
    Сюжет таков. Городишко, христиане и мусульмане поселились вместе. Они услышали о походе одного рыцаря именно в эти земли, за то, что его единоверцы укрыли мусульман. Горожане сказали, что тех, кого они взяли под защиту, тех уже никто не будет атаковать, и решили противостоять рыцарю. Описаны две битвы, у мельничного моста, через который нужно перейти, что-бы пройти в окрестности городишка, а после битва в городишке. Обе проиграны. В городишке простые селяне, потому командиров выставили из числа мусульман. Писал год где-то назад... прошу не искать в этом каких-либо религиозных подтекстов, этот стих лишь про храбрость и дружбу.

    Они стояли среди поля,
    Дозором жниву охраня.
    Талиб распределил всем роли,
    Сердца их речею раня.

    Но враг пожег дозоры эти,
    И всех убил при лунном свете.
    С небес тогда посыпал снег,
    Покрыв собою труса бег.

    Усман готовил оборону,
    Поставил всюду воинов он,
    Но в битве лишь понес урону,
    Поставив жизнь свою на кон.

    Щитами он прикрыл бегущих,
    Клинком от смерти защитил,
    А после среди толп ревущих,
    Без сил он на коня вскочил.

    Сир Морк, что взял мечом селенье,
    Меча поглаживал травленье,
    Но враг в ночи завыл и рыком,
    Испортил человека ликом.

    О Татарстан, родимый край,
    Холмов твоих и долов чистых,
    Врагу ни пяди не отдай,
    Сынов храни идеалистов.

    Оделся в сталь родной батыр,
    Коня взнуздал, понесся рысью,
    Татар, мишарин ли, башкир,
    Взметнул он воды, ветви, листья.

    О Татарстан, ты пережил,
    Века, о долгие столетья,
    Ты много слез и крови лил,
    Терял родных своих в безвестьи.

    Нас гнали от тебя туда,
    Где нет покоя сердцу ночью,
    Мы все сносили, не беда,
    Когда нас рвали, рвали в клочья.

    Молились мы за край родной,
    Когда бежали и сражались.
    И жили мыслью лишь одной:
    "Не навсегда с тобой расстались".