ВЕРНЫЙ ПУТЬ

Тема в разделе "Eramou Стихи и проза", создана пользователем Eramou, 24 ноя 2019.

  1. Eramou

    Eramou Неопытный

    ВЕРНЫЙ ПУТЬ
    Эпопея по Mount & Blade

    Эта история о войнах между королевствами Кальрадии, сеящих смерть и раздирающих её на части. Основной фигурой является человек, втянутый в эти конфликты. Сама жизнь и окружение вынуждают его меняться, а герой пытается повлиять на ситуацию. К чему приведёт череда принятых решений: он сможет объединить Кальрадию и принести мир, или же выгорит и падёт вместе с ней?

    Основой произведения является мир MB Warband, для увеличения добавлены элементы из других модов. Со временем происходит поворот сюжета в сторону глобального континента, где Кальрадия является лишь небольшой частью. Государства сталкиваются с более крупными и могущественными соседями, желающим их поглотить.

    Оглавление
    Глава 1. Чужие земли
    Глава 2. Алмалык
    Глава 3. Север
    Глава 4. За короля и королевство
    Глава 5. Свободное плавание
    Глава 6. Побег
    Глава 7. Падение Альтенбурга
    Глава 8. Дорога на Флавию
    Глава 9. Поиски
    Глава 10. Страна пальм
    Глава 11. Уголок счастья
    Глава 12. На дне
    Глава 13. Новая угроза
    Глава 14. Рождение альянса
     
    Последнее редактирование: 13 дек 2019 в 16:53
    Lord_Inqusitor нравится это.
  2. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 1. Чужие земли

    Несмотря на ранний час, солнце светило ослепительно ярко. Едва открыв глаза со сна, человек ощутил его луч, пробивающийся через листву пальм. Воздух не содержал утренней свежести, как в его стране, но хотя бы потерял обжигающий эффект, который он чувствовал, когда свалился вчера без сил. Поднявшись на ноги, он осмотрел окружающее пространство - прошлый пейзаж не изменился. Вокруг, до горизонта, расползлась пустыня, и лишь три пальмы росли группой - его ориентир на север. Сделав пару глотков из почти опустевшей фляги, человек продолжил путь. Половина его рубахи была намотана на голову, вторая разодрана и обмотана вокруг ног, что позволяло легче переживать частые касания песка, которые с каждым разом становилось все ощутимее. Из за растегнутой кожанки и между лохмотьев выступала покрасневшая кожа, на ремне болтались фляга и одноручный меч. Щит он бросил вчера, на второй день скитаний по пустыне, ощущая слабость от голода и жары, когда в голове все сильней стала появляться мысть - ему не выбраться из этого пустынного болота. Идя вперёд, он монотонно вглядывался в рисунки барханов, иногда считал полосы. Вокруг не было следов животных и людей, даже надежды на присутствие кого то на километры вокруг. Когда ему попалось очередное возвышение песка, с трудом забравшись, с высоты он вновь в надежде осмотрелся, и вновь его взгляд ни на чём не удержался. Дурные мысли охватили с новой силой, когда свалившись вниз он продолжил брести в своём направлении. Пытаясь уйти от мыслей обреченности, он стал вспоминать как прошла эта неделя, как он оказался в этой безжизненной пустоши.

    Всё началось с того, что в его посёлке сменился правитель. Лорд Матиас за храбрость во время успешной осады получил от короны новый феод - укрепленный замок в стратегически важном месте и кругленькую сумму для сбора войск и себя лично. Покидая владения, он забрал всех и вся что мог, передав посёлок своему сыну - барону Михаэлю. Желая выслужиться перед королём и получить надел как отец, молодой барон стал собирать войска для новой кампании. Проблем с ней не было - война в этих краях частая гостья. Сейчас Королевство Свадия ведёт войну сразу с двумя государствами. Четыре дня назад герцог Альбрехт собирал поход для разграбрения богатых земель Султаната Сарранидов - торгового города Амеррад. Альбрехт собрал несколько вассалов для этой кампании, в число которых и затесался наш храбрый барон. Местом сбора назначили город Дрезенбург - в самом сердце земель Свадии, чтобы войскам было проще собираться со всей страны. Городом правит лорд Дитрих - брат Альбрехт. Пока войска в течении недели стекались ручьём к стенам города, лорд Дитрих гостеприимно устроил праздник, которые очень любил закатывать. Когда собрались все откликнувшиеся вассалы, он проводил их и брата, но сам отказался участвовать в походе, сославшись на угрозу со стороны родоков. На деле же Дитриху стало ясно - всего в поход собрались около пятисот человек, а путь не близкий - нападения бандитов, дезертирство, болезни. Да и Амеррад - крупный, хорошо охраняемых город. Будучи человеком более рациональным и менее амбициозным, чем его брат, он не стал подставлять свои войска, идя на такой риск. Возможно потому он до сих пор не стал герцогом, как его младший брат, зато сумел заработать хорошую репутацию среди вассалов короны и своих людей. Дитрих все прикинул верно: десятую часть потеряли по дороге. Ещё около сотни во время штурма, но город держался и отбросил свадийцев. Вся беда в том, что сарранидские шпионы узнали про поход Альбрехта с самого начала и доложили Султану Хакиму. Он успел собрать большую часть вассалов Султаната и даже его элиту - конницу мамелюков под командованием Эмира Билии. Сарраниды с лёгкостью разбили войска осаждающих. Эффект неожиданности, численное превосходство, да ещё тяжёлая кавалерия против лёгкой пехоты - без шансов. Большая часть погибла, кто-то попал в плен, остальные бежали и теперь третий день без еды и воды в пустыне, но по крайней мере не зарублен ятаганом и не...

    В этот момент вдали он увидел что-то. Очертания расплывались, от плохого сна и усталости, без питания глаза отказывались помочь. Проморгавшись и сделав усилие, человек увидел крохотные башни и стену, размером с палец, а перед ними домики. Город. Теперь оставалось сделать последний рывок и добраться до него. Два километра, один - неважно. Он и считать толком не умел, но видел цель, а значит три дня скитаний прошли не зря. Хотя не ясно ещё чей это город - Султаната Сарранидов или Кергитского Ханства. Хотя теперь уже все равно: изнеможение не даст ему дальше бродить по сарранидской пустыне. Путник продолжил идти к городским воротам, будто мотылёк, летящий ночью на свет.
     
    Последнее редактирование: 25 ноя 2019
    Artillerist, Tissimir и syabr нравится это.
  3. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 2. Алмалык

    Приближаясь к воротам по вытоптаной тропке, скиталец разглядывал стоящие вокруг жилища и стяги, несколько местных, что встретились ему на тропе. Их внешний вид напоминал кергитских торговцев, что заходили в его посёлок. Ему повезло: город был кергитский. Несмотря на то, что около города он пытался привести себя в человеческий вид, местные смотрели на него косо: черты лица и светлый цвет волос выдавали, что бродяга из центральной части Кальрадии. Сейчас Кергитское Ханство не вело войн, но долгие годы противостояния с соседями научили кергитов рассчитывать только на своих. Подходя к стражникам у ворот, он уже обдумал, что расскажет об уничтоженном бедуинами обозе, что он наёмник, которому удалось выжить. Подойдя, стражники начали первыми:
    - Ещё один свад. Иди в таверну, ваши вояки там собрались.
    - Понял, - не стал он затягивать.
    - Ну и видок у вас, один другого краше! Не шляйся по городу, а то народ распугаешь. - засмеялся один ему в след.

    Это был второй город, после Дрезенбурга, который он видел в своей жизни. Они показались ему очень похожими: оба крупные, каменные, много населённые и неопрятные: грязь была и на улицах, и на дорогах. Пара человек подсказала дорогу и он быстро нашёл таверну по характерным вывескам. Едва зайдя внутрь, он столкнулся с парой мужиков, стоявших у входа. Таверна была забита людьми, многим не хватило мест, народ стоял где было удобно. Люди были запачкавшиеся и походили не на армию, а на оборванцев. Несколько групп вели оживленный разговор. И все же по их одежде и геральдике, у кого она была, по узорам на щитах у стены было ясно: это те свадийцы, которым удалось пережить резню в пустыне. Странник попытался найти место, но чья-то рука прервала его:
    - Парень! Падай тут.
    Он обернулся и увидел молодого рыцаря в латном доспехе. Подойдя к скамье и махнув в сторону толпы спросил:
    - Что теперь делать собираемся?
    - Это надолго, садись. Народ ждёт, пока главные на втором этаже решают. - воин налил себе из графина.
    - Кто решает? - парень сел напротив.
    - Лорды. Вальтер и Ульрих. Те кто остался. Кстати, сам то представишься?
    - Виктор. - парень протянул руку.
    - Алаен. Будем знакомы. - сказал собеседник, приняв рукопожатие и налил стакан парню.
    Спутники разговорились, время шло. Наконец по лестнице спустился Лорд Вальтер и подвёл итог: готовиться выступать через полчаса. Лорды отправили несколько разведчиков из уцелевших конников, вернувшихся с плохими вестями: несколько сарранидских отрядов патрулируют границы Алмалыка. Приняли решение прорываться ночью к свадийской границе. Пришлось выступать пешими - Хан Бузар, правитель Алмалыка, забрал всех уцелевших лошадей за защиту и гостеприимство.

    Ворота Алмалыка покинул небольшой отряд, около сорока воинов, которых обьединяло желание вернуться домой. Несмотря на опасность, вместе им было спокойней, чем будучи одиночками в пустыне. Отряд шёл быстро, но один из сарранидских патрулей их засек.
    - Отряд, построение! - крикнул Ульрих, заметив молниеносно приближающихся всадников.
    - Щиты вперёд, арбалетчики - вторая линия! - отдал приказ Лорд Вальтер, снимая щит со спины, вставая в первый ряд. - Ульрих, бери стрелков.
    - Принял.
    В полумраке было видно лишь очертания, но луна уже освещала степь. Арбалетчики успели дать пару залпов, несколько всадников скосило, остальные навалились на линию пехоты, в которой стоял Виктор. Часть сарранидов напоролась на копья, но остальные смогли пробиться сквозь строй. Перезарядив, стрелки дали ещё залп - сарранидский отряд порядел. Лошадь сбила Лорда Вальтера и Алаен прикрывал его, пытающегося подняться. Двуручником парень зарубил двоих, но получил удар булавой - броня уменьшила урон. Всадник взял копье, пытаясь добить, но получил удар клинком сбоку и свалился с коня - Виктор помог Алаену подняться. Лорд Вальтер уже продолжал бой. Втроём они окружили ещё одного всадника: несколько ударов, все кончилось за пару секунд.
    - Да помогайте уже! - крик окруженного Лорда Ульриха заставил обернуться. Большая часть арбалетчиков валялась по округе - их изрубили когда прорвались через первую линию. Сарраниды к этому моменту почти все стали пешими: кого-то сбили с лошади, у других они пали. Началась сеча на мечах под крики раненных. На Виктора напали сразу двое: атаки одного он отбивал мечом, а другого сходу опрокинул мощный удар щита. Алаен поднял копье и старался держать дистанцию, нанося врагам быстрые, по возможности точные, удары.
    - Мечники, держать строй! - Вальтер возглавлял атаку. Сарраниды пытались бросаться на редеющий отряд с разных позиций, но их почти всех перебили. Последние пытались бежать, но арбалеты сделали свое дело. Бой был окончен.
    - Времени нет. Бросайте все, идём на легке, пока здесь не появились ещё! - Вальтер сложил в мешок арбалетные болты и пошёл первым. За ним шли Алаен, Виктор и ещё с десяток выживших свадийцев. Большая часть отряда осталась там, в полях Алмалыка, вместе с сарранидским патрулем. Среди них был Лорд Ульрих, его окружили и закололи кинжалом в горло. Когда кергитские коневоды найдут место схватки, трофеи с погибших сделают зажиточного Хана Бузара ещё богаче, без особых усилий.

    К рассвету порядевший отряд добрался до предместий Альтенбурга, хлебного края Королевства Свадия и центра кальрадийских земель. Воины шли молча, пытаясь переварить случившееся и вспоминая павших соратников. Оказавшись в городе, стало ясно, что он готовиться к обороне от армии Королевства Родоков, которое объявило Свадии войну после разгрома похода Альбрехта у Аммерада.
     
    Последнее редактирование: 25 ноя 2019
    Artillerist нравится это.
  4. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 3. Север

    Северное побережье Кальрадии всегда было самой опасной и мало населенной ее частью. Изначально его делили между собой два государства: Королевства Свадия и Вегирс. Потом из-за моря появились орды викингов - им пришлось искать новый дом. Острова, на которых они жили, стали непригодными после того, как они истребили не многочисленную живность для пропитания. Тамошний суровый климат и вынужденная борьба за каждый день жизни сделали из них грозных воинов, презирающих страх и жалость. Прибыв в Кальрадию, викинги легко смогли выбить с ее северных берегов изнеженных свадийцев и отбросить уступающих числом вегиров в их исконные земли. Конунга викингов звали Гундиг, после этой победы в его честь назвали самый крупный северный мыс и избрали первым королем. Так было основано Северное Королевство. Но нордов ожидало большое разочарование: когда они обследовали захваченную территорию, обнаружилось, что здешний климат и условия мало отличались от островных. Северяне пытались занять более пригодные центральные земли Кальрадии, но соседи, объединились, разбили их. Прошло много лет, а Северное Королевство так и не продвинулось с побережья, занятого их предками. Приспособившись к условиям, северяне стали жить пиратством и рыбной ловлей - они были опытными мореходами. Но этого не хватало, тогда основным их заработком стала война и грабеж соседних государств. Забирали все ценное, что могли: золото, оружие, ткани, пищу, людей в рабство.

    - Последние три года северяне вели войну со Свадией и Вегирсом без передышек, желая измотать и, наконец, полностью уничтожить их. Сейчас, когда Свадия завязла в войнах с Султанатом и Королевством Родоков, норды попытаются переключиться на Вегирс и уничтожить его.
    Саньяр-Хан бродил по залу приемов своего роскошного дворца, ожидая ответа на свои размышления. Сегодня он собрал здесь, узким кругом, на совет элиту государства. Меряя шагами зал, он взглянул на людей за столом.
    - И что, Вы считаете, нам стоит предпринять? - спросил Калиф Текеш, пытаясь уловить мнение своего монарха.
    - Сначала хочу услышать все мнения. - Саньяр-Хан сел во главе стола.
    - Нам следует не вмешиваться. Сейчас Ханство сильнее любого из соседей, они сами на нас не полезут. - ответил Калиф Кучлук.
    - Со свадами покончат и вместе возьмутся за нас. - Хан Себула зло посмотрел на Кучлука.
    Повисла пауза: Саньяр ждал пока скажет последний - Хан Бузар. Тот поддержал Себулу:
    - Ждать больше нельзя, кто опоздает - не получит ничего.
    Калиф Кучлук, поняв в чему все идет, посмотрел на Текеша:
    - Нам стоит выждать, пока они друг друга измотают, тогда наши потери будут минимальны, когда мы;
    - Султанат ударит в спину первым. - Прервал его Текеш. Повернувшись к Бузару, он продолжил. - Есть план выгодней. Мы соберем всех и пойдем на Свадию.
    - И что Султанат? - Контратаковал Кучлук.
    - Я не закончил. Хаким не откажется от помощи против свадов, а мы отправим вестника Гарлаусу. За союз с нами пусть отдаст Альтенбург, все равно его скоро возьмут. Если откажет - получит четвертый фронт.
    - В таких условиях он согласится. - На порезанном лице Себулы появилась едва заметная улыбка.
    Текеш продолжил:
    - Совместно со свадами разобьем пустынников, а с родоками пусть сами возятся. На севере и без нас весело. Текеш замолчал, повисла тишина. По лицам ханов было видно, что всем, кроме Кучлука, план по душе, ждали реакции владыки. Саньяр одобрительно кивнул и встав, подытожил:
    - Два дня на сборы, идем на Альтенбург. Север отложим.

    В это время, за тысячи километров от солнечного и мирного Угэдэя, на заснеженных полях близ замка Локнитц, границе нордов и вегирса, сходились две армии. Король Рагнар собрал большую часть своего королевства и лично вел в бой. На другой стороне расположились вегиры. Серьезно захворав, Король Яроглек остался в Брешти, но также как северяне отправил огромную армию во главе с маршалом - Князем Велемиром. Вегирский народ жил охотой, в тундре земля не пригодна для посевов, а потому лучники - издавна лучшие войска вегиров. Они расположились на пригорке у леса, чуть поодаль стояла конница. Пехота готовилась столкнуться с нордами первой. Северяне вышли пешей ордой щитов и топоров. Король Рагнар вышел перед строем.
    - Воины, Один смотрит на Вас! Не бойтесь смерти, страха нет. Каждого падшего Валькирии заберут в Вальгаллу! - Он кричал как мог, голос осел, а горло охватила боль. Рагнар обернулся и с криком начал рывок к вегирскому пригорку. Орда повторила за своим королем: с диким ревом они бежали по снегу, иногда проваливаясь и увязая в нем. С неба, вместе со снегом, на них летели вегирские стрелы. Щиты спасали не всех. Когда, наконец, они добрались до вегирской пехоты, то обрушили на нее всю ярость. Строй задрожал, но Велемир личным примером вдохновлял бойцов. В гуще народа, он продолжал удерживать позицию. Отряд его телохранителей поредел, но командующий не сдавался. Прикрываясь щитом, он продолжал разить нордов - клинок без труда расправлялся с их легкой броней. Лучники с пригорка продолжали сеять смерть. Рагнар в ярости направил на них сотню Ярла Олафа с левого фланга. Олаф начал сминать вегиров, пробиваясь к пригорку. Боярин Рамен с позиции стрелков подал сигнал горна. Вегиры смещались к сотне Олафа, пытаясь их удержать. Король Рагнар продолжил атаку на центр - вегирская пехота редела. Его двуручный топор без труда крошил деревянные щиты вегиров и их хозяев. Король был уже не молод, но довольно силен и вынослив. Он уже видел за вегирами злополучный холм, но после горна с правого фланга ударила вегирская дружина. Конные воины, закаленные в боях, в тяжелой броне, которую покупали у свадийцев. Дружинников возглавлял Боярин Ямбрин. За несколько минут они смяли правый фланг врага. Командира нордов, Ярла Реамальда, сразил удар копья с разгона. Большинство нордов не имело копий, традиционным оружием северян был топор: одноручный, двуручный, метательный. Кавалерия наносила им страшный урон. Некоторых всадников окружили, но дружина продолжала топтать войско Рагнара. Он в ярости продолжал атаку. Он уже осознал - это конец, но продолжал рубить вегиров. Его таны окружали его - потрепанные, раненые, измотанные, в крови как своей, так и вражьей. В паре метров от себя король заметил Велемира и бросился к нему. Тот закрылся, но Рагнар разбил щит. Маршал сделал пару выпадов, но Рагнар в тяжелой броне, казалось, не заметил их. От третьего удара Велемир уклониться не успел. Топор разрубил стеганый жилет, вегир упал. Ямбрин пытался помочь командиру, но потеряв в огне сражения лошадь, не успел. Рагнара и его свиту окружили вегиры. Они били мечами и копьями, лучники вели прицельный огонь. У многих северян укрепленные щиты были поломаны, они отбивались, как могли. Раненный король упал на колено, получив пару стрел. Он увидел, что все поле усеяно телами. Его таны лежали поодаль, никого не осталось. За эти секунды мысли пролетали одна за другой: вспомнил, как он взял власть, вспомнил походы, свой первый драккар, своих ярлов: Олаф, Реамальд, Харальд, Хаэда... Они все остались на этом поле. Вокруг Рагнара стояли вегиры, глядели на него, но никто не решался добить короля - ждали приказ. Рагнар усмехнулся. Трусы. Он смотрел на замок Локнитц, а за ним, вдали виднелось море, его море. Снег стал кружить еще сильней. Жизнь Рагнара оборвал точный удар Боярина Рамена. Ямбрин стоял у тела маршала Велемира.
    - Победа за нами! - Раздался возглас Князя Хована, его заглушили солдаты. Ямбрин смотрел на поле, усеянное телами, местами снег стал алым. Северяне разбиты, но сегодня мы потеряли очень многих. Армия обескровлена. Не все ярлы пришли с Рагнаром. У Королевства Вегирс не хвалит людей отбить все побережье. Мы защитили страну лишь на время, но война продолжится и норды вернутся. Вегиры собрали трофеи и взяли опустевший замок Локнитц, который Рагнар захватил у вегиров в прошлом году. Армия возвращалась домой.
     
    Последнее редактирование: 26 ноя 2019
    Artillerist нравится это.
  5. Дима Гончар

    Дима Гончар Главный администратор Команда форума

    Первая глава
    Вторая глава
    Небольшие опечатки, а в целом написано грамотно, молодец. Надеюсь на развитие главного персонажа, и его окружения)
     
    Tissimir и Eramou нравится это.
  6. Eramou

    Eramou Неопытный

    Спасибо, рад что понравилось. Сейчас исправлю опечатки.
     
  7. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 4. За короля и королевство

    Преодолев дорогу за два дня, Ямбрин и его отряд добрались до ворот Брешти - столицы Королевства Вегирс. Это был самый богатый и крупный город на севере Кальрадии. Здесь пять месяцев в году климат как в центральных королевствах, что позволяло жителям заниматься фермерством. Вторую часть казны Брешти получал, будучи центром торговли Вегирса. Недавно город посетила беда: тяжело заболел его хозяин, король Вегирса. Яроглек был правителем преклонных лет, но здоровье раньше его не подводило. В Брешти поговаривали, что его отравили агенты Вальдима - самозванца. Якобы стража даже схватила кого - то. Все это Ямбрин слышал, когда в начале недели жил в таверне, выдвигаясь в поход к замку Локнитц. Прибыв в город, он отправил своих людей в таверну поесть и отогреться с дороги, отдав им свои последние деньги, а сам отправился с докладом к королю. С ним шел только его телохранитель Бахештур. Он давно подался в наемники, воевал пару лет за разных дворян, потом нанялся в отряд Ямбрина и остался. Жалованье он получал небольшое, но его подкупило отношение командира и моральный дух отряда. Несмотря на боярский титул, Ямбрин относился к своим людям как к равным, а не высокомерно, как те, с кем имел дело Бахештур, когда его посылали в самое пекло. Несмотря на верную службу короне, крупных владений Ямбрин пока не нажил. Ему принадлежала одна деревенька в глубинах заснеженных лесов. Доходов она почти не давала, крестьяне с трудом выживали охотой на живущих в лесах зверей. Отряду боярина приходилось много кочевать, а это Бахештур любил. Он был кергитом, и всю молодость кочевал по кергитским степям. Будучи коневодом, ему приходилось защищать стада от разбойников и дезертиров.

    Войдя в замок, спутники заметили усиленную охрану. Оставив Бахештура у дверей и сдав оружие, парень вошел в королевские покои. Стражник проводил боярина в спальню, после покинул их, когда король подал знак. Яроглек лежал под двумя одеялами, поверх лежала меховая шуба. Было видно, что его трясло, а на бледном как мел лице выступил пот. Король был плох, едва начав говорить, он закашлялся. Потом повторил попытку:
    - Я знаю о вашей победе над Рагнаром, ты проявил храбрость и - его опять охватил кашель.
    - И внес весомый вклад, что я ценю. Но у нас новая, большая проблема. Меня отравили. Стража схватила двоих, они признались что их нанял Вальдим. Он хочет корону Вегирса. - Король сделал паузу, дотянулся до стакана на тумбе, сделав пару глотков продолжил:
    - Ты знаешь, у меня нет наследников. После моей смерти Вальдим, как мой кузен, получит права на трон. Ублюдок поехал к нордам за поддержкой. Он угробит страну, станет марионеткой этих варваров. Я вел переговоры с Хакимом, у него есть лекарство. Доставь его мне, врачи говорят времени мало. Прошу помочь не мне, а Вегирсу.
    Король смотрел на боярина, сделав еще глоток.
    - Это честь для меня, Ваше Величество. - почти сразу согласился Ямбрин.
    - Спасибо. Отправляйся в Шариз, оружейники выдадут отряду все необходимое. Доверяю все в твои руки. Если успеешь, станешь князем Вегирса, присмотрим тебе замок. Ступай.
    - Я не подведу. - Ямбрин поклонился и вышел. Уходя он заметил, что король немного приободрился.

    Боярин отправил солдат за снаряжением, а сам остался в таверне. Он забыл, когда последний раз ел, а стража короля дала кошель золота на дорожные расходы. Халдей заставил стол горшками и закусками, графин вина и даже блюдо свежих сарранидских фруктов - после щедрой оплаты Ямбрина. Едва он опустошил чашу супа, как к столу подошел человек.
    - Шикарный у тебя стол, парень, не поделишься с бродягой?
    Ямбрин оторвался от тарелки, взглянул на посетителя: бородатый старик в рваном кожаном балахоне с капюшоном.
    - Садись отец, мой стол - твой. - Ямбрин взял тарелку с жареным мясом. Старик присел, стал вглядываться в лицо боярина.
    - Я узнаю черты твоего лица. Оно мне знакомо.
    Парень посмотрел на незнакомца.
    - Ты похож на отца, Князя Кудеяра. Он был славным воином Вегирса.
    - Вы знали его? - Ямбрин прервал обед и внимательно смотрел на собеседника.
    - Да. Ты похож не только внешне. Слышал о твоей победе над нордами. - Старец взял яблоко и потер рукавом.
    - Это была бойня, столько людей полегло. Ради чего? - воин налил вина.
    - Они ведь не в гости шли, хотели уничтожить Вегирс. Всех вегиров, понимаешь? Детей, женщин, стариков. А ты спас. Помнишь как отец бился под Сыгнаком со свадами?
    - Конечно, в детстве папа много рассказывал. - Ямбрин поставил опустошенный бокал сморщившись.
    - Всякого врага так бей, кто против тебя и страны. В тебе есть потенциал, скрытая сила, понимаешь? - Он похлопал Ямбрина по плечу.
    - Боярин, люди и лошади готовы. - Бахештур стоял у входа в таверну. Он сменил кожанку на жакет с железными вставками, два колчана за спиной, сабля работы лучших оружейников Пешта. Ямбрин был доволен - королевские оружейники экипировали его отряд на совесть. Теперь амуниция воинов не уступала броне отца, что носил Ямбрин.
    - Выступаем. - он повернулся, желая проститься со стариком, но за столом уже никого не было.

    Город Смерхольм бурлил, как начинающий извергаться вулкан. Узнав о поражении своего короля, викинги жаждали мести, собирали новый поход. Все ярлы королевства съехались во дворец: обсудить сложившуюся ситуацию и выбрать нового короля - семьи у Рагнара не было. Во главе стола сидел Летвин Странник, у которого Рагнар забрал корону и объявил вне закона.
    - Нужно выбрать нового короля, я выдвигаю свою кандидатуру. - он говорил уверенно. - Рагнар узурпатор, а я законный наследник.
    - И что будет делать новый король? - Усмехнулся Ярл Ирья.
    - Мы заключим перемирие и соберем силы. Потом выдвигаем ультиматум, они сдадутся.
    - Переговоры для трусов - южан, а мы норды. - Выкрикнул кто-то.
    - Сейчас страна слишком измотана войной, нужно время, восстановить силы. - В голосе Летвина появилась дрожь, а страх северяне презирали.
    - Эти твари убили моего брата, а я буду мириться с ними!? - Встал из-за стола Ярл Руаль. Летвин хотел что-то ответить, но тут встал Ярл Турья, опрокинув что-то со стола:
    - Почему наш король ты? - Турья направился к Летвину. - Потому что твой папаша носил корону?
    Он подошел на расстояние вытянутой руки и Летвин тоже встал из-за стола.
    - Ты даже не ярл. В старину король нордов получал титул в поединке, по праву сильного. Я вызываю тебя, мальчик! - Ярл толкнул Летвина и достал топор. Летвин отскочил.
    - Я безоружен!
    - Народ, дайте малышу топор, чего вы! - Турья засмеялся, спереди проявилась дыра меж зубов. Стражник подал Летвину топор. Парень его принял, крепко сжал в руках, посмотрел на Ярла Турью. Тот кивнул. Летвин сделал пару выпадов, Турья перехватил его руку, ударил конкурента в голову. Парень упал, комната наполнилась смехом. Турья, согнувшись над телом, нанес еще с десяток ударов. Встав и повернувшись к ярлам в зале сказал:
    - Я убил его, потому что он был слаб. Нам нужен сильный король, способный взять корону и сохранить. Что взял - то твое. Голосуйте, кто за меня? - Он стал вытирать рукавом кровь с лица. Ярлы поднимали руки, из-за стола встал Ярл Ирья, подсчитал: единогласно!

    В задней части стола встал человек:
    - Я хочу обратиться к новому Королю Турье.
    - Назови себя и говори. - Донеслось из зала.
    - Вальдим Незаконнорожденный, Король Вегирса.
    - А Яроглек где? - Откликнулся Турья, осматривая трон.
    - Он не король, а мертвец. Просто еще не знает. Я пришел с хорошим договором. Помогите мне взять его корону, а я помогу Вам. - Вальдим подошел к трону и протянул золотой амулет, украшенный драгоценными камнями Турье. - Подарок королю, в знак доброй воли.
    - Красивая безделушка. А что, видно что нам нужна помощь? Мы сами уничтожим Вегирс. - Король вертел в руках амулет.
    - Вегирский народ устал от войны, некоторые князья и бояре перейдут на мою - на нашу сторону, остальных мы перебьем. Потом вместе без труда переместимся с севера в богатую, центральную Кальрадию. Как хотели наши предки.
    Турья одел амулет, подошел к Вальдиму, обняв его, тихо сказал на ухо:
    - Образуем союз, но если предашь, будешь молить о смерти. - Потом обратился к вассалам:
    - Вместе идем мстить Яроглеку!
    В комнате раздались одобрительные крики. Северное королевство собиралось в новый поход.
     
    Последнее редактирование: 26 ноя 2019
    Artillerist нравится это.
  8. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 5. Свободное плавание

    В предместьях Альтенбурга и за его стенами располагались походные палатки со стягами лордов королевства Свадия. В город стянулись армии солдат и отряды наемников со всех окрестных земель, но этого все равно было мало - на Альтенбург надвигались три армии. Местное население было деморализовано, некоторые, поддавшись панике, покидали город со всем нажитым добром, бросая свои дома. Глядя на этот хаос, отряд, замешкавшись, осматривался.
    - Кого ждем? Построились за мной! - повернулся к ним Лорд Вальтер. Солдаты не реагировали, явно задумав покинуть город.
    - До окончания войны все находитесь под моим командованием. - Алайен подошел к лорду:
    - Я нанимался на службу к Лорду Зигфриду, а поскольку мы оба видели его смерть в пустыне, я ничего не должен Королевству Свадия.
    Виктор поддержал его:
    - Меня Вы тоже не нанимали. - Трое бойцов вышли из строя и присоединились к ним. Вальтер подумал пару минут, потом зло процедил сквозь зубы:
    - Можете убираться прочь, Королевство объявит всех дезертирами вне закона.

    Алайен и Виктор направились прочь из Альтенбурга, кроме них никто не решился пойти против короны. Имея богатый военный опыт, Алайен понимал, что от такого числа осаждающих не устоит ни один город, а умирать за чужие интересы ему надоело. Виктор же попусту устал от войны. Его земляки погибли под Амеррадом, а сам он чудом выбрался. Голодный, уставший и побитый, он не получил ни одного динара за службу. Он хотел бежать от ужасов войны куда угодно, но она охватила всю Кальрадию. Алайен прервал его мысли:
    - Куда собираешься идти?
    - Я пока не решил. Возвращаться мне некуда, да и идти тоже.
    - Можешь составить мне компанию, пойдем в Флавию. Вдвоем безопасней и веселее.
    - Почему туда? - Задумчиво посмотрел Виктор.
    - В Флавии служит ее архитектором мой хороший друг, он сможет помочь нам устроиться. - Алайен перекинул лямку мешка на другое плечо:
    - Да и от войны город далеко. Приятный климат, южное побережье. Летом белоснежная Флавия выглядит необычно. Солнце переливается по позолоченным шпилям ее дворца. Увидев однажды, ты не забудешь этот город.
    - Пойдем вместе, спасибо за приглашение. Перекусить бы где, второй день голодуха.
    Алайен снял мешок, немного покопался в содержимом, достав два свертка, подал один спутнику. Он развернул - там был кусок вяленого мяса. Они остановились, медленно расправились с едой, пытаясь ощутить вкус и растянуть удовольствие, а после продолжили путь. По дороге им встречались группы крестьян-беженцев. Одна из них даже спряталась в лесу, что возвышался по обе стороны дороги, заметив издали двух вооруженных людей. Они шли несколько часов, лес кончился и воины вышли к полям, окружающим Дрезенбург - пограничный город Свадии. Через несколько часов они преодолели пастбища и ручей по небольшому мостику, набрав воды. Теперь они на земле Королевства Родоков - вольного, горного народа, который был частью Свадии, но с оружием в руках сумел добиться независимости. Это было в давние времена, когда норды еще не приплыли в Кальрадию, а кергиты жили как кочевой народ в степях, не имея городов и замков. Сегодня королевство Родоков стало мощным государством, сочетающим в себе культуру свадийцев, свои древние обычаи и преимущества горного ландшафта для обороны. Высотные крепости родоков с гарнизонами тяжелых арбалетчиков издавна были неподвластны захватчикам.

    Спутники подошли к леску, который окружил горный хребет. Темнело, и они, осмотрев округу, решили заночевать тут. Расстелив вещи и мешки, они улеглись в лесном сумраке. Усталость взяла свое, путники быстро заснули. Утром Виктора разбудил шорох кустов и, машинально вскочив, он увидел бородатого мужика в шкуре, крадущегося к нему.
    - Тревога! - Крикнул он не глядя на Алайена, хватая свой меч. Бородач бросился на него, сжимая массивную дубину. Здоровый, но неуклюжий, он быстро получил колющий удар в грудь и с хрипом повалился. Виктор обернулся: Алайен копьем отбивался от двоих, третий лохматый уже валялся рядом, в луже своей крови. Виктор хотел помочь, но справа, с ревом, на него кинулся еще один оборванец. Бесцельно размахивая топором, варвар пытался сократить дистанцию. Виктор поставил блок, ударил ногой, - на мгновенье противник замешкался и получил рубящий удар, но устоял. Побежав на парня получил второй и обмяк. Виктор подоспел на помощь Алайену, который к тому времени уже заколол второго. Вдвоем они без труда одолели последнего варвара.
    - Повезло, что ты их услышал, а то бы нас спящими прирезали. - Алайен осматривал полянку.
    - Я чутко сплю, последнее время нервы ни к черту. - Отозвался парень отдышавшись.
    - Больше никого нет. - Алайен принялся собирать вещи. Странники забрали у нападавших несколько монет, собрали свои вещи, перекусив запасами Алайена двинули дальше. Виктор взял себе щит одного из горцев. Оставшуюся часть пути они преодолели без проблем, знакомясь друг с другом и говоря о родине. Алайен рассказал, что его отец - из вегирского дворянства, но мачеха обманом рассорила их. Парню пришлось бежать из родного дома, а потом он подался в наемники. Виктор рассказал о родном поселении, которое переходило из рук в руки разных лордов, нападали разбойники. Крестьяне выживали, ведя обычную жизнь, как и большинство поселений Кальрадии. Однажды мать отправила Виктора на рынок в ближайший город. В это время был очередной разбойничий налет. Вернувшись, парень обнаружил пожарище, повсюду лежали мертвые жители. В тот день он потерял и дом, и всех родных: отца, мать и братишку. Жертвы бессмысленной жестокости. Из города пришли новые люди, деревню застроили заново, Виктор продолжал жить там и работать на полях. Но это место не давало парню забыть о семье. Когда лорд пришел набирать рекрутов, парень был рад покинуть эти места, не желая возвращаться.

    Спустя еще несколько дней, наконец, они добрались до Флавии. Город и правда был не похож на те, что Виктор видел раньше. Архитектура зданий удивляла изяществом, все сооружения в городе были вычищены и отбелены. Жители были приветливы и хорошо одеты. В воздухе стоял аромат пряностей и виноградной лозы, а с моря дул приятный бриз. Дороги были вымощены камнем, местами красовались небольшие парки из зелени и цветов. Яркий город поднял настроение Виктора - впервые за последнее время человек видел что-то красивое и позитивное. Флавия очаровала его, казалась единственным островком спокойствия во враждебном мире. Он захотел остаться здесь, во что бы то ни стало. Алайен бывал здесь, поэтому сразу повел Виктора в библиарий, где планировал встретиться с другом. Встретившись в холле они обнялись, Алайен познакомил их:
    - Артименнер, мой старый друг, а это Виктор, мой спутник в последние дни, спасший меня сегодня.
    Они пожали руки и Артименнер пригласил в таверну. Она соответствовала облику города - ярко освещенная, вычищенная, с камином в холле. Они плотно поужинали, выпивали и просидели за разговором до глубокой ночи, не заметив, как стемнело. Артименнер настоял, что оплатит ужин гостей - как главный строитель города, он получал хорошие деньги. Потом пригласил к себе на ночлег. Жена Артименнера умерла много лет назад, сын погиб на войне. Общительному старику было одиноко в большом доме, он был рад компании.

    Виктор проснулся поздно - давно парень не спал в таких королевских условиях, да и не мешал никто. Спустившись вниз, он увидел в гостиной Алайена. Парень разглядывал огромную книжную стенку со множеством полок, заполненных уникальными рукописями.
    - Артименнер ушел в цитадель. Сегодня в город вернется Король Гравет, тогда Артименнер поговорит с ним о нас. - Повернулся он к Виктору.
    - Я не понимаю, почему он нам так помогает? - Виктор спустился и стал осматривать дом.
    - Я вытащил на себе его раненного сына с поля боя. К сожалению парень вскоре умер, но Артименнер, видимо, теперь считает сыном меня. - Алайен смутился. - По правде сказать, для меня он стал ближе родного отца.

    К обеду Алайен показывал Виктору город: прогулялись по пристани, пообщались с жителями в парке. Потом поднялись на обзорную башню. С высоты открывался вид на лазурное море до горизонта и цветущие, зеленые поля Родокии, огромные горы вдалеке. Завораживающий вид. К вечеру вернулись домой к Артименнеру, а вскоре пришел хозяин. Король согласился принять их, после хвалебной рекомендации. На утро воины были уже во дворе дворца. Король Гравет был краток: он принимает их на службу простыми гвардейцами, отправляет на фронт - а дальше все зависит от их успехов. Воины переходят под командование Графа Фудрайма, которому поручено охранять границу от Султаната, пока основная армия берет Альтенбург. Поблагодарив Артименнера за все и простившись с ним, они отправились в путь. Голову Виктора не покидала лишь одна мысль: он не хотел воевать. Сделав один вдох нормальной жизни, снова возвращаться в ад. Он сумел подавить мысль лишь воспоминаниями о потрясшем его городе, в котором он хотел поселиться. Это была хорошая возможность заслужить расположение короля, и он уцепился за это.

    Вскоре они прибыли в пограничный лагерь Фудрайма. В нем было, по прикидкам, не больше сотни воинов, и Граф был рад любому подкреплению. Официально войны не было объявлено, но сарраниды стали собираться в Шаризе и замке Веййя. Можно было ожидать их наступление в любой момент. Атака случилась ночью. Ассасины перебили часовых, туареги врасплох напали на лагерь. Большую часть родоков перебили, остальных взяли в плен. Султан Хаким распорядился, чтобы голову Фудрайма один из родоков доставил своему королю в качестве объявления войны. Сарраниды пошли в наступление на замок Ленций. Эмир Айям со своим войском возвращался домой, в замок Веййя, чтобы выполнить наказ Хакима и доставить пленных. Виктор помогал раненому Алайену идти. Надо было сохранять скорость - отставших добивали. Под палящим солнцем группа пленных с трудом шла в неизвестность. Что ожидало их? Рабство, тюрьма или продажа кергитам, было не ясно. Казалось это насмешка судьбы: он опять в этой пустыне, от которой бежал, но теперь он пленник. Алайен стонал, терял равновесие, но продолжал идти - опытный воин был не из тех кто сдается. Перемотанная нога продолжала кровоточить, Виктор волновался за друга, поддерживал его. Вскоре они добрались до замка Айяма - их нового дома. Каждый получил одиночную камеру метровой длины в подвале. Первый день Виктор осматривался, переговаривался шепотом с Алайеном - тот лежал в соседней камере. Местный врач заштопал его - парень плох, но жить будет. Шли дни. Спустя время, боевой настрой и мысли о побеге покинули Виктора. Условия содержания были ужасными : кромешная тьма, питание раз в два дня, от безделья стража избивала пленных. Виктор пытался найти выход, но не видел. В Алмалыке он думал, что он на дне, но сейчас снизу постучали. На его лице появилась грустная ухмылка. Через день, после очередного избиения, он начал думать, стоит ли продолжать это. Неожиданно, его мрачные мысли прервал едва различимый женский голос из камеры напротив:
    - Чего приуныл родок, сегодня мы уходим. Пойдете с нами?
    - Конечно. - прошептал он разбитыми в кровь губами.
     
    Artillerist нравится это.
  9. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 6. Побег

    - Нас здесь около десяти человек, ваших примерно столько же. - Ее голос был слышен, но дальше своей камеры Виктор ничего не видел: ни коридор, ни пленников напротив.
    - Слушай план. Когда стража спустится для ночной проверки, я привлеку их, мол пленный умер. Они сунутся в камеру посмотреть, а Орин заберет ключи, начнет открывать все камеры. Готовься, когда это услышишь - его камера рядом с твоей. Ты живой вообще?
    - Я все слышал, но как он сумеет в темноте сориентироваться? - отозвался Виктор.
    - Орин запоминал окружение за эти дни, пока стража с факелами ходила лупить пленных. Он самый быстрый тут, страже за ним не угнаться.
    - А что потом? В замке целая армия. - Виктор все больше понимал идиотизм этого плана, но ситуация вынуждала цепляться за любую возможность.
    - Ты видно решил подохнуть тут. Мне известно, что хозяин замка отправил большую часть своих людей в помощь сарранидской армии. Наверху лишь часть гарнизона.
    Виктор вновь увидел возможность все наладить, ответил незнакомке:
    - Я в деле. Сделаем все быстро, я видел во дворе лошадей.
    - Наконец-то у тебя, родок, котелок заварил.
    - Я не родок, просто был в их отряде. - Надоело ее обращение Виктору.
    - Мне все равно. Готовься.

    До проверки оставалось время, за которое пленники выработали план действий, не поднимая шума. Наконец, в коридоре появилось слабое освещение, которое становилось все ярче, слепя глаза, привыкшие к темноте.
    - Помогите, человек умирает! - начался спектакль. Женский голос был полон паники и дрожал: быстрее сюда, ему очень плохо. - она указала рукой в сторону другой клетки.
    - Сейчас тебе будет хуже него, если не заткнешься! - Стражник стал открывать клетку, второй стоял рядом, освещая факелами темницу. Виктор напрягся. Послышались удары, затем крик, звук повернутого замка. Орин подбежал к решетке камеры Виктора, а второй выбравшийся напал на стражника с факелами, который успел достать ятаган и орал во все горло, призывая собратьев. Щелкнул замок, Виктор выбрался, а Орин рванул к клетке Алайена. Страж зарубил пленного, стал поворачиваться к Орину, в этот момент Виктор ткнул ему в лицо факелом, поднятым с пола. С криком сарранид обхватил лицо руками, а Виктор завладел его клинком. Полоснув по горлу, он рванул на подмогу к Орину. Парень лежал на полу, пытаясь зажать руками кровоточащую рану на груди. Он успел открыть несколько клеток, но в этот момент по лестнице сбежались стражники, полоснули парня. На сарранидов кинулись освобожденные пленники. Они создали заслон, а Виктор, взяв ключи, продолжил открывать клетки. Пленные гибли, но приходили новые и продолжали яростно драться со стражей. Кто то даже завладел оружием. Виктор открыл все клетки, ввязался в потасовку за лестницу. Народ ринулся к выходу, давя сарранидов числом. Их роняли на пол, навалились несколько на одного, добивали их же оружием. Когда большую часть побороли, оставшиеся побежали на поверхность. Пленники бежали за ними, но оказавшись во дворе, поняли что их тут уже ждали. Десяток лучников начал стрельбу со стен. Беглецы ломанулись к лошадям, Виктор еще несколько человек успели их отвязать, рванули к выходу. Осматривая по дороге двор, парень не увидел Алайена, он повернул коня назад, к темнице.
    - Выход в другой стороне, идиот! - Он узнал голос из камеры. Обернувшись, он увидел рядом, на коне, молодую девушку, стремящуюся к воротам.
    - Я за другом! - Крикнул ей вслед. На полпути он увидел Алайена, выходящего, опершись на стену. Виктор помог ему забраться, они направились к выходу. Несколько стрел пролетели совсем рядом. Во дворе валялись люди, кто-то еще двигался, пытаясь достать стрелу. Ворота стали закрывать, незнакомка схватила копье мертвого тюремщика и метнула в окно, решетка остановилась. Втроем они помчали прочь, стрелы летели им вслед, пытаясь остановить. Они скрылись за воротами и стрелки побежали к другой башне, сменить обзор. Во двор выбежал Эмир Айям:
    - Седлайте лошадей! Сотню динаров каждому, кто принесет их головы!
    Пять скакунов несли шестерых беглецов по сарранидской пустыне, в которой они были как на ладони. Они гнали, как могли - из замка увязалась погоня. Виктор ощущал, что рубаха промокла, увидел кровь сзади:
    - Тебя ранило?
    - Я в норме, у тебя из плеча стрела торчит. - Тихо отозвался Алайен. В горячке боя Виктор не почувствовал, видно помог адреналин. Но от ворот и особенно сейчас, он ощущал колющую боль. Снова свист, пролетели стрелы, рядом один всадник свалился с коня, получив стрелу. Преследователи догоняли, их было больше.

    Третий день в пути, а может четвертый. Они остановились лишь дважды на сон, чтобы дать коням отдохнуть и не загнать их. Боярин Ямбрин не имел права опоздать, его небольшой отряд шел прямиком на Шариз, срезая путь везде, где они могли. Преодолев территорию Свадии, степь Чагатая, сейчас, наконец, они находились на территории Султаната. За последние две недели у него совсем не было свободного времени. Ямбрин понимал всю важность своей задачи, но Иарина не шла из головы. Он не видел ее уже семнадцать дней. В Брешти он получил письмо от нее, дважды перечитал его по дороге. Боярыня писала, что скучает и любит его, хотела бы увидеть. Что тревожится и желает удачи, понимая, он пошлет весточку с кем-то, когда сможет. Он вспоминал ее лицо, закрыв глаза. Ее длинные, светлые волосы, румянец на щеках. А глаза так светились в их последнюю встречу, как студеный ручей под ярким, апрельским солнцем. Ямбрин вспоминал их первую встречу. Он помнил тот день, будто он был вчера, а не пол года назад. В столице был праздник, вся знать и народ Вегирса гуляли в те дни - был подписан мир с Ханством. Они с отцом прибыли во дворец. Король радушно встретил их, а зал был полон дворян со всех уголков Королевства Вегирс. Столы были заполнены яствами: как традиционными, так и изысканными. Менестрели играли разные музыкальные композиции. Жизнь кипела: люди общались, танцевали, кто-то угощался за столом, другие смотрели уникальные книги из королевской библиотеки. Ямбрин заметил нескольких девушек, которые, стоя неподалеку, шептались о чем-то. Среди них одна сразу привлекла его внимание: молодая и веселая, небольшого роста, ее движения были грациозны. Многие другие были одеты богаче нее, но она все равно выделялась. Казалось, что Иарина одна в цветная и яркая, а весь мир вокруг черно-белый. Ямбрин подошел, представился, она ответила, улыбнувшись. Они разговорились, а потом весь вечер танцевали. Гуляли во дворе, разглядывая звездное небо. Он прочитал Иарине пару стихов, которых знал мало. Обнимая ее на прощанье, он впитывал ее запах, пьянящий его каждую следующую их встречу. Когда он вернется с лекарством к королю, он попросит увольнительную. Хотя бы пару дней, чтобы снова побыть с ней. Как она там? Чем больше он думал об Иарине, тем больше тревога охватывала его. Он решил завязать разговор с Бахештуром, чтобы перестать думать о ней.

    Едва он начал диалог, перед взором отряда возникла картина: отряд обстреливал и окружал безоружных и ободранных спутников. Ямбрин посчитал, медлить нельзя:
    - Дружина, в одну линию, на бедуинов! - Извлек саблю из ножен и поскакал впереди отряда. Пригибаясь и прячась между лошадей, Виктор со спутниками видели, как отряд вегиров рубил их преследователей. Пара минут, и выживший сарранид отступал в замок Веййя. Бахештур крикнул командиру:
    - Это не бедуины, а сарранидские солдаты. Если он вернется к своим. - Боярин оборвал его, указав на колчан:
    - Не допусти. - Бахештур погнался за ним, стреляя с лошади. Вторая стрела нашла цель. Дружина окружила беглецов, сняв шлем Ямбрин начал диалог:
    - Я - Боярин Ямбрин, это - мой отряд, а вы?
    - Мы солдаты Королевства Родоков, сбежали из плена в замке Веййя. Спасибо за наше спасение! - Виктор держал руку на кровоточащем плече:
    - Как мы можем отплатить за спасение?
    - Не болтайте о том, кто вас спас! - Бахештур подъехал к Ямбрину, сказав на ухо:
    - Боярин, мы потеряли много времени.
    - Дальше доберетесь сами, возьмите их лошадей. Нам надо спешить. - Дружина продолжила путь.
    - Спасибо еще раз! - Крикнул один из беглецов им вслед.

    Вчетвером они продолжили путь в Флавию. Выбравшись за границы Султаната, нужно было найти место для лагеря - силы покидали их, а солнце почти ушло за горизонт. Дорога делала большой крюк, по которому они добирались в прошлый раз с Алайеном. Решили срезать через пригорок. Забравшись наверх, на небольшой поляне, между елок, они заметили вход в пещеру. Следов обитания кого-либо они не заметили и решили заночевать здесь. Привязав лошадей у входа, они вошли внутрь. Пещера оказалась глубже, чем казалось на первый взгляд. Пройдя дальше, спутники увидели в тоннеле свет. Подготовив оружие, у кого оно было, они подошли к костру, у которого сидел человек в кожанном плаще. Он скинул капюшон, поднимая руки медленно заговорил:
    - Люди добрые, я один тут и безоружен. Подходите к огню, ночью холодает.
    Гости разместились у огня, а хозяин продолжил:
    - Что, будем знакомиться? Вижу, побила вас жизнь.
    - Меня зовут Виктор, а тот раненный, лежащий у костра - Алайен. - Виктор вопросительно посмотрел на других спутников, имен которых не знал.
    - Я Элиан, а бородач, что пошел дежурить у входа - Фирентис. - Неохотно сказала девушка.
    - Приятно познакомиться. А что с раненым? Возможно, я смогу помочь. - Человек расчесывал рукой бороду.
    - Ему порезали ногу, видно зараза попала. - Сказал Виктор, присаживаясь ближе к костру.
    - Есть у меня тут одно средство, - он протянул бурдюк:
    - Три глотка два раза в день, и будет как новенький.
    - Спасибо, старец, а тебя как звать? - Виктор взял протянутый ему бурдюк.
    - Фольк. - Старец пожал протянутую ему руку. - Устал я милок, вздремну. Фольк и Алайен спали, а Фирентис дежурил. Виктор остался с девушкой у костра, решил поговорить:
    - Спасибо, Элиан, что подождала у ворот, спасла нас.
    Она сидела у костра, напротив. Теперь Виктор мог рассмотреть ее при свете и без спешки. Он видел в жизни немного женщин, но эта сильно отличалась. А возможно он просто почувствовал что-то, сам пока не понял что.
    - Пришлось, ты помог мне в темнице. Теперь мы в расчете. Как плечо?
    - Достал стрелу, перебинтовал. Жить буду. - Виктор сделал пару глотков из бурдюка, что дал Фольк.
    - Ты понятия не имеешь, что там и пьешь? - Элиан усмехнулась над ним.
    - Я ему поверил, может и наивно, но я верю в людей. - Виктор смотрел на девушку: приятное лицо, черные волосы были собраны в длинный хвост, под разодранной местами одеждой просматривалась ее стройная фигура, но не тощая, как бывает после голодания. На босых ногах виднелись мышцы. Судя о ее росте, Виктор прикинул - она выше его на голову. Он давно понял, что Элиан может за себя постоять. Она поймала его взгляд и с интересом наблюдала за ним. Виктор же просто сидел и смотрел на нее. Казалось, что парня парализовало, и двигались только его глаза.
    - Что ты делаешь? - она решила вернуть его с небес на землю.
    - Смотрю на тебя. - Вздрогнув от неожиданности он добавил: Ты очень красивая.
    - Смотри, но если что задумал - останешься без рук. - Элиан постелила в пещере какую-то тряпицу и собралась спать. Виктор тоже лег, но не смог сразу заснуть. Он стал прокручивать в памяти сегодняшний день: побег, помощь вегиров, Фолька и остановился на спутнице. Надо попробовать расспросить откуда она, предложить вместе идти в Флавию. Элиан была не из болтливых, а ее отношение - специфическим. Но это не отпугивало парня, скорее наоборот: добавляло интереса, желания сблизится с ней. Со временем мысли стали теряться и он, наконец, крепко заснул.
     
    Artillerist нравится это.
  10. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 7. Падение Альтенбурга

    На то, чтобы собрать армию, у него ушло больше времени, чем ожидалось. Саньяр-хан вел ее через горный хребет, на вершине которого находился замок Гаймыш, откуда простреливался вся тропа. Это была неприступная граница кергитов со Свадией. Много лет назад здесь полегла целая армия захватчиков, после этого враги стали делать большой крюк, предпочитая не соваться к замку. Кергиты же, наоборот, делали вылазки и скрывались в нем. Когда Гаймыш строили, здесь была степь, хотя и выше, чем в округе. Потом природный катаклизм изменил ландшафт вокруг замка, чем повысил его стратегическую ценность. Гаймыш был вотчиной Хана Текеша, самого хитрого и умудренного опытом, из всех вассалов Саньяр-хана. Гарнизон же был многочисленным и обученным, всегда имел внушительный запас боеприпасов и провианта.
    Ханы ехали чуть поодаль Саньяра, но даже с такого расстояния он мог слышать, что они уже ругались из-за добычи. Хан изучил алчность своих подручных, давно научился пользоваться ей, с помощью нее направляя командиров в нужное русло. Великий хан разглядывал горы, на которых местами виднелись крохотные деревца. Вертикальный разлом разбил землю, образовав мощную впадину, которая, казалось, тянулась до неба. Слом был довольно аккуратным, было похоже на рубящий порез. Природа способна вытворять такое, что человеку даже не придет в голову. Ювелирная работа, с которой не справился бы ни один камнеточец. Взгляд Саньяра привлекла птица, парящая вдоль горной тропы. Она приближалась, Саньяр-хан сделал жест, она села на руку. Черный ворон пристально смотрел на него. Аккуратно почесав птицу у шеи, он снял с ремня письмо. Развернув, молча прочел, машинально шевеля губами:
    Ничего не предпринимай. Собери как можно больше людей - планы меняются. Луций.
    Саньяр хмыкнул, его лицо не выражало никаких эмоций - он напряженно обдумывал что-то, подумали Текеш и Бузар, подъехавшие к сюзерену.
    - У нас изменился план - разведка подкинула сведений. - Наконец-то произнес он.

    Лорд Вальтер и Герцог Эбенхард обходили стены города. Солдаты делали ров, вкапывали колья. Времени оставалось мало, в Альтенбург больше не ходили караваны и путники. Город ощущал приближение армии родоков. Лорд раздавал солдатам приказы, герцог же озирался в сторону леса:
    - Они там, выжидают. Но чего? Их больше, гораздо больше. Брать измором глупо, они теряют время.
    - Может они ждут еще подкрепление? - Вальтер подошел к герцогу.
    - В королевстве творится черт знает что. За всю жизнь такого не видел. Сарраниды, родоки, норды - все против Свадии. Половину войск мы уже потеряли.
    - Все образуется, отец. - Вальтер попытался обнять старого герцога, но тот нервно откинул руку:
    - А король? Гарлаус заперся в Меммингене. Страну рвут на части, а этот идиот только голубей посылает. Чертов дипломат! Кто сейчас станет подписывать с нами мир? Мы измотаны, они захотят нас добить - ясно любой деревенской бабке. Вся надежда на Годфрида и его рыцарей.
    - Дядя успеет. Я проверю готовность арбалетчиков на стене.
    - Мне бы твою уверенность. - Пробурчал Эбенхард сыну вслед.

    Спустя пару часов раздался сигнал. Со стены было видно, как вдали, на пригорке, родоки стали строить что-то. Дистанция была слишком большой, чтобы достать арбалетом со стены. Что это? Тараны или щиты для прикрытия? Постройки становились все больше: осадные башни? Эти конструкции стали гнуться, десятки человек катили к ним камни. Это какие-то метательные орудия, которые свадийцы видели впервые. Защитники укрылись за стенами, на город обрушился камнепад.Орудия пробивали дома, крошили стены, давили людей на улице. Стражники слетали со стен после попадания. Крики и паника - таких смертоносных орудий Кальрадия еще не видела. Город разрушался на глазах. Десяток орудий продолжал свое дело - пока одни заряжались, другие пускали огромные валуны. Командиры смотрели из окон замка, не понимая что делать: пытались придумать что-то против нового оружия. Орудия охраняла целая армия арбалетчиков, а те продолжали обстрел. Зная родоков, в лесу наверняка пряталась пехота.
    - Дядя Годфри! - Вальтер увидел всадников на другой стороне поля. - Мы должны сделать вылазку ему в помощь!
    - Это самоубийство. Там армия стрелков. - Эбенхард сидел за столом, обхватив голову руками, смотря на стяг, дрожащий на стене.
    - Мы должны попытаться. Отец, ударим вместе и отбросим их! - Вальтер взял со стола шлем и пошел к выходу.
    - Бери всех. - тихо сказал герцог и подошел к окну.

    С двух сторон свадийцы ринулись к пригорку. Арбалетчики разделились: большая часть принялась расстреливать наступающих из Альтенбурга. Остальные взялись за всадников, строем несущихся по полю на врага. Тяжелая кавалерия преодолела дистанцию, но уперлась в пики родокской пехоты, вышедшей из леса. С давних времен родоки научились в строю с пиками наперевес расправляться с кавалерией. После того как все, кто покинул ворота, полегли в поле близ города, арбалетчики с холма принялись отстреливать свадийских рыцарей, увязших в родокском строю. Свадийцы были уничтожены полностью, а родокская армия отделалась малыми потерями. Жалкое зрелище: поле с телах защитников близ разрушенного города, над воротами которого вскоре появился белый флаг. Армия родоков двинула к городу, во главе ехали командиры. В центре разрушенного города их встречал Герцог Эбенхард. К нему подъехал всадник, а свита осталась позади, осматривая выживших жителей и результат работы орудий. Человек спустился с лошади, сняв шлем подал оруженосцу:
    - Я Герцог Беланз, маршал Королевства Родоков, командующий этого славного воинства. А вы, полагаю, бывший хозяин Альтенбурга и мой пленник.
    - Герцог Эбенхард. Город сдается вам. Надеюсь, герцог, вы обойдетесь с ним достойно. - Эбенхард напрягся.
    - Мы не варвары. Жители Альтенбурга теперь граждане нашей страны, им не причинят вреда, если присягнут короне. Вы, Лорд Годфрид и выжившие солдаты теперь наши пленники: будете содержаться в тюрьме Альтенбурга до конца войны, либо уплаты выкупа.
    - Благодарю Вас за проявленную милость. А что с моим сыном?
    - К сожалению Лорд Вальтер погиб, можете похоронить его по своим обычаям. - Беланз повернулся ко всадникам:
    - Идем к замку Ленций, бить сарранидов. Граф Гармалли, вы и ваши люди остаетесь в Альтенбурге для охраны и наведения порядка.

    За эту неделю они взяли замки Локнитц и Кежмарок. Боярин Младек перешел на его сторону и открыл ворота замка Беджинь без боя, стоило армии северян подойти к стенам. Вальдим сидел с бокалом вина у камина в обеденном зале замка Локнитц. Из хозяйской спальни доносился храп короля нордов, мешая ему обдумать следующий шаг. Вечно грязные, пьяные, орущие вандалы, норды даже во сне мешали ему: Вальдим презирал северян, но их армия была хорошим инструментом, чтобы захватить трон. Он хитрый, а этих дурней обмануть проще пареной репы - Вальдим улыбнулся, допил содержимое бокала, налил еще. Хотя сейчас на дворе был май, в северной части Вегирса было холодно, будто зимой. Большую часть жизни он прожил здесь, но так и не привык к этому климату. Видно это передалось от матери - она была сарранидской крови, а южане не переносили этот холод. Вальдим подвинул кресло поближе к огню, тепло придавало спокойствия и расслабляло его. Изгнанник откинулся на спинку кресла, потянувшись, продолжил размышления: вести о его победоносном походе разойдутся по Вегирсу и страна примет нового, сильного короля, а если нет - он заставит. Потом избавится от нордов, навсегда. Он давно - его мысли прервал ворон, который влетел в окно и сел на подоконнике. Вальдим взял привязанную бумагу, развернул:
    Оставь на время Вегирс. С нордами иди на Альтенбург, город почти голый. Уничтожь до основания. Дальше по плану. Луций.
    Самозванец бросил бумагу в огонь, обдумывая прочитанное. Теперь надо убедить стадо идти за постухом. Откуда он так информирован? Плевать, ведь за все время он ни разу не подводил. Посидев еще у огня и обдумав каждое свое слово, Вальдим двинул к покоям:
    - Ваше Величество, это не может ждать! Хорошие новости...

    Через несколько дней армия нордов стояла у разрушенных стен Альтенбурга. Родоки, разрушив укрепления, сделали себе медвежью услугу: атакующие без труда хлынули за стены. Северяне хлынули в разбитые проемы, с помощью лестниц забирались на битые стены, несмотря на арбалетные болты и камни, летящие на их головы. Перебравшись за стены, викинги принялись рубить стражников, сбрасывать вниз со стен. Отряд Графа Гармалли был перебит, а сам он попал в плен. Король Турья казнил его, Эбенхарда и Годфрида на площади, перед своим воинством. Взмахнув топором к небу, король произнес:
    - Воины севера! Мы шли сюда не одну сотню лет. Теперь покажем всем на примере этих, какого идти против. Убейте всех, кого найдете. Сегодня пленных не берем. Разграбьте, сожгите и разрушьте все, что сможете! К концу дня вместо города здесь должен стоять памятник силе Северного Королевства!
    Толпа с ревом кинулась на улицы и в дома города. Турья посмотрел на Вальдима, стоящего рядом:
    - Спасибо за наводку. Видишь, и от тебя бывает польза.
    - Рад помочь, Ваше Величество, - самозванец улыбался: он выполнил приказ. Теперь можно продолжить путь к трону. Дальше началась анархия: резня, крики, насилие, грабеж. Жители в панике бежали прочь, кто-то даже добрался за ворота, но их добивали стрелки со стен. Все в городе, что могло гореть - полыхало. Обрушили несколько каменных построек. Север обрушил на Альтенбург всю свою ярость на южан.

    Отряд Боярина Ямбрина наблюдал горящий Альтенбург из леса, где в начале недели стояло войско родоков. Множество деревьев было срублено, но на что - не ясно. Боярин смотрел в сторону города:
    - Ужас. Если бы мы могли помочь... - Пошедший множество битв воин был поражен такой жестокостью.
    - Боярин, им уже не поможешь. Лекарство у нас, надо сделать последний рывок. - Подгонял его Бахештур.
    - Проклятье, ведь потом они ломануться к нам! - Ямбрин повернул коня в направлении Брешти. Они потеряли уже неделю - на дорогу туда и обратно. Еще не понятно, успели или нет. Ямбрин ждал от султана подвоха, а тот при встрече сразу сунул в руки флакон, говоря:
    - Торопись, передай своему королю: теперь ход за ним.
    И снова дорога, без сна. Одно радует, в Шаризе отряд плотно поел на деньги Яроглека. Разбойники и дезертиры не показывались на дороге, видя крупный, хорошо экипированный отряд. Наконец добравшись до Брешти, Ямбрин увидел на городских воротах флаги Князя Белогора:
    - Какого... - Дурные мысли вызвали ярость, но с трудом боярин заставил себя замолчать. Он поспешил в замок, у входа отряд встретил Белогор:
    - Я гостей не жду. - Князь хмуро разглядывал отряд.
    - Я прибыл к королю, а не к тебе.
    - Ты откуда вылез, Ямбрин? Яроглек помер позавчера, весь Вегирс уже знает. Городом теперь правлю я, и король у нас новый. - Князь подал знак, стража окружила отряд.
    - Кто ж теперь король? - Ямбрин положил руку на меч.
    - Король Вальдим, единственный законный наследник трона. Яроглек узурпировал у него трон. Но Вальдим милостиво прощает всех дворян Вегирса, которые по недоумию присягнули самозванцу. Разумеется, они должны дать присягу Вальдиму, как законному, - Белогор явно тянул время, пока наберется больше стражи, Ямбрин перебил его:
    - Я не признаю узурпатора и убийцу Вальдима! Дружина покидает Брешти.
    - Ты предатель! Стражники, в атаку! - Белогор схватился за оружие. Завязалась потасовка, Ямбрин и его спутники вступили в бой с городской стражей.
    - Прорываемся к воротам! - Бахештур увидел выбегающих на стену замка лучников. Отряд помчался галопом по улицам, сбивая с ног стражу, в спину летели стрелы.
    - Убейте эту мразь! Все за ними, бараны, чтоб тебе! - Орал Белогор, прижимая руку к кровоточащему лицу. Несколько дружинников погибло, но остальным удалось выбраться из Брешти.
     
  11. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 8. Дорога на Флавию

    Виктор проснулся рано - всю ночь его мучили кошмары, видно сказалось напряжение, пережитое во время побега. Желудок урчал, а плечо продолжало ныть. Парень поднялся, осмотрел место ночлега: Алайен и Фирентис спали около углей, Элиан и Фолька не было. Парень направился к выходу. Девушка стояла снаружи, осматривая кусты. Виктор хотел тихонько подойти к ней, отыграться за вчерашнее, но она сразу перевела взгляд на него, едва он вышел из пещеры.
    - А где Фольк?
    - Старик ушел полчаса назад. Он ничего не сказал, а я не спрашивала. - Продолжила Элиан.
    - Что собираешься делать теперь? - Виктор увидел, как над горами восходит солнце. Пришел новый день, а плана у него так и не было.
    - Фирентис предлагает присоединиться к Вам, а я, для начала, хочу узнать больше.
    - Мы с Алайеном возвращаемся назад, в Флавию. Нужно доложить королю о произошедшем и подлечиться.
    - У Вас есть где жить?
    - У Алайена в городе друг, можем податься к нему. А если повезет, король заплатит за службу, сможем жить в таверне.
    - Ладно, мы пойдем с Вами. Караван, что мы охраняли, уничтожен. Наймешь нас в свой отряд? - Элиан ждала ответа, но Виктор молчал. С чего она решила, что он - командир? У него не было ни отряда, ни денег. Но парень явно к ней привязался, и хотел чтобы Элиан была с ним. Он решил, что займет у Артименнера, решил озвучить:
    - Конечно найму. Вы показали на что способны. Когда, - он остановился, когда Элиан засмеялась:
    - Красиво заливаешь! Думаешь, я не отличу простого солдата от графа? Я пошутила, а ты, - она улыбалась, Виктор покраснел - она опять его обыграла.
    - Мы попробуем устроиться к родокам, а дальше по обстоятельствам. - Элиан вернулась к осмотру кустов.
    - Надо раздобыть еды, а то у нас совсем нет. - Виктор не мог сообразить где, а до Флавии еще день, может и больше:
    - Может удастся найти по дороге деревню, если осмотрим округу. Пойду, разбужу остальных.
    - Ага. - Элиан сорвала с кустов несколько листьев, свернула и положила в карман на поясе. Парень продолжал ее веселить: вот зачем шариться по незнакомой округе, когда ты в лесу? Если ты его знаешь, то лес может накормить и укрыть, даже вылечить человека. Когда все собрались и продолжили путь, Элиан отправилась в лес, предупредив - догонит потом. Виктор и Алайен шли рядом, Фирентис брел позади. Виктору показалось, что друг, наконец, пошел на поправку: Алайен оторвал ветку с ближайшего дерева, получилось что-то похожее на посох. Опершись на него, воин ступал уверенно, почти со скоростью Виктора. Возможно помогло лекарство старика, либо отдых так повлиял на парня. В любом случае, Виктора это порадовало:
    - Рад, что тебе лучше, дружище! - Он несильно похлопал Алайена по плечу.
    - Спасибо, Виктор, что спас в замке. Я добро не забываю. - Воин улыбнулся.
    - Ты поступил бы также. - Виктор задумался о чем-то. Спутник заметил и решил приободрить:
    - Не парься, все пойдет нормально. - Виктор взглянул на него: О чем ты?
    - Я давно заметил, что ты сам не свой, как мы сбежали из Веййи. Тебе приглянулась девчонка.
    - Она дикая, - повисла пауза, - ты прав. Я раньше такого не ощущал к другим. Но мне кажется, Элиан я не по душе. - Виктор определенно не знал, что с этим делать.
    - Она играет с тобой. Непонятно что у нее на уме, но со временем она подобреет, если поверит, а ты докажешь, что хорош для нее. - Алайен пытался помочь как мог в этой ситуации.
    - Видно жизнь лихо ее побила, - вслух размышлял Виктор, а друг продолжил его мысль:
    - В Кальрадии всем нелегко, даже королям. Верно, Фирентис? - попытался привлечь его в разговор третьим. Но Фирентис явно этого не хотел, он что-то пробурчал под нос и продолжил думать о своем. Мрачный, постоянно молчаливый здоровяк, будто какая то вина давила на него сверху. Воины продолжили диалог, а пройдя сотню метров заметили, как из леса, им навстречу вышла Эйлин. В ее руках был сверток ткани, полный грибов. Спутники потянули к нему руки, но девушка объяснила: сырыми эти грибы есть нельзя. За пригорком Эйлин видела деревню, они решили приготовить их там.

    Подойдя ближе, было ясно: там творится что-то неладное. Отряд вооруженных людей пытался чего-то добиться от крестьян. Их было немного - всего человек десять. Спутники Виктора хотели пройти мимо деревни, не ввязываясь не в свое дело, но Виктор настоял: необходимо помочь людям, возможно потом и они помогут. Они рассредоточились, подходя к скопищу людей с разных сторон, прячась за крестьянскими домами. Алайен, достав меч, подошел с севера, Виктор с юга. Фирентис и Эйлин подбирались с других сторон. Девушка забралась на крышу, у нее был лук и стрелы, взятые у сарранидских преследователей. Фирентис с копьем наизготовку подобрался к дому, у противоположной стены стояли разбойники. Обстановка накалилась: бандиты требовали золото, староста утверждал - у них его нет. Главарь, с топором наперевес, направился к жителям. Виктор подал сигнал, стрела вошла в спину вымогателя. С криком тот осел на колени, пытаясь нащупать ее и озираясь по сторонам. Опешивших на мгновение бандитов атаковали остальные. Фирентис поразил копьем ближайшего, вступил в схватку со вторым. Виктора пытался поразить копейщик. Парень держал дистанцию, соображая - боевого опыта против копья он еще не имел. После очередного выпада, одной рукой схватил копье, правой рубанул, но сумел достать лишь до рук противника. Истекающий кровью, безоружный вымогатель побежал прочь. Глядя на все это, крестьяне похватали ближайшие лопаты и вилы, ринулись на подмогу незнакомцам. Численным превосходством били врагов по одному. Пару бандитов скосили стрелы. Эйлин умело обращалась с луком. Она увидела, как раненый главарь над Алайеном с кинжалом. Воин перехватил его, но руки дрожали. Лезвие медленно приближалось, силы покидали парня. Алайен ударил ногой в спину, но здоровенный мужик, казалось, даже не почувствовал. Алайена обрызгало кровью - стрела вошла в глотку разбойника. Повалившись в траву и хрипя, его тело охватила судорога. Алайен взял кинжал главаря, решил прекратить его страдания.

    Деревня дала отпор, повеселевшие крестьяне гостеприимно встретили спасителей. В деревне было подобие таверны, в которой спутники пожарили грибов и перекусили. После разговора со старостой, стало ясно, что тут приключилось: это был отряд дезертиров, что терроризировал округу уже месяц. Грабежи, изнасилования, убийства - они ничего не гнушались. Герцог Матео даже объявил награду - сто динаров за каждого. Кто-то из жертв рассказал дезертирам, что в этой деревне у Матео есть схрон. Это было враньем, но не поверив крестьянам, дезертиры хотели всех перебить и обшарить деревню. После разговоров спутники переночевали в таверне и продолжили путь, благодарные крестьяне дали продуктов в дорогу. Теперь путники могли получить награду в Флавии за победу над дезертирами - крестьяне написали свидетельство с помощью Фирентиса, который, как оказалось, владел грамотой. Спутники были довольны, что поддались на уговоры Виктора: теперь в городе их ждал кошель с тысячей динаров. Они провели еще день в пути, прежде чем добрались до Флавии.

    Виктор обратил внимание, что этот город производит неизгладимое впечатление на всех, кто видит его впервые. Это было написано на лицах Эйлин и Фирентиса. Они завороженно осматривали его, будто зачарованные невидимой силой. Отряд направился к дому Артименнера. Обсудив ситуацию, архитектор посоветовал не ходить к королю. Ситуация в стране была сложная, король пребывал в плохом состоянии духа. Артименнер плотно общался с дворцовыми слугами, те поделились: у Гравета развилась депрессия, якобы король даже перестал есть. Спутники решили пожить некоторое время в городе. После беседы Эйлин и Виктор пошли забрать награду из здания стражи. Девушка вызвалась сделать это одна, но Виктор решил идти с ней. Дело не в том, что он не доверял, а просто волновался: она будет ходить по городу одна с такой суммой. С помощью бумаги из деревни, заверенной старостой, они быстро получили награду, отправились обратно. Но опасения Виктора подтвердились: после перекрестка, на узкой улочке их подстерегли. Трое человек шли им навстречу с оружием. Еще двое выбежали из переулка, перекрыли путь назад. Их окружили - это была западня на маленькой, безлюдной улице. Надеяться оставалось только на себя. Двое стоящих сзади кинулись первыми - Виктор сразу взял их на себя. Парень достал меч, первый враг был с кинжалом: длина оружия была на его стороне. Виктор кружил вокруг, не давая второму подобраться с другой стороны. Едва бандит попытался подобраться близко - точный удар поразил его. Второй получил возможность маневра, бросился с топором, мстить за собрата. В это время двое убийц с противоположной стороны улицы пытались расправиться с Эйлин. Третий наблюдал над схваткой - видно был у них главным. Получилось, что Виктор и один из нападавших на девушку, столкнулись спинами. Парень схватил его за плащ и отбросил на своего оппонента. Бандиты завалились, он добивал их мечом. Пока Эйлин расправлялась в четвертым, главарь приближался к ней. Виктор заметил это боковым зрением и ринулся на помощь. Он попытался перехватить руку главаря и закрыть Эйлин, но тот оказался ловчее. Кинжал рассек руку Виктору, но девушка вонзила свой под ребра главаря. Один из нападавших, которых добивал Виктор, побежал по улице прочь, но его схватила стража. Патруль оказался неподалеку, пришел на шум. После разбирательства Виктора и Эйлин отпустили, они вернулись в дом Артименнера.

    Пока архитектор, имеющий второе образование хирурга, работал с рукой Виктора, Эйлин рассказала всем о произошедшем и ушла в комнату, что хозяин выделил ей. Вскоре в дверь постучали, Виктор вошел не дождавшись ответа, после паузы начал:
    - Знаешь, сегодня я понял как, - Эйлин подошла и прервала его поцелуем. После пережитого чувства вырвались на свободу, девушка не стала их сдерживать. Она обняла Виктора, а он стал ее целовать, нежно прикасаясь уцелевшей рукой к ее щеке. Потом рука опустилась на ее талию, он гладил ее по спине. Эйлин прижалась к нему, они вновь слились в поцелуе, двигаясь в сторону кровати. Девушка не сильно толкнула парня, он повалился на кровать, легла сверху. В этот момент Виктор понял, что останется у нее до утра. Они ничего не говорили друг другу, он начинал понимать Эйлин без слов.
     
  12. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 9. Поиски

    Дружина выбралась за пределы города, преследовать элитный отряд стражники не решились. Боярин на скаку обдумывал изменившуюся ситуацию: Яроглек мертв, Брешти завладел предатель Белогор, присягнувший самозванцу. Нордская армия наступает. Столько усилий, и все напрасно: Вегирс разваливается.
    - Проклятье! - Остановив коня, Ямбрин в ярости достал флакон с лекарством и швырнул в ближайшее дерево. К нему приблизился Бахештур:
    - Боярин, на чувства нет времени. Что делаем дальше?
    - Да какие чувства, твою мать! - Огрызнулся Ямбрин, злость внутри требовала выхода. Чувства! Тут до него дошло: Иарина. Замок ее отца был на границе с нордами. Что с ним в этих условиях?
    - Все за мной, на замок Кежмарок! - Ямбрин рванул на север. Дружинники вновь отправились в путь. Эти воины были закалены войной, вместе со своим командиром прошли через множество битв, в которых ковалась их верность. Даже без отдыха и жалования, дружинники выполняли приказы без тени сомнений. От Брешти до Кежмарока было не очень далеко - к концу дня они уже добрались.

    В округе все было разграблено, Ямбрин рванул ко входу в замок. Во дворе, на стенах замка и вокруг него - лежали тела защитников и атакующих. Флаги хозяина были содраны, ветер гонял их по снегу. Некоторые здания еще горели. Судя по увиденному, появись он немного раньше - застал бы поджигателей. Спрыгнув с коня, он бежал в хозяйские покои. Боярин думал лишь о ней, окружающее потеряло смысл. Понимая это, Бахештур взял командование на себя, разделил дружинников на три группы: одна, во главе с кергитом, пошла за боярином. Вторая осматривала замок, а остальные заняли позиции на стенах. Ямбрин пробежал гостиную, дым наполнял ее, глаза боярина слезились. Начался кашель, не обращая на это внимания и прикрыв рот рукой, он ломился вперед. Ямбрин действовал практически вслепую - из-за дыма вокруг было видно лишь на расстоянии вытянутой руки. Нащупав дверь в княжеские покои, он отворил ее - там полыхал огонь. Видимо горела мебель и убранство.
    - Иарина! Родная, отзовись! - Изо всех сил кричал боярин сквозь кашель. Он пытался пройти между огней, разглядеть комнату, но не мог, и продолжал кричать сквозь огонь:
    - Иарина! Где ты? Иарина! - Казалось, что он спятил. Если девушка была там, она точно была мертва. Разум понимал это, но Ямбрин не видел ее, а потому что-то не давало ему уйти. Он чувствовал: она там, он сможет помочь, надо лишь попасть внутрь. Бахештур и несколько воинов догнали его, схватили и потащили на улицу, Ямбрин вырывался и угрожал. Если бы спутники не вытащили боярина наружу, вскоре он задохнулся бы в дыму.

    Ярость прошла, он смог осознать это. Его охватила слабость и апатия - он повалился на пол во дворе. Прислонившись к стене, он закрыл алые глаза, жгучая боль раздирала их. Его левая рука обгорела, боль и холод заполнили его тело. Руки ощущали снег, а в лицо бил северный ветер - сквозняк в воротах разносился во двор, как мог. После пекла контраст этого холода ощущался очень сильно, но в этот момент ему было плевать. Он чувствовал боль, но в душе было еще хуже. Его ничего не волновало сейчас: ни свое тело, ни дружина, ни война. Он вспоминал лицо Иарины, те дни, что они провели вместе. Сердце отказывалось понимать, но разум говорил - ее нет! У него ничего не осталось: возлюбленная погибла, его страну рвали на куски. В этот момент в нем что то стало меняться, но он этого даже не понял. Дав Ямбрину время, Бахештур стоял неподалеку. Заметив, что командир поднялся и идет к нему, помощник обратился:
    - Боярин, что теперь?
    - Мы найдем тех, кто это сделал. - Спокойно сказал Ямбрин.
    - На дороге я видел следы множества пеших солдат. Это армия нордов, уничтоживших Альтенбург. - Высказался Бахештур, но парень молчал. Он вернулся к своему коню, отряд направился за ним - обратно, по той же дороге. Дружинники нашли одного выжившего в замке, но разузнать ничего не смогли - был ранен в голову и лежал без сознания. Пришлось смастерить лежанку и взять с собой.

    В Брешти был торжественный прием: Князь Белогор встречал нового короля и отряд его наемников. Армии северян с Вальдимом не было, что обрадовало Белогора: он был уверен и спокойно играл роль радушного хозяина. Зайдя во дворец, Вальдим сразу направился к торну. Всю свою жизнь он мечтал о нем, шел к этому, использовал любые возможные средства. Пару раз он даже видел во сне этот момент. Вальдим быстро преодолел зал, но, подойдя к трону, его охватил страх - если сделает еще шаг, что то произойдет. Не может он просто взять и сесть. Сейчас из зала выбежит Яроглек, или стража расстреляет его с балкона. Вальдим стоял и смотрел на объект своего желания. Все это чушь! Он, наконец, сумел справится со странным чувством и занял трон. Князь же с интересом наблюдал за этим. Король с улыбкой смотрел на него, потом подозвал жестом - можно говорить. Поклонившись, Белогор подошел к трону и обратился:
    - Ваше Величество, у меня хорошие новости! Князь Након, хозяин Пешта, признал Вас королем и отправился сюда, чтобы присягнуть на верность. А Боярин Младек разбил изменника Рамена и везет Вам его голову в дар.
    - Какова ситуация в остальных регионах? - Властно произнес король. Ему нравилось ощущать власть.
    - Джучи, Люблинь и замок Боротинь контролируют мятежники. Остальная часть страны наша.
    - Моя! - С улыбкой поправил Вальдим: Джучи вычеркни - сейчас армия варваров берет город.
    - Но что потом делать с ними, они же примутся за нас! - Не удержался Белогор. Его лицо выражало неподдельный страх перед северянами. Много лет своего правления князь под разными предлогами избегал сражений с нордами: в молодости ему отбили охоту воевать с северянами.
    - Терпение, князь. У меня есть план, как покончить с Северным Королевством раз и навсегда. - Вальдиму надоел этот разговор.
    - Но Вегирс в руинах, сил на войну с нордами уже нет! А еще остались мятежники - Хован, Мегира, Ямбрин, Велемир, Рудин. - Вальдим вскочил и прервал его:
    - Да заткнись уже, трус! Пока я не приказал тебя казнить за дезертирство! Я же сказал: обожди, все решу. Есть люди, кто все это расчистит.
    Повисла тишина, Белогор решил больше не нарываться.

    Отряд Ямбрина почти добрался до Брешти, но сделал остановку - раненый пришел в себя, боярин хотел получить ответы.
    - Что случилось в замке?
    - Норды напали, самозванец привел. Хотел, чтобы Князь Рудомир присягнул ему. Говорить тяжко, мне бы воды. - Бахештур протянул бурдюк. Сделав пару глотков, воин продолжил:
    - Рудомир отказался, живодеры пошли на штурм, устроили резню. Мы отбивались, но когда...
    - Что с хозяевами замка? - Оборвал Ямбрин.
    - Князя самозванец казнил, а его жену и дочь увели.
    - Она жива! Куда? Где Боярыня Иарина? - Вырвалось у боярина, он изменился в лице.
    - Я видел, как их брали в плен. Не знаю, что было дальше - потерял сознание.
    - Где мне ее искать? - Ямбрин схватил рассказчика за ворот, ощущая, как надежда опять покидает его.
    - Боярин, Вальдим наверняка продал ее в Чагатай. Пленные со всей Кальрадии стекаются туда, на крупнейший рынок рабов. - Помощник опять подсказал решение.
    - А если ублюдок забрал ее себе? - Зло посмотрел Ямбрин.
    - Вальдим слишком жадный, он продаст всех пленных, поверь мне, боярин.
    - Если ошибся, головой за нее ответишь. Оставьте лежак, все на Чагатай!
    - Стойте! - Отозвался раненый: Возьмите меня с собой!
    - А на кой ты нужен? В моем отряде калек нет. - Ямбрин не хотел терять время.
    - Я же тебе помог. В Кежмароке я был командиром стражи, я опытный воин.
    - Если сможешь держаться в седле, возьмем с собой.
    - Смогу, меня Лезалитом зовут.
    К нему подвели коня погибшего в Брешти дружинника.

    Отряд направился в Чагатай. На дорогу потратили два дня, в степи на них напали разбойники. Всего один конный отряд, четыре десятка копий, не больше. Отряд Ямбрина превосходил противника числом и экипировкой, боевым опытом: не понятно, что толкнуло разбойников на такой шаг? Видно банда совсем озверела от безнаказанности - во время войны некому было разбираться с этим отребьем, в королевствах царило беззаконие и разруха. А может степняки уже умирали от голода, в отчаяньи пошли на такой шаг. В любом случае, мародеров разбили, даже обошлось без потерь. Но у воинов возник вопрос: что творится с Кальрадией, если едва вооруженые сами нападают на элитный отряд. Сколько еще люди будут убивать друг друга, разорять свою родную землю? Ямбрин гнал впереди, как позволяла скорость лошади, ему было не до философских рассуждений о высоком. В голове сейчас сформировалась мысль: его боярыня жива и он поможет ей, он успеет. История с Яроглеком не повторится.

    Добравшись до Чагатайских пастбищ, боярин приказал отряду остаться тут, а сам пошел с Бахештуром в город, Лезалит напросился с ними, хотел показать себя полезным. Решили так: Бахештур переоделся в работорговца, кергит хорошо их знал, без труда сыграет такую роль. Ямбрин - якобы его телохранитель. Лезалиту же отвели роль рабыни - поначалу он сопротивлялся, но делать было нечего: сам вызвался добровольцем. Дружинники купили у кочевников им одежду, из фруктов смастерили Лезалиту грудь, впервые за месяц он помылся, а на голову надели нечто похожее на паранджу или фату. Старый воин матерился, когда отряд заливался смехом, глядя на него. Втроем они без труда проникли в город, Бахештур повел их в район работорговцев. Он бывал здесь, когда служил одному из ханов. На втором этаже крупного дома, под огромным тентом, на сарранидском ковре, сидел хозяин района. Кергит был в шелковом халате, весь увешан золотыми украшениями. Когда спутники подошли к нему, им показалось, что он не заметил их присутствия. Поклонившись, Бахештур обратился:
    - Меня зовут Хафиз из Дуркубы, хочу приобрести несколько девушек в свой гарем. Золото не проблема. - Бахештур достал из-за пояса мешок с золотом, которое собирали с миру по нитке, потряс им. Работарговец перевел на него взгляд - этот родной звук монет сумел вызвать у него интерес.
    - Я Тангут-бай. Ты обратился по адресу, уважаемый. У меня большой выбор, но, если хочешь, скажи мне о своих предпочтениях: возраст, рост, вес, может национальность?
    - Мне сказали, недавно тебе доставили людей из Вегирса. Хотел бы взглянуть.
    - Кто сказал? - Тангут вновь посмотрел на него.
    - У меня свои кадры. Какой смысл преодолевать такой путь, если не знаешь, что есть в наличии. - Бахештур быстро вжился в роль. Работорговец молчал, ожидая его реакции, но Бахештур тоже был нем.
    - А ты матерый клиент, странно, что я тебя не знаю.
    - Не хочешь торговать - я пошел в Алмалык. Я и там найду товар. - Бахештур повернулся к лестнице.
    - Уважаемый, постой. Не серчай, ты же понимаешь, в нашем деле так, - улыбнулся Тангут.
    - Дак что с покупкой?
    - Лучший товар, в Алмалыке и рядом не стоял. Северные девушки такие сильные, горячие в противовес их климату. Со временем становятся такими покладистыми, а с правильным воспитанием - даже нежными. Ценный товар, - он посмотрел на Ямбрина. Парень с трудом сдерживал себя, слушая разговор и понимая, что это про его Иарину. Он старался не подавать вида, но лицо выдавало.
    - Не обращай внимания. Мой телохранитель совершенно дикий, настоящий берсерк. Потому и взял, прошу, продолжай. - Бахештур перевел внимание на себя.
    - Есть проблема, такой ценный товар быстро разбирают - много богатых, желающих объездить строптивую лошадку, - хмыкнул Тангут: Всех разобрали, но у меня есть свадийские леди. Для Дуркубы Свадия - ведь тоже север. Интересует?
    - Нет. У меня есть все, кроме вегирских.
    - Ты счастливый человек! А не желаешь молоденькую родокскую крестьянку, а? - Кергит вновь смотрел на собеседника.
    - Кому ты их продал? Может я смогу договориться с хозяином.
    - Хану Себуле. Он купил всех четырех, у него коллекция в замке Бергедорф. Вряд ли он согласится с ними проститься.
    - Благодарю за потраченное время. - Бахештур отсыпал ему золота из мешочка.
    - Дак что насчет другого товара, уважаемый? - Утекающее из рук золото не давало покоя работорговцу.
    - В следующий раз, а это - Себуле. - Ответил Бахештур, спускаясь по лестнице. Тангут-бай хмыкнул ему вслед.

    Покидая район, Ямбрин думал изрубить этих работорговцев и их пособников, так обращающихся с людьми. Но сейчас он не мог: Иарина жива, ей нужна его помощь. Сейчас ему нельзя рисковать, да и город отрядом не возьмешь, но Ямбрин решил, что обязательно вернется. Его размышления оборвал стражник.
    - Какая касотка, - стражник схватил за зад спутницу Бахештура и получил от Лезалита удар меж ног. Стражник упал под смех его напарника.
    - Еще раз тронешь мой товар - будешь покупать! - Бахештур понял, надо спешить на выход, пока их не раскрыли. Но стражникам было не до того: один корчился от боли, а второй насмехался, как его девчонка опрокинула.

    Покинув город и встретившись с отрядом, боярин решил проникнуть в Бергедорф. Он не знал, как это сделать, но понимал, что нельзя терять время. Он спасет Иарину, поможет забыть обо всем, что ей пришлось пережить. Они снова будут вместе, все будет как раньше. Больше он ее не оставит. Бахештур и Лезалит пытались отговорить его: лезть целым отрядом в замок, строения которого даже не знаешь. Да что там, строения? Который видишь впервые! Безумие. Но боярина невозможно было остановить, он лишь хотел сделать это как можно быстрее, его возлюбленная и так натерпелась. В итоге Бахештур неохотно повел дружину к следующей цели, к ночи они были на месте. Бергедорф, как и большинство кергитских замков, стоял в горах. Боярин приказал лезть по склону на стену, пока темнота скрывала воинов. Лезалит предложил дождаться утра, осмотреть замок, выработать план. Но Ямбрин отклонил это: потеря целого дня, да и если днем их заметят? Они потеряют элемент неожиданности. Дружина пошла выполнять приказ. Склон не был крутым, но для воинов тяжелой броне, эта задача стала серьезной проблемой. Нужно было проявить концентрацию и внимание. Глядя на все это и забираясь на верх, Бахештур, впервые за долгое время, подумал, что служит очередному богатому идиоту. Конечно, кергит понимал мотивацию боярина, но считал недопустимым так подставлять своих солдат. Когда пара десятков тихо и не спеша забралась на стену, один из дружинников с криком сорвался с пригорка.
    - Тревога! - На стене стали зажигать факелы.
     
  13. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 10. Страна пальм

    Время приближалось к обеду, солнце светило в окна ее комнаты, озорной лучик отражался в глазах. Отвернувшись к стене, девушка потянулась, решив понежится в постели еще часик. Арва жила в Форвилле около года, но ее дни были похожими, как капли воды. С тех пор, как Султан Хаким лишил ее трона, Арва Жемчужная жила в лучшем из съемных домов Форвиллы. Покидая свою страну, ей удалось забрать большую часть богатств Шариза. Средства позволили вести роскошный образ жизни, полюбившийся бывшей рабыне. Последние дни она провела в ожидании, сегодня ее пытка закончилась - ворон, скрипнув чем-то снаружи, оборвал ее покой. Девушка, неохотно поднявшись, впустила гостя, взяла заветное послание:
    Время пришло. Твоя часть - Бареййе. Луций.
    Сегодня будет долгий день: надо собрать своих людей, постоянно кутивших в таверне, отправить весточки Калифу Атису и Эмиру Билии, спешить в путь.

    Кергитская армия продолжала расти с каждым днем. Получив больше времени, ханы увеличили воинство до настоящей орды. Весть об ее размерах расползлась по всему Кергитскому Ханству, побудив присоединиться даже самых трусливых и не лояльных Саньяру вассалов. Все хотели поучаствовать в грандиозном походе, урвать свой кусок пирога. Когда орда вошла на территорию Султаната, ее первым препятствием стал пограничный замок Джамейя. Его можно было без труда обойти, но Саньяр-Хан решил брать все, что попадется на пути к Дуркубе. Луций описал целью центральные земли Султаната, но Великий Хан не хотел терять возможность: когда еще соберется такая орда? Эмир Мандхалир возглавил оборону Джамейи: лучники вели огонь с башен, пехота пряталась за стенами. Кергиты выпустили тысячи стрел на замок. Те, кто смог выжить, укрывшись за стенами, сдались. Оставив сотню воинов в Джамейе, орда продолжила путь. Вдохновленный победой Себула хотел возглавить часть войска и взять Карраф во славу Великого Хана, но Саньяр не хотел разделять силы. План Луция был прост: пустынники не выдержат войны на три фронта. Единым кулаком кергиты Саньяра ударят в сердце сарранидских земель. Орда подавит сопротивление Дуркубы и Аммерада, а потом Себуле и карты в руки. Луций хотел использовать Ханство, но старика Саньяра не обманешь! Он поимеет свою выгоду: надо успеть захапать как можно больше, быстрее конкурентов.

    Пока кергиты обстреливали Дуркубу, в Бареййе приветствовали Арву Жемчужную, как спасительницу сарранидских земель. Калиф Атис уверял ее, что всегда был верным, и ждал этого дня. Теперь он сделает все, вернет Арве трон. Эмир Билия безучастно стоял в стороне: ему были чужды подхалимство и лицемерие Атиса. Эмир командовал мамелюками, одной из лучших армий Султаната, а такого союзника желает получить любой правитель. Билия обдумывал то, что сотворил: присягнул Арве, чтобы его воины не пали геройской смертью от кергитской орды. Жемчужная заверила их: вместе создадим новый Султанат, расширим владения малыми потерями - тогда многие эмиры перейдут к нам. Надо спешить, взять восточную часть, согласно договору. Вскоре они выступили на замки Бардок и Шарва.

    Государство стремительно теряло территории, Султан Хаким собрал в Шаризе совет приближенных. Калиф Нувас сидел на ковре, перед столом, справа от Хакима. Казалось, Нувас спит - глаза были прикрыты, сидел неподвижно. В какой-то момент султану показалось, что калиф даже не дышит. Слева от Хакима дергался Калиф Ганава, продолжая орать на султана, слюна разлеталась в стороны:
    - Ничтожества! Шайтаны! Не знают, с кем связались! Мы сомнем их, казнь будет милостью! Нет, рабство станет их уделом! Соберем войско, выкинем их трупы обратно в степь!
    - Ганава, их больше, шайтан знает во сколько. - Хаким смотрел на него. Левый глаз калифа дергался, тело трясло от злости и страха.
    - Коневоды не умеют драться! Мы обречены на победу! - Ганава не мог успокоиться.
    - Обречены на смерть. - тихо отозвался Нувас.
    - Трус! Поддержи меня, вместе убедим Владыку! - не унимался Ганава.
    Нувас вытер рукавом лицо: разлетаясь, слюни Ганавы достали до него.
    - Где Эмир Хамезан? - Султана начинало злить поведение его вассалов.
    - А его не колышат сборы! - Ганава схватил кувшин вина, стал хлестать вино из горла. Калифа продолжало трясти, облившись, он опять выругался.
    - Мудрейший, есть вести от нашей армии под Ленцием? - Нувас медленно поднял глаза на султана.
    - Ни одной весточки, хотя прошло три дня. Это не похоже на Нуама.
    - Козел бородатый! Ему не войском командовать, а ноги нам мыть. - Ганава полез к столу за вторым графином.

    Двери распахнулись, ударив о стены - вздрогнув, Ганава разбил кувшин об стол, обрызгав вином всех вокруг. Нувас остался неподвижен. Султан обтирал свой доспех, бубня что-то про Ганаву. Тот вскочил, стал орать на бегущего к ним Хамезана:
    - Че творишь! Носишься, как свинья до кормушки!
    Не обращая внимания на захлебывающегося слюной Ганаву, пытаясь отдышаться, эмир сбивчиво затараторил:
    - Чего сидите тут, город штурмуют! Кроме Вас, во дворце никого нет.
    Повисла тишина, потом Ганава засмеялся, икнув, подытожил:
    - Все, дозвизделись! Говорил, атаковать надо!
    Послышался свист ветра, шум от удара. Затряслись стены, сверху падали куски украшений дворца.
    - Что это, Всемогущий?! - встал, озираясь, Хаким.
    - Родоки лупят валунами. Город трещит, ломают стены и дома! - Хамезан пошел к дверям:
    - Светлейший, народ ждет Вас!
    Знать двинулась на стену, в зале остался только Ганава. Опустошенный графин помог ему унять дрожь. Шатаясь, он побрел к выходу, бормоча под нос:
    - Идиоты, я здесь не помру.

    Двигаясь по улицам города, султан видел летящие над городом валуны и результат этих полетов.
    - Большую часть воинов укройте в домах. За стеной оставить дозорных. Дождемся, когда они прекратят обстрел и двинут в атаку. Выполнять! - Хаким раздавал указания вассалам вокруг себя. Обстрел продолжался еще около получаса, превращая зажиточную столицу Султаната в подобие Альтенбурга. За разрушенными воротами соорудили баррикады, после сигнала часовых воины заняли позиции. Родоки пошли на штурм: преодолев арку ворот, они встретились с градом стрел. Родоки валились на землю, но остальные продолжали штурм. Воины закрывались щитами, а арбалетчики пытались вести ответный огонь. Тела атакующих заполняли подступы к улицам Шариза, гвардии султана удалось отбросить их к воротам. У ворот противостояние продолжилось, погибшие образовали пробку. Узкий проход между стенами заполнили тела, но родоки упорно продолжали атаку, ступая по ним и пытаясь расталкивать павших. Казалось, им нет числа. Гвардия, во главе с Шакимом, пыталась удержать их, но количество сарранидов стремительно таяло. Если родоки прорвутся на улицы - все будет кончено.
    - Держать позицию! - Султан продолжал бой. Сопровождавший его Хамезан погиб, казалось, вечность назад. Скольких они изрубили после этого? Надо держаться, вдохновлять солдат примером. Изысканный доспех спас уже от множества ударов, а от арбалета - не смог. Болт прошел кольчужное плетение и вошел ему в предплечье. Султан поднял голову: на городских стенах стояли арбалетчики, вели прицельный огонь. Видимо ублюдки притащили лестницы с той стороны. Все было кончено, нет смысла продолжать - Хаким бросил ятаган. Султан хотел поднять руки, но боль в плече оставила ему только одну:
    - Мир! Мы сдаемся!
    Сарраниды последовали примеру своего правителя, а он сдал город Герцогу Беланзу. Гвардейский врач обработал рану Хакима, дал средство от заражения. Потом султана проводили в темницу, построенную по его приказу. Там его встретил Нувас: калиф всегда был мрачным и немногословным, сейчас он казался тенью. Всю ночь он просидел в углу, не сказав султану ни слова. Хаким тоже не спал: как такое получилось? Где армия Нуама? Утром он получил ответ: стража бросила в их камеру Эмира Дийюла, сопровождающего Нуама. Тот поведал, как родоки устроили засаду на горной тропе и уничтожили их войско. Дийюл оказался единственным командиром, которому удалось выжить. Теперь Хаким надеялся лишь на своих детей.

    За две недели Султанат Сарранидов перестал существовать. Одна из сильнейших стран, с тысячелетней историей. Как это возможно? Он рассчитывал создать с Султанатом альянс, а теперь что? Гарлаус бросил смятый доклад разведки. Герцог Герман взял скомканый листок, развернул и ознакомился, перевел взгляд на короля. За этот месяц Гарлаус постарел лет на десять, а может и больше: лицо исполосовали складки, появились новые морщины. Крупные подглазины, король перестал бриться и оброс. От былой осанки не осталось следа - перед герцогом стоял сгорбившийся старик. Гарлаус был похож не на короля, а на опустившегося алкоголика, которых Герман наблюдал в таверне своего Эйдельберга.
    - Мы окружены врагами, нас ждет судьба сарранидов. - Король подошел к окну.
    - Ваше Величество, нельзя опускать руки.
    - Я каждый день веду переговоры со всеми монархами Кальрадии, признанными и нет, но все без толку. - Гарлаус рухнул на трон.
    Герцог Герман продолжил разговор, как того требовал этикет, но было ясно - на Гарлауса надежды нет. Свадию надо спасать с Дитрихом и Вернером. Покинув столицу, герцог направился в Дрезенбург.

    Взяв Дуркубу, Саньяр-Хан приказал казнить за сопротивление каждого второго в городе. Его задумка сработала: едва приблизившись к Аммераду, кергиты увидели над городом белые флаги. Крупный город был взят без потерь. Поход утомил Саньяра - в его возрасте такие путешествия давались не легко. Великий Хан остался в Аммераде, направив вассалов на захват ближайших замков, разделив между нами армию. В недрах дворца Эмира Хамезана Саньяр обнаружил приятный сюрприз: гарем с двумя десятками девушек. Он присел на один из роскошных ковров, стал осматривать жительниц. Те занимались своими делами: рукодельничали и разговаривали, наигрывали веселую мелодию. Две девушки плавно подошли к Саньяру, начали танцевать.
    - Ай да проказник, Хамезан! Знает толк в прекрасном. - Хан пожирал взглядом одну из танцовщиц: стройная фигурка, изящные и точные движения. Одежды на ней почти не было, внимание привлек блеск от браслета на ее руке. Браслет из черного металла, с синей змеей - таких украшений он еще не видел. Девушка продолжала увлекательное представление. Лицо ее было скрыто платком, правитель видел лишь черные глаза. Они блестели, как браслет на ее тонкой руке. Саньяр откинулся на подушки, прикрыл глаза: через три дня владения вырастут вдвое, Султанату Сарранидов хана. Он продолжит план Луция, нападет на Свадию и покончит с ней. Оставит наследнику половину Кальрадии. Хотя он еще не так стар, чтобы думать о завещании. Я смогу взять всю и войдет в историю! Все барды и менестрели...
    - Посмотри в глаза! - танцовщица остановила грандиозные планы. Эти бездонные, чернее ночи, глаза стали последним, что Саньяр видел в этом мире. Точный удар кинжала - он не почувствовал боли, ничего не сказал, Саньяр-Хан ушел быстро. В гареме раздались женские крики, поднялась паника. Трое стражников у входа ринулись к убийце, но за пару мгновений присоединились к Саньяру. Девушка скрылась в коридорах дворца, прежде чем сбежались дворцовые слуги. Через полчаса весь город знал - Великий Хан мертв. Пользуясь моментом, сарранидский город восстал против захватчиков. Началась резня на улицах: жители и гарнизон Амеррада били ошалевших солдат личной гвардии Саньяра повсюду. Город стал для них смертельной ловушкой - разъяренные толпы жителей охотились на них, желая отомстить за Дуркубу. Прежде чем сарраниды успели закрыть ворота, в суматохе одинокий всадник в плаще покинул город.

    Защитники замка Терамма разбили атакующих, уцелевшие кергиты бежали прочь. Лакем держал за грудки Хана Урубая, кровь из порезанной кожанки капала на калифа.
    - Где мой отец?
    - Мне какое дело, - буркнул Урубай. Мощный удар свалил его.
    - Ладно, ладно, харош! Кто твой отец? - Урубай лежал, зажав рану.
    - Султан Хаким, где он? - Лакем замахнулся еще раз.
    - Я не знаю! Где-то на западе, а там атакуют родоки! Пощади! - пленник закрылся руками.
    - У кергитов союз с родоками?
    - Саньяр командует, а я просто солдат. Ничего не знаю!
    - Ты паскудник, решивший уничтожить мою страну. - Лакем повернулся к подошедшему Амдару.
    - Потеряли двадцать семь человек, десять тяжело ранены. Степняки совсем одичали! Ты разговорил птенчика? - Амдар достал из-за спины топор.
    - Да, брат, поет как соловей, хотя мелодия одна. Видимо, отец в Шаризе, отбивается от родоков. Надо собирать людей.
    - Что сделаем с ним? - Амдар смотрел на Урубая, сжимая топор. Хан опять умолял сохранить ему жизнь.
    - Убери оружие, брат. Понимаю тебя, но это слишком просто для таких, как он. Мы подарим гостя Калифу Ганаве, он разберется. - Амдар одобрительно закивал на эту идею.

    Войск Арвы и ее вассалов хватило лишь на замок Бардок, который был взят с большими потерями. Жемчужная сразу даровала его Билии, пытаясь покрыть ущерб. Сама же вернулась с Атисом в Бареййе. Триумфального возвращения не получилось: никто из эмиров не хотел признавать ее правительницей, а военных успехов не было. По изменившейся манере разговора Атиса, Арва поняла: калиф сожалеет, что поддержал мятеж. Он может переметнуться, надо повлиять на него. Арва Жемчужная зашла в тупик, ей был нужен мудрый совет и точные сведения. А ворона от Луция так и не было.

    С трудом справляясь с конем, он продолжал движение. Нашел пробитый валунами родоков вход в основании стены, покинул осажденный Шариз. Ганава точно знал, куда направится: замок Терамма. Сыновья султана удержат его, там большая армия и безопасно. По дороге он посетил оазис, который открыл в прошлом году, истребляя бедуинов. Его маленький, личный клад. Напоил коня, запасся водой и продолжил путь: время поджимает.

    Прибыв в замок, он нарисовал красочную картину наследникам. Вслед за ним прибыл Эмир Хиван с войском. После обсуждений и споров, было решено идти на Шариз. Отбить столицу у родоков и спасти Хакима, если еще жив. А потом можно взяться за кергитов, как настаивал Хиван.
    Войско отправилось к Шаризу, но по дороге на Карраф им преградил путь отряд Графа Курниаса. С белым флагом, граф подъехал ближе:
    - Оставьте оружие в ножнах, я хочу говорить!
    - Вы напали на наш город, собаки, какие разговоры! - выкрикнул Ганава.
    - Султанат начал эту войну, но она никому не нужна! - Курниас молчал, ожидая ответа. Ганава хотел продолжить, но Лакем одернул его:
    - У нас три фронта, не мешай мне закрыть этот. - Хаким с малых лет готовил сыновей править.
    - Не указывай калифу, парень. - повернулся к нему Ганава.
    - Пока Хакима нет, я правитель. Отказ подчиниться - измена.
    Ганава нервно кивнул.
     
  14. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 11. Уголок счастья

    Виктор лежал на кровати, смотрел на Эйлин. Девушка безмятежно спала, он любовался ею. Солнце едва выглянуло, но в сумерках рассвета парень уже видел ее черты. Виктор лежал неподвижно, чтобы случайно не потревожить ее. После этой ночи, парень, впервые за долгое время, смог ощутить простое счастье, как в детстве - когда ребенком играл с родными. Девушка поморщилась, повела плечом, уронив одеяло. Виктор бережно накрыл ее.

    В деревне он жил с одной крестьянкой, она была добра к нему, но это было совсем иное. То, что он испытывал сейчас, такое сильное чувство, охватило воина впервые. Он хотел пролежать здесь весь день, лишь бы Эйлин была рядом. Виктор был готов сделать что угодно, лишь бы она была здорова и счастлива. Парню казалось, сейчас весь его мир поместился внутри этой хрупкой, привлекательной девушки. Ночью она показала, какой нежной она может быть. В этот момент Эйлин открыла глаза, они слились в поцелуе.

    К обеду они вместе спустились в гостиную. Алайен сидел с новой книгой в кресле, под рукой стоял кувшин. Воин подозвал их, разлил виноградный сок по кружкам. Будучи королевским инженером, Артименнер получал много вкусностей из Форвиллы. Спутники не решили куда податься, да Виктор и не хотел: пока Эйлин была с ним, хотел остаться в Флавии. Пообедав, пара пошла прогуляться по городу. Остановились на пристани, Эйлин смотрела на океанский простор. Ее жизнь тоже изменилась: она чувствовала заботу и любовь Виктора, лед в ее душе стремительно таял. Парень стоял, прислонившись сзади, целовал ее. Морской бриз раздувал волосы, они были счастливы. Вечером они вернулись домой и провели ночь, согревая друг друга. Их маленький, личный Рай в Флавии продолжался: жаркие объятия, милые улыбки, счастливые длинные ночи.

    Восемь таких дней пролетели как миг, а потом жизнь изменилась после случайной встречи. Виктор ерзал в таверне, ожидая Эйлин. К нему подошел рыцарь, позади стояли еще трое.
    - Я присяду? Есть дело, - Виктор увидел мужчину среднего возраста.
    - Как хотите. - Виктор насторожился. Рыцарь сел напротив, махнул своим людям - они остались вдвоем.
    - Позволь представится, Герцог Матео. А ты Виктор, так? - парень кивнул.
    - Твой отряд спас моих крестьян, избавил округу от чертовой банды дезертиров. Мне нужны такие люди.
    - Я хочу стать горожанином, мирно жить в Флавии. - Виктор думал об Эйлин, не хотел вновь втягивать ее в войну. Но и расставаться с любимой не хотел.
    - А мирной жизни не будет, Виктор. У нас две войны: со Свадией и Султанатом. На востоке кергитская угроза. Королевство страдает, никто не знает, что будет дальше. - Матео хотел вернуть его с небес на землю.
    - Включи голову, не каждый день герцог зовет на службу. Я видел тебя с зазнобой на пристани, все понимаю - дело молодое. Но что ты можешь ей дать? Нищету да болезни. Та награда, за дезертиров, это ничто. За верную службу Вы будете обеспечены достойно. Не переживай, войны мы скоро закончим, - герцог расчесывал рыжие усы.
    - Всех победите? - Виктор удивленно смотрел на собеседника, восхищаясь его уверенностью. Матео осмотрелся - таверна была почти безлюдной. Он подался вперед, шепотом продолжил:
    - Это король так считает. У него безумные идеи по захвату Кальрадии, а народ и знать устали от войн. Мы свергнем его, закрепимся на позициях и будем мирно жить. Родокия станет процветать, люди из сожраных войной земель потянутся к нам.
    Парень ничего не ответил - не мог принять решение один. Он думал об Эйлин, в этот момент девушка вошла в таверну. Улыбка засияла на лице парня, герцог сидел спиной ко входу, но все понял:
    - Такое дебильное выражение лица бывает лишь у влюбленных. Иди, обсуди с ней. Переговорив, они согласились присягнуть герцогу.

    Через четыре дня Виктор стоял в холле королевского дворца, ожидая Матео. Сегодня все случится - план детально обговорили несколько раз. Он увидел человека, уверенно идущего в королевские покои. За ним следовали четверо, среди них был Матео, подозвал Виктора. Шесть заговорщиков вошли в зал. Заподозрив неладное, стража из холла последовала за ними. В комнате, за столом, сидел Гравет, рядом еще двое. Увидев делегацию, король поднялся:
    - Какого черта вы врываетесь! Кто пустил?
    Предводитель обнажил меч, ринулся к Гравету:
    - Я, Герцог Беланз, маршал королевства, именем свободного народа приказываю тебе отречься!

    - Измена! Схватить их! - заорал Гравет, отскочив от стола. Маркиз Райс и Граф Ларкин поднялись, схватились за оружие. Райс перекрыл путь Беланзу, а Ларкин бросился на ближайшего - Графа Телльрога. Тот не успел среагировать - тесак распорол ворот гамбезона, граф повалился на пол, кровь брызгала из артерии. Стража ринулась на подмогу, занялась остальными заговорщиками. Герцог Матео взял командование на себя:
    - Фальсевор, держим стражу! Виктор, помоги Беланзу!
    Парень пошел выполнять приказ, но столкнулся с Ларкиным. Граф сделал пару резких выпадов, но Виктор увернулся, пнул табурет ему под ноги. Ларкин повалился, Виктор принялся рубить оппонента, не давая подняться. Маркиз и маршал продолжали бой: фехтовали, кружа вокруг колонны. Король стоял, прижавшись к стене, смотрел на лежащих в крови Телльрога и Ларкина, его мутило.
    Стража расправилась с оруженосцем Фальсевора, но сам граф и Матео продолжали удерживать их в арке, не пуская внутрь:
    - Чего возитесь, быстрее! - Фальсевор поднял второй меч, удерживая двоих противников. Матео орудовал двуручником у другого края арки, стражник лег рядом, отведав его лезвия. Райс прислонился к колонне, сделал выпад - но клинок лишь царапнул доспех. Осмелев, маркиз перешел в наступление на держащего дистанцию Беланза. Райс получил удар, но латная перчатка схватила оружие Беланза. Маркиз сделал замах в сторону головы, но в этот момент сам получил точный удар. Сверху лезвие вошло в тело маркиза, точно между затылком и воротом латной брони. Поверженный рухнул под ноги Беланза, тот поднял взгляд с тела: Виктор стоял на столе. Герцог бросил свое оружие на стол:
    - Живо тащи Гравета сюда! - Беланз достал из под пояса бумагу, разгладил руками. Виктор подвел к столу Гравета: короля трясло, он был в шоке от происходящего. Беланз схватил кинжал со стола:
    - Твоему правлению конец, но сам еще можешь выжить, - страх смерти пересилил жажду власти, Гравета не надо было уговаривать:
    - Я все подпишу, где? - дрожащая рука схватила протянутое Виктором перо. Под диктовку герцога бюрократия быстро закончилась, Виктор поставил королевскую печать.

    Они подошли к арке, Гравет отдал последний приказ:
    - Стойте! Стража, прекратить бой! - Стражники опустили оружие, Матео подошел к сидевшему на полу Фальсевору. Граф держался за кровоточащую рану, отогнув ему одежду, Матео осмотрел порез:
    - Легкое ранение, надо остановить кровь.
    Фальсевор улыбнулся:
    - У нас получилось, война кончится.
    Беланз растянул отречение перед стражей:
    - Смотрите все! Гравет отрекся от короны, в мою пользу. Быстро привести лекаря сюда! Своим первым указом я помилую Вас за сопротивление. - Беланз повернулся к Гравету, положил руку на плечо:
    - Ты ведь понимаешь, что вынудил нас? Я не хотел такого... Мы ценим твои труды на благо народа, можешь покинуть страну.
    - Куда же я пойду?
    - Дело твое, мы позволим забрать личные накопления. Считай это заслуженным отдыхом.
    Гравет сел на стул, обдумывая произошедшее, смотрел как стражники выносят тела Райса и Телльрога. Беланз составлял приказ Курниасу в Шариз. Матео, обтерев лезвие меча, подошел к Виктору:
    - Сегодня твой счастливый день, парень: ты спас нового короля.
    Виктор улыбнулся - его риск оправдался. Воин представил, как теперь изменится жизнь.

    Получив письмо нового короля, Граф Курниас вздохнул свободно: появился шанс сохранить за собой Шариз без боя, но предстоят сложные переговоры. Отряд выдвинулся немедленно, встретил сарранидов на пол пути. После напряженных переговоров, мирный договор был подписан: перемирие на месяц, Шариз остается за родоками. Они, в свою очередь, отпускают всех пленных.
    Король Беланз наградил всех, кто помог скинуть Гравета: Герцог Матео стал маршалом, получил замок Ларкина - Альтриак. Граф Фальсевор получил титул маркиза и замок Агнезий - вотчину Райса. Виктор стал графом и владельцем дома в Флавии.
    Гравет собрал имущество, отправился на пристань Флавии. На торговом корабле он покинул Кальрадию навсегда, без злобы и планов вернуться. За дни, проведенные вдали от трона, он переосмыслил жизнь. За годы правления ему все опротивело. Возможно, Беланз оказал ему услугу: тихая жизнь на маленьком острове Каттира. Хорошее, тихое место вдали от Кальрадии, где он встретит старость.

    Виктор лежал в спальне нового дома, Элиан на его груди:
    - Дак как мне теперь тебя называть? Ваше сиятельство? - девушка засмеялась, Виктор прижал ее к себе, крепко обнял. Потом посмотрел в глаза:
    - Зови как хочешь. Это все для тебя, любимая. - он потянулся к одежде, достал кольцо, стоившее ему кучу денег:
    - Ты станешь моей графиней?
    - Красота, - Эйлин посмотрела на кольцо, с недовольным лицом ответила:
    - И это все? - они рассмеялись, потом девушка согласилась. Виктор надел украшение на ее изящный пальчик, они отдались страсти.

    Утром стражник вручил ему приглашение во дворец. Беланз встретил его за столом, заваленным картами и письмами. У стены стояли слуги с книгами, очередь из просящих в коридоре тянулась по лестнице вниз. Работа у нового короля шла полным ходом.
    - Приветствую, Граф Виктор!
    - Ваше Величество, - Виктор поклонился, подошел к столу.
    - Оставим формальности, садись. Есть важное дело, а ты как раз под рукой.
    Граф сел рядом с Беланзом, вслушиваясь в каждое слово:
    - Дела движутся, с сарранидами подписан мир. Наша южная граница получила месяц передышки. Султанат не нарушит его, им не до нас. Наша основная проблема - Свадия. Боевых действий не идет, но северные поселения постоянно страдают от нападений особо активных и жадных свадийских лордов. Нам нужен мир со Свадией - потому ты здесь. Собери своих, отправляйтесь в Мемминген к Гарлаусу. Мы уже обо всем договорились, но для законности нужна его подпись. Чертова бумажная волокита! - Король покосился на стол, продолжил:
    - Мир в интересах Гарлауса, он заверил меня: Свадия объявила перемирие на две недели. Назови себя и свою цель любому свадийскому патрулю или лорду - не тронут. Бери эти бумаги и в путь.
    - Ваше Величество, мой отряд меньше десяти человек. Так мы ничего не доставим.
    Король улыбнулся, но улыбка не выражала сарказм или снисходительность:
    - Виктор, ты теперь граф Королевства Родоков. Рекрутируй добровольцев в любом поселении нашей страны, если есть деньги - возьми наемников в таверне. Прошу, сделай все быстро.
    - Будет сделано, - Виктор поднялся, покинул дворец.

    В городе он принял три десятка добровольцев, на оставшиеся деньги купил им снаряжение. Забежал на огонек к Артименнеру, позвал Алайена и Фирентиса. Отряд остановился у дома командира, Виктор зашел проститься с Эйлин.
    - Одного не пущу. - сразу ответила жена.
    - Я не хочу подвергать тебя опасности.
    - Знаешь, я не могу сидеть дома, занимаясь всякой ерундой, как все эти занудные леди. Дорогой, ты ведь понимаешь меня... - Эйлин обняла его, смотрела в глаза. Виктор не мог спорить, он растворялся от этого взгляда. Понимал, что нельзя ее брать, но не мог сопротивляться. Граф млел в ее объятьях. Эйлин быстро собралась, отряд покинул Флавию.

    Они шли на север, по деревянному мосту пересекли реку близ Флавии. Речушка была не широкой, но с довольно сильным течением. Напор свежей и чистой воды быстро огибал прибрежные валуны. Отряд держал темп, подгоняемый командиром. Виктор спешил: его поглотила мысль о королевстве, не ведущем войн. Граф уже представлял жизнь их семьи с Эйлин, много детей и обустроенный дом. Отряд прошел вдоль горного хребта, через деревню Чаеза вышли к полям Форвиллы.

    Им открылся потрясающий вид: огромные зеленеющие поля и цветочные поляны раскинулись по долине, которую окружают горы. Казалось, что каменные исполины достигают неба. Вдалеке, слева от Форвиллы, виднелась рощица. Над их головами, в небе парили яркие птицы. Приглядевшись, в траве можно было разглядеть пару кабанов, наблюдающих за людьми. Дивный край, до которого еще не добралась война. Природа способна сама сотворить такую красоту, все что требуется от людей - не мешать.

    В Форвилле они остановились на ночлег. Деньги новоиспеченного графа кончились, пришлось Алайену выручать друга. Миновав замки Амбиан и Трельчин, миротворцы оказались на свадийской земле. Неделя, проведенная в дороге, прошла единообразно: Виктор и Эйлин все время были неразлучны; Алайен, при первой возможности, брался за книгу, которую одолжил у Артименнера. Фирентис, во время привалов, тренировал рекрутов: показывал приемы, проводил учебные поединки, объяснял ведение боя. Опытных спутников удивляло лишь одно: за все время странствий им не встретился ни один разбойник или дезертир. Куда делась вся эта нечисть?

    Отряд миновал деревеньку Линдах, вышел из леса, окружавшего ее. Перед ними вновь возникла долина - поля Меммингена. Направляясь к городу, путники заметили отряд, стремительно приближающийся с правого фланга. Легкая кавалерия со свадийским флагом. Командир выехал перед строем:
    - Назовитесь!
    - Граф Виктор с отрядом. Мы направляемся к Королю Гарлаусу с мирным договором от Королевства Родоков. - расстояние между отрядами было метров пятьдесят, но родоки правильно оценили ситуацию: всадники готовились к бою.
    - Третий день караулю тебя здесь, пес!
    - Сопроводить хочешь? - усмехнулся Виктор.
    - На тот свет. Никакого перемирия. Мы загоним бунтарей обратно, под свадийский сапог! - всадника распирало от злости.
    - Мир - приказ твоего короля! - Виктор пытался образумить незнакомца.
    - Приказ? Ладно, уделю пару минут мертвецу. Вы напали без объявления войны. Убили моего отца, Лорда Годфрида, под Альтенбургом, а город стерли с лица Кальрадии. Мир?! Лорд Гирард - имя того, кто отправит тебя к Всевышнему. Кавалерия, построение!

    Денег у Виктора хватило лишь на гамбезоны, да деревянные щиты с копьями для своих бойцов. Надо было выкручиваться с тем, что имеется, Алайен помог найти решение.
    - В каре! Не дайте зайти с тыла! - он принялся расставлять родоков по новому варианту, о котором прочитал в книге. Всадники Гирарда сокращали дистанцию, Виктор помогал другу разместить запутавшихся новобранцев. Эйлин взялась за лук: одному из атакующих стрела вошла точно в глаз. Другой получил подарок в закрытую кожанкой грудину - упал на лошадь, оставшись в седле. Конница достигла цели, но родокские копья не дали затоптать посланников.
    - Окружайте их! - Гирард не мог подобраться к копейщикам на расстояние удара. Его люди окружили каре, продолжали атаку - шел обмен ударами на копьях. Алайен, вооружившись алебардой, целил в лошадей. После нескольких удачных рубящих ударов книголюба, в свадийском отряде появилось четыре пехотинца. Фирентис выбежал из строя, маневрируя между лошадьми, он долбал свадийцев двуручным молотом.

    Виктор пытался сохранить строй, но одна линия дрогнула. Эйлин стояла в центре, продолжая отстреливать всадников. Когда фланг открылся, в брешь ринулся всадник, с копьем наперевес. Видя, что лучница стоит на пути кавалериста, Виктор успел оттолкнуть ее, подставился под копыта. Всадник прошел сквозь правый фланг строя, раскидав родоков. Алайен сразил коня Гирарда, рванул к образовавшейся бреши.

    Бой быстро перешел в резню: строй развалился, бились чем могли и как могли. Больше половины обоих отрядов полегло, сквозь стук железа слышались крики и стоны выбывших. Лорд, наконец, нашел Алайена: рыцарь не мог простить смерть последнего родного существа. На его беду рядом оказался Фирентис, они шли навстречу Гирарду. Алебарда дважды пыталась достать лорда - он увернуться, но получил удар молотом. Стук металла, стон - рыцарь упал, а бой продолжался.
    - Твою ж мать! - вырвалось у Алайена, заметившего вдалеке еще один отряд. Более крупный, из свадийских рыцарей.
    - Похоже, сегодня я побью рекорд. - отозвался Фирентис. Здоровяк лупил закрывшегося поврежденным щитом свадийца, тот даже не пытался атаковать.

    Заметив рыцарей, ярость охватила выживших миротворцев с новой силой. Когда второй отряд окружил место схватки, посланники, буквально, растерзали остатки отряда Гирарда.
    - Лорд Дитрих, а здесь кто главный? - он осмотрел на поле боя. Повисла пауза. Спутники озирались вокруг, но графа нигде не было.
    - Граф Виктор. - донеслось из горы тел. Соратники откопали командира, попытались поднять, но он закричал. Чтобы не причинять боли, они оставили Виктора на месте.
    - Вы с мирным договором? Король ожидает. Что здесь случилось? - Дитрих подъехал к ним ближе.
    - Этот "мудрец" все устроил. - Эйлин вела к нему Гирарда, с ножом у горла. Его шлем деформировался и не снимался, на лице запеклась кровь. Лорд смотрел на окружающих взглядом зверя, попавшего в капкан.
    - Отпусти, не надо, - Виктор понимал ее следующий шаг: Передай Лорда Гирарда им.
    Лучница толкнула Гирарда в сторону рыцарей, проводив пинком. Потом она подбежала к Виктору.
    Чувствуя, что силы оставляют его, он сконцентрировался на своей задаче. Голос графа становился все слабее и тише, каждое слово давалось с болью:
    - Надеюсь, это было последнее кровопролитие между нашими странами...
    - Великодушный жест, Граф Виктор. Король будет судить этого человека. Мой отряд сопроводит Вас во дворец. - закончил диалог Дитрих.
    - Продолжите путь, вот, - Виктор полез в сумку с документами, но потерял сознание.

    Сорок минут спустя, Алайен стоял в королевском зале приемов, окруженный вассалами и советниками короля Свадии. Сидящий на троне Вернер с интересом разглядывал посланника.
     
  15. Дима Гончар

    Дима Гончар Главный администратор Команда форума

    Опечатки третьей главы
    Четвертая глава:
    В пятой всё чётко
     
    Eramou, syabr и Tissimir нравится это.
  16. syabr

    syabr Главный администратор Команда форума

    Если что, вместимость шапки - 50 000 знаков, можно всё произведение туда положить. Но коментариями тоже можно, всё на вкус автора)
     
  17. Eramou

    Eramou Неопытный

    Спасибо за помощь - опечатки иcправил.
     
    Последнее редактирование: 26 ноя 2019
  18. Eramou

    Eramou Неопытный

    Боюсь что не хватит - планирую продолжать, потому в шапке оглавление.)
     
    Lord_Inqusitor и syabr нравится это.
  19. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 12. На дне

    На стене Бергедорфа шел ожесточенный бой, стражники продолжали прибывать к месту схватки. Отряд Ямбрина расправился с тридцатью, но врагов становилось все больше. Все обитатели замка проснулись от криков и сигнала тревоги. Полураздетые, они схватили свое оружие, на ходу готовясь к бою, ринулись во двор. С удобных позиций лучники уже вели стрельбу по вегирам, а воины устремились по лестницам на подмогу своим собратьям. Все воины Ямбрина уже давно были на стене, но прорваться вперед не могли - стража сдерживала их на позиции.

    Неудачная попытка скрытного проникновения превратилась в штурм. Воины толкались, обагрили оружие вражьей кровью, падали со стены. Отряд нес потери.
    - Твою ж мать! - ярость охватила Ямбрина, усилив его удары. Он отчаянно рубился, попутно пытаясь разглядеть в сумраке замок. В паре метров от него, под стеной, находилось какое-то здание. Спонтанно возник план:
    - Лезалит, принимай командование на себя! - поразив настырного кергита, боярин побежал вдоль стены, прочь от места схватки:
    - Бахештур, за мной! - выкрикнув, Ямбрин спрыгнул на дряхлую крышу, которая рухнула под его весом. Он провалился прямо на стог сена, это смягчило падение. Конюшня! - мелькнуло в голове, он ощутил знакомый запах. Лошади напряженно наблюдали за гостем: быстро поднявшись, он принялся искать свой меч.
    - Проклятье, выронил же тут, да где... - на корачках он рылся в сене, принялся раскидывать его.

    Бахештур продолжал отстреливать кергитов, помогая дружинникам пробиться к лестнице. Он слышал приказ, но решил действовать сам - боярин не адекватен.
    - Дружина, отходим к башне! - Лезалит придумал как спрятаться от кергитских стрел. Потери росли с обеих сторон, но лучники были главной проблемой.

    Наконец боярин смог добиться своего: с найденышем в руках, он выбежал во двор. С фланга подбежал к стрелкам и смог зарубить двоих, прежде чем его засекли.
    - Псих! - вырвалось у Бахештура. Он сменил угол стрельбы - стал прикрывать командира. Ямбрин метался в разные стороны, прячась за стрелками от стрел их же собратьев. Пара точных ударов успокоила ближайшего. Щита у боярина не было, он выкручивался как мог. Ямбрин видел, как стрелы Бахештура повалили нескольких, но оставалось еще десятка два - в суматохе не сосчитаешь.

    - К черту все, - сломя голову Ямбрин рванул к двойным дверям, рассчитывая, что это здание стражи. Его цель была так близка, он рванул кратчайшим маршрутом - прямым. Наплевал на свою жизнь, свой отряд и все остальное, просто ломился вперед, к Иарине. Ему вслед летели стрелы, три вошли в правую дверь, за которой едва успел спрятаться.

    От входа вел один коридор, пробежав который, воин вышел к развилке: комната с двумя лестницами. Боярин быстро прикинул: большинство тюрем в Кальрадии строят однотипно, фантазией не блещут. Наверху казармы стражи, а внизу - темница. Для начала надо раздобыть ключи, он рванул наверх. Поднявшись, он увидел комнату, заполненную кроватями и стойками с оружием. Гостя встретил здоровенный кергит с бердышом. Ямбрин запустил в него копье, взятое с ближайшего стеллажа. Пробив грудину, снаряд отбросил хрипуна назад. Ямбрин забрал с его пояса ключи и рванул по лестнице. Страж пытался ему что-то сказать, но у боярина не было времени и желания разбирать его оскорбления.

    Спустившись на нижний уровень, Ямбрин не надолго залип: огромный коридор со множеством камер по сторонам, все были заполнены пленниками. Он начал путь, оглядываясь по сторонам: мужчины, женщины, старики и дети. Кого только не было - разных национальностей и возраста, отощавшие и избитые. Кто-то звал на помощь, другим она уже не нужна. Все тело боярина наполнилось страхом, он ускорил шаг:
    - Иарина! Боярыня Иарина! - он озирался с тревогой: Это Ямбрин, Иарина отзовись!

    С правой стороны, ближе к центру коридора, он услышал знакомый голос, было больше похоже на стон. Ямбрин перешел на бег, чувствуя, как колотится его сердце:
    - Иарина, я здесь!
    - Сюда, - шепот, в метре от него. Кровь пульсировала так, что он ощущал ее движение в висках, открывая мерзкий замок. Забежав в камеру, он увидел в сумраке ее: разорванное зеленое платье в грязи, растрепанные светлые волосы. Это точно она, он справился!

    Наклонившись к пленнице, прижал ее к себе:
    - Я здесь, родная. Все будет хорошо.
    - Ты вернулся, - тихо ответила девушка. Прижавшись к ней, Ямбрин ощущал что-то мокрое: присмотревшись, увидел кровавое пятно на талии. Пытаясь рассмотреть рану, боярин увидел на полу лужицу крови. Послышались шаги, тюрьму наполнил свет, люди приближались. Ямбрин не смотрел кто там - он сконцентрировался на перевязке.

    - Боярин! - послышался хриплый голос спутника.
    - Я здесь! Живо факел сюда! - отозвался боярин, заканчивая врачевание. Бахештур и два дружинника стояли возле камеры. Схватив из их рук долгожданный факел, он повернулся к Иарине. Факел осветил ее бледное, неподвижное лицо. Ямбрин пытался вернуть ее в сознание, но ему было ясно - девушка мертва. Прекратив мучать себя и ее, Ямбрин сел к стене, рядом с ней - по щекам боярина катились слезы. Через мгновенье он вскочил, взял ее на руки, пошел к выходу.
    - Боярин, надо выпустить людей.
    - Делай что хочешь, - продолжая движение, процедил он Бахештуру, бросил ключи на пол.

    Выбравшись во двор, Ямбрин увидел побоище: Бергедорф был усеян телами. Его отряд положил весь гарнизон, хотя теперь их не назвать отрядом. Несколько дружинников собирали трофеи, а другие помогали раненым. Начинало светать.

    Боярин бережно положил Иарину на траву, стал собирать доски и солому. К нему подошел Лезалит:
    - Командир, Бергедорф пал! Что делать с пленными?
    - Казнить всех. - Ямбрин пошел за новой охапкой сена. Его лицо ничего не выражало. Абсолютно ничего - он монотонно выполнял свою работу. Ходячий мертвец, точнее не скажешь. Он натаскал большой стог в центре двора, сверху положил доски. Закончив, направился к ней. Бахештур взял его за плечо:
    - Боярин, по нашим обычаям мертвых хоронят в земле. Сжигать - это варварство.
    - Убери руку. Я не оставлю ее здесь, в этом проклятом краю. - он хотел идти дальше, но Бахештур продолжил:
    - Но тогда, - Ямбрин схватил его правой рукой за горло: Не смей перечить.
    - Да, боярин, - с трудом выговорил кергит. Отпустив, Ямбрин продолжил дело: поместил покойницу на доски, поджег факелом сено с четырех сторон. Он смотрел на крупный костер, как дым устремляется к небу. Потом усилился ветер, дым повело вправо. Он рассматривал дым, в голове промелькнуло - это единственное, что он смог для нее сделать.

    В это время вегиры добивали пленных защитников замка. Позднее, когда добыча была разделена, а все дела закончены - отряд собрался в путь, Бахештур вновь обратился:
    - Боярин, надо сопроводить спасенных пленников в безопасное место.
    - А при чем здесь я? - Ямбрин готовил лошадь к дороге.
    - Без нашей помощи они погибнут. - Бахештур молчал, ожидая ответа, которого не было. Глядя на упертость спутника, злость, которую Ямбрин сдерживал, вырвалась на волю:
    - Оглянись вокруг, скоро вся Кальрадия сдохнет! Всем плевать, каждый думает только о своей шкуре! - Ямбрин подошел ближе.
    - Боярин, Вы выше этого. Сейчас боль разъедает душу, но жизнь не кончена. Помогите людям, займетесь делом - станет легче. - кергит попытался настоять. Прослужив столько лет у Ямбрина, он не хотел молча смотреть как командир страдает и деградирует.
    - Меня не касается, пусть катятся куда хотят. Дружина, выступаем!
    - Постойте, боярин. Раз уж до такого дошло, я скажу за всех, - к Бахештуру подошли дружинники.
    - О как! - Ямбрин оскалился:
    - Значит, как дошло до реальной работы, я плохой стал, да?
    Бахештур хотел ответить, но Ямбрин не хотел слушать:
    - Командир больше не нужен! Вы размякли, избаловались. Мне такие солдаты не нужны, убирайтесь с глаз прочь!
    - Вот и простились. - Бахештур грустно улыбнулся, понимая как окончилась его служба.
    Ямбрин повернулся к коню, увидел Лезалита:
    - Командир, я остаюсь с Вами. Не желаю иметь ничего общего с этими дезертирами!
    То, как вел себя Ямбрин в последние дни, нравилось Лезалиту все больше - суровый, настоящий командир. Опытный воин и сам добрым никогда не был: война дело жестокое, а воевать он любил. Лезалит рассудил: куда бы их не понесло, все равно лучше, чем нянчиться с оборванцами.

    Покинув Бергедорф, двое всадников направились в ближайший город - Угэдэй. Всех остальных Бахештур повел в Дрезенбург, желая покинуть Кергитское Ханство, от греха подальше.

    Теперь спешить было некуда. В голове Ямбрина гуляли разные мысли: о новом спутнике Лезалите, о предательстве Бахештура. Воин строил планы, вспоминал расклад сил в Кальрадии, но все оказалось бесполезно. В итоге он все равно сорвался и разум целиком захватила Иарина. Он попытался отвлечься, вел разговор с Лезалитом, но думал лишь о смерти любимой.

    Добравшись до города, они решили отдохнуть в таверне. Лезалит жил одним днем, хотел потратить трофейные деньги. Ямбрин - попытаться утопить горе в вине. Трехэтажная таверна в столице Ханства была внушительных размеров. Первый, как в тавернах большинства городов: общий зал для бродяг и обывателей. Второй был разделен на уютные комнаты, с обслуживанием за дополнительную плату. На третьем располагался бордель.

    Подойдя к стойке, Лезалит сделал заказ, хотел занять место, но Ямбрин прервал:
    - Снимем комнату наверху, пусть все принесут.
    Лезалит потянулся за деньгами, но спутник вновь удивил его:
    - Все за мой счет.

    Они скинули оружие, сняли часть доспехов, прислонив к стенке. Потом разлеглись на множестве кергитских подушек, что валялись вокруг стола. Прибежал трактирщик, суетливо заставил стол. Лезалит принялся поедать содержимое маленьких горшочков, Ямбрин лежал с бокалом форвильского красного:
    - Ты не подумай, что я сорю деньгами - последние две недели вообще без отдыха. А за тебя заплатил в награду за верность.
    - Все понял, - ответил спутник, подозрительно шерудя ложкой в содержимом горшка. Ямбрин обглодал куриную ножку, налил еще:
    - По хорошему, я хотел перебить дезертиров. Но вдвоем мы бы не одолели десяток ветеранов.
    - Разумно. - Лезалит лег на спину, прихватив кувшин:
    - Если будет шанс, командир, мы еще пощитаемся с Бахештуром.
    Ямбрин улыбнулся, прикидывая - скоро придется записывать, с кем считаться. Многовато их стало: Вальдим, король нордов, работорговец Чагатая, Себула, Бахештур, вроде все? Ямбрин допил свой кувшин, улегся на подушки, вздрогнул - перед глазами возникло лицо Иарины. Он видел его четко, как на яву. Вместо помощи, от вина пошли галлюцинации.

    Лезалит заметил, как его перекосило:
    - Раз вино не помогает, поднимись на третий. Девчата быстро все как надо поставят.
    Воин хватался за любую возможность облегчить свои страдания. Покачиваясь, он побрел наверх. Пока говорил с хозяином и выбирал, ему стало получше. Повеселел, оплатил время, но едва она стала касаться воина - вновь увидел Иарину. Оттолкнув работницу, побрел вниз.

    Изрядно захмелевший Лезалит неуклюже покосился на него:
    - Проблемы?
    - Еще какие! Ты видал, какие там страшилы? - Ямбрин лег, отвернувшись к стене, попытался уснуть. Лезалит довольно посапывал, а он продолжал ворочаться часами, периодически шептал:
    - Ее нет.

    Под утро усталость помогла заснуть на пару часов, а проснувшись, спустился вниз и обговорил новый заказ. Потянувшись спросоня, Лезалит увидел полный стол и жующего напротив Ямбрина. Спутник с радостью присоединился. Они продолжали загул два дня, вечером их прервали - трое стражников стояли в дверях их съемного жилища:
    - Ты похож на вора, которого мы разыскиваем, - подошел один к Лезалиту.
    - Че несешь? - выпучил глаза Лезалит. Вокруг все плыло, он видел три размытых пятна. Более трезвый Ямбрин вступился за него:
    - Мы посланники Вегирса. Пошли вон, пока я хану не сказал!
    Стражник подошел к нему поближе:
    - Сто динаров и мы уйдем.
    - Сто! А ниче не слипнется? - со второй попытки встал Лезалит. Проморгавшись, Лезалит смог разглядеть улыбку стражника, разозлившую его еще больше:
    - Шар говорящий! - Лезалит нанес удар в челюсть, стражника мотнуло назад. Второй ударил воина под ребра - съеденное вчера вышло на него. Ямбрин ринулся к ним: опрокинул гостя, пустил в ход ноги. В это момент третий стражник достал оружие, пошел на Лезалита. Пьяный воин схватил в углу табурет и пошел в разнос: несколько ударов по открытой голове, стражник обмяк. Орудие пострадало, но было еще пригодно.
    Сжимая табурет двумя руками, алкоголик пытался идти к последнему противнику, бурча под нос:
    - Чертовы вымогатели, ща выдам динарыы! - его опять подташнивало.
    Теперь глаза выпучил заляпанный крохобор, прижавшись к стене. Лезалит медленно и неотвратимо шел к нему - хотел наградить за нарушенное пищеварение. Лезалит стоял в центре комнаты, пальчиком зазывая к себе. Ямбрин, разобравшись со своим, присоединился к Лезалиту - пошли в окружение. Поняв, что дверь для него потеряна, стражник выпрыгнул в окно.
    - Ну куда, - голос Лезалита был полон обиды.
    - Надо убираться, пока еще не налетели, - Ямбрин собирал оружие.
    - Зачем, я всех победю! - Лезалит пытался повесить свой щит на спину, его терзали сомнения:
    - Или побежу?

    С трудом собрав свои вещи и ценности стражников, они пошли к выходу. Спускаясь на первый этаж, Ямбрин услышал грохот - спутник кубарем летел вниз. Он успел убраться с пути, потом помог встать. Вояка отозвался:
    - Все нрмально!
    Выбравшись на улицу, в двух метрах от них они увидели, как четверо стражников мутузят какого-то бедолагу. Собутыльники хотели тихо обойти, но их заметили:
    - Вы с ним? Парни, хватай их! - двое навалились на Ямбрина, повалили на землю.
    - Опа! - Лезалит обрадовался, что захватил табуретик. Он встретил стражника ударом наотмашь. Подойдя, принялся лупить одного из поваливших Ямбрина. Второй достал топор, но лежащий перехватил руку - лезвие вошло в ногу хозяина. Вместе они пошли к четвертому, но его заколол незнакомец.
    - Спасибо за помощь, пора покинуть город, - он спрятал кинжал.
    - Че им надо то? - отозвался Лезалит.
    - Обвиняли, что украл лошадь, брехня конечно, - незнакомец залез в карман очередного стражника.
    - Твоя правда, друг, - в ответ незнакомец улыбнулся:
    - Я Борча, а Вы?

    Они представились, покинули место преступления. Замаскировались, как смогли, попытались забрать своих лошадей - стражники стояли у конюшни. После их художеств кергиты усилили патрули, вели розыск. Пришлось в спешке покинуть Угэдэй, в составе покидающего город каравана. За мешочек с динарами хозяин каравана без лишних вопросов принял их в отряд.

    Отойдя на километр от города, спутники пошли своей дорогой. Спустя еще час, сделали привал - после вчерашнего идти было тяжко. Ямбрин обдумывал, куда податься. Лезалит ругался, зарекаясь больше не пить. Борча рассматривал новых спутников, потом подкинул главному идею:
    - А слыхали, что опустевший город Альтенбург опять оживает? - спутники посмотрели на него, заинтересовавшись:
    - Множество свободных людей со всей округи стянулись туда. Даже не с округи, а со всей Кальрадии. Крестьяне, уставшие кормить хозяев. Солдаты, бежавшие от войны. Настоящая вольница! Когда появилась прибыль, в руинах поселились торговцы. - Борча смотрел на Ямбрина.
    - Ага, свободный народ, щаз! Дезертиры и разбойники, барыги и убийцы. За пяток динаров нож под ребра любому загонят! - выругался Лезалит. Ямбрин молчал, ожидая продолжения рассказа:
    - Они живут стаей, своих не трогают. По сути, как любое королевство: ведут войну с другими, имеют прибыль с окрестных поселений. Все, кто не служит монархам, для них - свои. А мы служим?
    - Никому не служим. - Ямбрин задумался.
    - Мы можем присоединится сейчас, потом они станут полноценным королевством. Мы станем вассалами, - Борча замолчал, на этих словах Лезалит засмеялся.

    Ямбрин прервал молчание, огласил, что надумал:
    - Шесть государств Кальрадии веками ведут войну на истребление. В Альтенбурге зарождается седьмое, я ему не завидую. Есть план получше - вернуться в Вегирс.
    - Там же гражданская война. Решил отомстить Вальдиму? - отозвался Лезалит.
    - Месть не главное. Мы поставим на нужную сторону и поднимемся. Есть план, как стать королем, тогда служить будут мне, Вы тоже получите не мало. Все, чего я хочу за это - верность и выполнение приказов. Задача непростая, но награда того стоит. Согласны?

    Обдумав все, спутники согласились. Вместе направились к границе Королевства Вегирс, раздираемого войной. Ямбрин начал всплывать со дна: галлюцинации прекратились, мысли об Иарине появлялись реже. Он поставил себе цель, ухватившись за нее стал выползать из болота отчаяния. Ямбрин нашел смысл жить дальше, без нее.
     
  20. Eramou

    Eramou Неопытный

    Глава 13. Новая угроза

    - У меня послание для Короля Гарлауса. - Алайен показал документ.
    - Я Король Вернер, новый правитель Свадии. Обсуждать мирный договор будешь со мной.
    Алайен поклонился:
    - А где Гарлаус?
    Вернер спустился по лесенке в зал, подошел к посланнику:
    - Нам понравился родокский опыт. Отец уже не тот, уговорили его передать трон мне. Живет себе счастливо, во дворце. Подкосившееся здоровье восстанавливает - прогулки, книжки. Но мы отошли от темы, - он взял договор:
    - Прошу за мной, обсудим приватно. - Король отправился в кабинет, в сопровождении советников и Алайена.

    - Итак, перемирие на месяц, без дополнительных условий.
    - Все верно, - Алайен осмотрел кабинет.
    - Удобно, что наша часть не оформлена, а то было бы мороки, - улыбнулся Вернер, глядя как помощники оформляют бумаги. Когда они закончили, король пробежал глазами, поставил подпись и печать. С чувством удовлетворения вручил мирный договор посланнику:
    - Перемирие подписано, надеюсь от Короля Беланза мы не получим удар в спину.
    - Наши намерения самые искренние, - уверял Алайен. Король молчал, и посланник, поклонившись, покинул дворец.

    Он быстро шел к дому, где разместился отряд. Зайдя внутрь, направился в комнату, где лежал Виктор.
    - Как он?
    - Врач сказал сломано несколько ребер, ушиб органов. Кровотечения нет. - Эйлин сидела на кровати.
    - Все будет нормально, - граф взял ее за руку, перевел взгляд на друга:
    - Договор подписан?
    - Да, но король теперь не Гарлаус, а его сын.
    - Это не важно, работа сделана - мы вернемся домой, - Эйлин не сводила глаз с мужа.

    Алайен пожелал здоровья и оставил их вдвоем. Эйлин заботливо смотрела на него, глаза блестели. Она попыталась улыбнуться:
    - В следующий раз подумай, стоит ли так подставляться.
    - Ничего не могу с собой поделать. Спасать тебя вошло в привычку. - голос его стал громче, белизна на лице отступила.
    - Прости меня, не надо было мне идти.
    - Все уже позади, не волнуйся. - Виктор думал, как добраться назад.

    Через пару дней отряд отправился в путь. Желая загладить нападение Гирарда, король выделил им сопровождение - отряд Лорда Генриха. Свадийцы соорудили для Виктора подобие кареты из повозки, сопроводили миротворцев до самой Флавии. Неплохое начало мира и сотрудничества для стран, воюющих долгие годы - подумал Виктор. В пути он говорил с Генрихом, хотел наладить личный контакт, внести свой вклад в сотрудничество стран.

    Добравшись в пункт назначения, Виктор направился с докладом к королю. Несколько дней покоя в дороге пошли ему на пользу, но раны давали о себе знать - движения причиняли боль. Врач и Эйлин настаивали остаться в Меммингене и подлечится, но чувство долга пересилило.

    Добравшись до зала совещаний, граф увидел полную людей комнату. Король Беланз подошел к нему, усадил на свободное место. После доклада миротворца, король поблагодарил его и вручил денежное вознаграждение. Граф полез в мешок; Беланз похлопал его по плечу с улыбкой:
    - Достойная плата, Вам хватит. А у нас сбор, хорошо что ты успел, граф. - Король занял место во главе стола, хлопнул в ладоши: стража впустила к ним девушку в черном плаще. Виктор не смог понять, откуда она: узкий разрез глаз, как у кергитов, но кожа была светлее, желтоватого оттенка. Незнакомка опустила капюшон - короткая стрижка, приятное лицо. Взгляд ее черных глаз быстро пробежал по всем, кто был за столом.

    - Есть важная информация для Вас, - она подошла к столу с картой, провела рукой вдоль восточной границы Кальрадии:
    - Почему карта обрывается здесь?
    Маркиз Фальсевор, сидящий рядом, с усмешкой ответил незнакомке:
    - Все знают, за горным хребтом у замка Ликавка километры безжизненных снегов; на восток от Угэдэя - безлюдные степи, а за ними непроходимые болота. Путники, которые смогли вернуться, рассказали - гиблые места. Какой смысл наносить необитаемые земли на карту?
    Незнакомка стояла, улыбаясь маркизу: родители улыбаются так, когда дите набедокурит.
    - Я прибыла в Кальрадию через восточную границу. Пограничье - гиблые земли, но преодолеть можно через проходы на болотах. Вся дорога заняла у меня шесть дней, но я не о том: за Пограничьем находится огромная часть континента - Беория. Она больше Кальрадии раза в два-три. Всю Беорию контролирует одно государство - Империя Венетти.
    - А нам что за дело до твоих сказок? - прервал Граф Римускье.
    - Если дослушаешь, поймёшь. Император Мариус давно положил глаз на Кальрадию. Его люди уже подготавливают Кальрадию, а в Беории легионы экипируются, готовятся к переходу через Пограничье. Если королевства Кальрадии не прекратят свою мышиную возню, придет конец не только Вам, но и всему континенту. - она смотрела на слушателей.

    - Что это за бред? Почему мы должны верить наслово непонятно кому? - Герцог Матео повернулся к королю.
    - Меня зовут Рей Ян, я из Братства Вэй. Я пришла к вам добровольно, за рассказ не прошу никакой награды. Моя страна уничтожена Империей, а наша часть континента, Фай Ли, оккупирована. Венеты навязали там свою веру, свои законы и высасывают все, что могут. Братство Вэй ведет скрытную войну, но сил нам не хватает. Два года назад мы проникли в имперский библиарий, нашли сведения о Кальрадии - теперь ищем союзников тут. Все, что происходит в Кальрадии сейчас, было с нами раньше.

    - Ничего особенного у нас не происходит, - страх охватил Римускье.
    - Как слепые котята. Имперские агенты действуют в Кальрадии больше десяти лет, хотят обескровить армии королевств и начать вторжение. Не надо переоценивать человеческую жадность и жажду власти. Войны в Кальрадии не кончаются потому что вас стравливают венеты. Так же все началось в нашей Империи Вэй: она развалилась на две части, которые вцепились друг другу в глотки. Агенты Империи создали крупную организацию в Кальрадии, многие уже тайно служат им.
    - И кто эти многие? - заинтересовался Беланз.
    - Например, изгнанный Король Гравет. Братство не смогло раскрыть всех, но кое кого знаем: Вальдим Незаконнорожденный, Арва Жемчужная, Саньяр-Хан. Поймите, единственный шанс победить - объединить Кальрадию. Либо Кальрадия и Фай Ли вместе остановят Империю, либо она нас уничтожит. - закончив монолог, Рей Ян поняла по возникшей паузе - до родоков наконец-то дошло. Одни обдумывали сказанное, другие находились в растерянности. Вспоминая произошедшее за последние годы, родоки начинали верить ей еще больше.

    - Ты сказала, Саньяр-Хан был их пособником. Его смерть - ваших рук дело? - Матео пытался рассмотреть ситуацию под другим углом.
    - Я убила его в Амерраде. Братство Вэй ликвидирует агентов Венетти и их прихвостней по всему континенту, когда есть возможность. Мы готовились к устранению Саньяра слишком долго, но в итоге сработало.
    - Как же распознать Братство и агентов Империи? - Виктор вникал в каждое ее слово. Рей Ян подняла рукав, показала браслет со змеей:
    - Это наш знак, он есть у каждого брата. Агенты не носят опознавательных вещей, у них есть фраза свой-чужой. Мы ее не узнали - трудно взять агента живьем, а разговорить не возможно.
    - Может плохо старались? - отозвался Фальсевор.
    - В агенты берут самых ярых фанатиков, потом дрессируют. Проще стену разговорить. - Рей Ян вспомнила свои попытки получить информацию от агентов. Бедняга Фальсевор о таких методах даже не слышал...
    - Есть сведения об имперской армии? - Беланз составлял в голове подробную картинку.
    - Сейчас у Империи семь легионов. Фай Ли они завоевали тремя. Всех в Кальрадию Мариус не отправит, но четыре готовьтесь встречать. Это в лучшем случае.
    - А легион, это сколько воинов? - разговор нравился Фальсевору все меньше.
    - Десять тысяч. - услышав, Римускье нервно повернулся к ней.
    - У венетов есть огнестрельное оружие, которого в Кальрадии я не видела. Половина легиона - тяжелая пехота. Три тысячи стрелков, остальные - кавалеристы. В сравнении с имперской кавалерией, свадийские рыцари - деревенские алкоголики верхом на хрюшках. Не хочу их обидеть, констатация факта.
    - Да хорош пугать, и так страшно! - вырвалось у Римускье.
    - Это ты еще их флот не видел. Инженеры получше родокских будут, множество осадных орудий. Не теште себя надеждой отсидется или сдаться, Мариус заберет все: свободу, веру, власть, богатство. А если откажетесь быть рабами - и жизнь.

    - Тогда какой смысл во всем этом, - Римускье нервно схватился за голову.
    - Еще одно такое высказывание, - сядешь в клетку за измену. - Беланз удивился: врагов еще даже не видно, а вассалы уже сеют панику:
    - Я Вам верю, Рей Ян. Итак, в тылу агенты, легионы у ворот. Прошу, пойдите к карте, обсудим дальнейшие действия. - король поднялся.
    Девушка подошла к нему, родоки собрались вокруг карты. Рей Ян смогла добиться своего - разговор перешел к рабочим моментам. Задача была ясна - объединить шесть королевств Кальрадии против внешнего врага. Только сказать было проще, чем сделать.

    Северное Королевство ведет войну со Свадией и Вегирсом. Норды слушают только своего короля.
    Королевство Свадия переживает не лучшие дни: у них не хватает сил справиться даже с бандами Альтенбурга, не говоря о нордах.
    Королевство Вегирс гибнет в боях гражданской войны. Часть страны контролирует Вальдим - прихвостень Империи.
    Султанат Сарранидов пытаются уничтожить кергиты и мятежники Арвы Жемчужной.
    В Кергитском Ханстве после смерти Великого Хана творится черт знает что.
    Королевство Родоков - единственное в Кальрадии, кто не ведет войн и боеспособно.

    Рей Ян изложила ситуацию в Кальрадии.
    - Мы добились перемирия, но как создать альянс? - Матео расчесывал усы.
    - Поддержим Свадию в войне с нордами, все равно от варваров нет толку! - Фальсевор ударил ладонью по Смерхольму на карте.
    - Тогда потеряем и свою армию, и север! - маршал махнул рукой.
    - Я напишу Султану Хакиму. Возможно он войдет в альянс, если мы поможем ему разобраться с самозванкой. - король ждал оценки. Вассалы одобрительно кивали, а Рей Ян продолжила:
    - Принято. Братство ликвидирует Вальдима, Вегирс объединиться и примкнет.

    Что-то стало проясняться, они с оптимизмом продолжили:
    - Свадия сама с радостью вступит в альянс. Узнав об этом, Северное Королевство угомонится. - Матео посмотрел на короля, тот кивнул:
    - Верно. Север останется в стороне, своих воинов сохраним. Что с кергитами?
    - Пока разберемся с этим, ситуация в Ханстве прояснится...
    - А что с твоей страной, она поможет? - оборвал ее Римускье.
    - Когда часть легионов увязнет в Кальрадии, Королевство Уэй поднимется на войну. Венеты получат две крупных войны на границах, у нас появится шанс.
    - На целой части континента одно королевство? - удивился Виктор.
    - Два. Еще есть Клан Акай, но они марионетки Империи. Подлые предатели, которые получат первыми. - в голосе девушки скользнули железные нотки.

    План разработан, вассалы разошлись исполнять приказы. Беланз хотел дать Виктору пару дней на лечение, но граф рвался в бой. Он ощущал опастность, нависшую над Кальрадией. Большую часть своей жизни он провел, горбатясь на мелочных свадийских лордиков. С детства хорошо понял, что такое тяжкий труд и бесправная жизнь - но власть Империи еще хуже, даже если Рей Ян преукрасила для убедительности. Точного числа, когда случится вторжение, они не знали - но каждый день подготовки теперь на вес золота. Эйлин умоляла остаться, сказала, что ждет ребенка. Виктор был счастлив, но принял решение отправится в путь. Не хотел для них рабской жизни - вторжение легионов надо остановить, во что бы то ни стало. Король отправил его и Фальсевора на помощь Султанату.