ВЕРНЫЙ ПУТЬ

Тема в разделе "Eramou Стихи и проза", создана пользователем Eramou, 24 ноя 2019.

  1. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 13. Рождение Альянса
    После продолжительной переписки, султан Хаким поклялся в последнем письме к Беланзу: наша страна присоединится к альянсу в тот день, когда Султанат станет единым. Король Беланз отправил войска на подмогу, расправиться с мятежниками Жемчужной. Беланз поверил султану - за все время своего правления Хаким всегда держал слово, в любых обстоятельствах. Поэтому Атис отрекся от клятвы Арве и вновь присягнул султану, когда получил слово монарха - кары не будет, все его владения сохранятся.

    Жемчужную предупредили агенты Империи - она успела сбежать из Бареййе, пока Атис вел переговоры о сдаче. Арва с небольшим отрядом своих наемников бежала в замок Бардок, к эмиру Билии. Он отклонил предложение Хакима, не желая метаться между правителями. Билия понял, что поражение неминуемо, но не смог запятнать свою честь изменой еще раз. Его мамелюки насильно собрали людей со всех окрестных поселений, укрепились в замке. Его тесть, эмир Гулассен, быстро прибыл с отрядом в Бардок. Безземельный Гулассен повелся на обещанные Арвой горы золота, а в итоге получил награду от султана - 3000 динаров за его голову.

    Несмотря на то, что Бардок остался последним мятежным замком - взять его будет не просто. Все мятежники засели в нем, загнанные в угол. Билия укрепил его еще год назад: высокие стены, котлы с горючим на главных башнях. Отряд мамелюков порядел в последних боях, осталось еще около семидесяти - серьезный противник.

    Многие привели свои войска под стены: Лакем, Амдар, Хиван, Фальсевор, Виктор и Курниас. В итоге осаждающие имели пятикратное численное превосходство. Лакем отдал приказ - начался штурм.

    В пустыне родокские инженеры были бесполезны: скудные запасы дерева позволили создать только десяток лестниц. Воспользовавшись численным превосходством, атакующие окружили замок. Атака шла с нескольких направлений - Билии пришлось разбить лучников на группы. Сарранидская пехота пошла первой волной во фронтальную атаку, под стрелы защитников. Эмир Билия перебросил туда еще стрелков. В это время родоки двинули с тыла, под прикрытием арбалетчиков. Глядя на состояние Виктора, маркиз приказал ему возглавить стрелков, сам же повел тяжелую пехоту. Стрелки Амдара окружили замок, стрелы летели в защитников отовсюду.
    - Они заходят с фланга! - Гулассен заметил родоков.
    - Бери своих, держите тыл. - Билия отправил стрелу, потянулся за новой. Вместе с лучниками он вел отстрел сарранидской пехоты. Слабые щиты и отсутствие брони приговорили их. Около половины смогли добраться до стены, поставить лестницы. Их ждал новый сюрприз - горящее варево с правой башни. Часть разлетелась на песок, но вторая достигла цели. Полыхала лестница и пространство около стены. Горящие сарраниды с воплями разбегались прочь. Билия забежал на вторую башню:
    - Отставить! Горючее не трогать, жди команды. - эмир смотрел на вторую, уцелевшую лестницу. Забираться по ней теперь некому. Его отвлек сигнал - эмир Хиван повел гвардию на второй приступ.

    На противоположной стороне родоки продолжали атаку. Тяжелая пехота, сохраняя строй и плотно закрывшись щитами, упрямо шла к стене. Стрелы были почти бесполезны. Родоки подбирались к левой башне, Виктор осознал опасность:
    - Все за мной! Весь огонь по башне! - арбалетчики приняли новую цель.
    - Быстрее, поджигайте! - Гулассен подгонял народ внутри. Когда в окне появились сарраниды с котлом, болты устремились к ним. Попадание - котел опрокинут внутрь башни. В замешательстве сарраниды на правой башне смотрели на происходящее - слишком далеко. Родокский строй разомкнулся - они ставили лестницу. Большая часть лучников на стене получила болты и не мешала им.

    Билия продолжал стрелять, ожидая приближения гвардейцев к лестнице. Но Хиван повел их в обход, к опустевшей башне. Эмир быстро оценил ситуацию: лестницы стоят по периметру, его лучники погибли, враг прет со всех направлений. Окружившие Бардок стрелки Амдара продолжали обрушивать град из стрел. Мамелюки пытались укрыться за стенами, но в условиях рукопашного боя это было трудно. Подобравшись ближе, лучники вели прицельный огонь.

    Мамелюки и уцелевшие стражники удерживали позиции - лестницы и подходы к ним были завалены телами атакующих. Прорывающиеся с другого направления родоки быстро смяли оставшихся людей Гулассена и заняли часть стены, пробились к подъемнику у ворот. Решетка поднялась, атакующие толпой устремились в замок. Мамелюки Билии гибли под стрелами и болтами, тяжелая пехота окружала их разрозненные группы. Заметив атакующих, поднимающихся по лестнице, поджигатели на башне опрокинули котел вниз. Пожар охватил деревянные перегородки и основание постройки, отрезав сарранидам путь отступления. Эмир Билия храбро бился, отказавшись сдаться, даже попав в окружение.

    Когда последнее сопротивление на стенах было подавлено, атакующие направились в крепость - внутри их поджидал еще отряд. Быстро расправившись с отвыкшими от сражений наемниками Арвы, солдаты принялись осматривать закоулки замка. Когда воины забежали в комнату Жемчужной - она уже была мертва. Видя происходящее из окна, Арва предпочла яд плену. Оплот сарранидских мятежников пал, а трофейные накопления Билии и украденные Арвой богатства Шариза достались Хакиму.

    Хаким сдержал слово: мятеж был подавлен, а Султанат Сарранидов вступил в альянс с Королевством Родоков против неведомого врага. Родоки отправились домой: войско Фальсевора и Виктора в Флавию, поредевший отряд графа Курниаса в Шариз.

    По пути домой мысль о своей семье не покидала Виктора: у них с Элиан будет ребенок! Ранение заживало, дом, жалованье - все налаживалась, он рассчитывал на мирную жизнь. И тут, бац! Империя нарисовалась и все по новой. Но он чувствовал, что им это по плечу. Виктор ощущал душевный подъем, сейчас казалось, что любые проблемы разрешимы - только приложи усилие.

    * * *​

    Человек сидел в комнате, монотонно точил кинжал. Комнату наполнял светом огонь одинокой свечи, мешая спать второму, развалившемуся на кровати. От заточки отвлек скрип за дверью, заставил подняться. Он тихо подошел к двери, взялся за ручку - лезвие катаны прошло сквозь щель между досками. Оно легко пробило кожаный плащ и плоть, скрылось обратно. Едва тело рухнуло на пол, в распахнутую дверь забежал хозяин катаны. Второй человек, находившийся в комнате, вскочил с кровати, подбежал к столу. Схватил из ящика конверт, попытался сжечь - влетевший через окно кинжал остановил его. Внутрь элегантно забралась девушка, взяла у мертвеца конверт, стала читать содержимое:
    - Завтра к полудню собираемся в Смерхольме, у восточного коллектора. Сбор всех северных, обсудим выполнение новых задач Луция. - девушка вытерла свое оружие, вернула на место.
    - Мы не успеем в Смерхольм за сутки, Рей Ян! - воин с катаной смотрел на нее.
    - Нам и не надо, сообщи братьям в Смерхольме, сами справятся. У нас другие заботы.
    В комнату забежал еще один человек, одетый как городской нищий, быстро проговорил:
    - Ликвидировали четырех агентов во втором убежище, ничего ценного. Пора покинуть Дрезенбург, пока стража не обнаружила.

    * * *​

    Вернер стоял у окна, глядя на оживленную площадь Меммингена. Торговцы, стражники, случайные путники, бродячие актеры, множество горожан - все занимались своими делами. Столичная площадь ежедневно была заполнена людьми. Ему нравилось наблюдать за подданными издалека: он был с народом, но на расстоянии. Молодой король вертел в руках послание Беланза:
    - Родоки думают, что какие-то бумажки остановят северных варваров.
    - Это лучший из возможных вариантов, стоит согласиться. - лорд Дитрих смотрел на него.
    - Империя Венетти! Кто это? - Вернер повернулся к бородатому старику, сидящему в углу комнаты.
    - Сколько лет живу, никогда не слышал, Ваше Величество, - тихо ответил бородач.
    - Родоки и Султанат верят, это не спроста! - ответил ему Дитрих. Старик даже не смотрел на него, продолжил говорить с королем:
    - Ваш отец верил родокам, что из этого вышло?
    - Лишился трона и части страны. - Вернер сел за стол.
    - Король Беланз не Гравет. Он заключил перемирие и держит слово. Честному человеку нужно верить, - отозвался лорд.
    - Беланз уничтожил Альтенбург, убил троих вассалов короны.
    - Твоя правда, Фольк. - Вернер повернулся к Дитриху: я не деревенский прихожанин, чтобы верить без доказательств.
    - Угроза Империи - вымысел, а вот Северное Королевство реально. Можно сыграть на желаниях родоков. Скажите, что вступите в альянс, если он покажет силу: пусть уничтожат Северное Королевство. - Фольк замолчал, дав королю возможность переварить идею.
    - Свадия в любом случае ничего не потеряет, - задумчиво произнес Вернер.
    - И куда это приведет? Альянс пошлет нас, а Империя поглотит. Тысячи воинов, желающие поглотить Кальрадию, это не шутка. В такой ситуации нельзя опираться на авось! - Дитрих попытался переломить ход мысли монарха.
    - Имперские легионы, сказка какой-то воровки. Сотни лет Кальрадия жила без этой чуши. - Фольк поднялся, медленно пошел к выходу, понимая: последняя капля, графин полон.
    - Верно. Я поставлю Беланзу ультиматум. Слуга! Принеси перо и бумагу! - потребовал король.

    * * *​

    Несколько человек, с черными браслетами на руках, лежали в поредевшей от утренних морозов траве. Они наблюдали за коллектором на отшибе Смерхольма, стараясь не издавать звуков. Прошло около получаса с того момента, когда последний агент Империи отодвинув решетку проскользнул внутрь. Посчитав, что сбор окончен и дав время притупить бдительность, главный, наконец, дал отмашку. Братья устремились внутрь зловонного коллектора. Там могла быть засада, но выбора не было - слишком трудно выяснить место встречи. Надо попытаться ликвидировать агентов врасплох, пока они не разбежались по городской подземке.
    Тишина и темнота, вонь и вязкая жижа под ногами. Они двигались медленно, стараясь не тревожить воду. Глаза привыкали, люди смогли разглядеть очертания коллектора: длинная кишка, без ответвлений. Стены на расстоянии вытянутой руки можно было осмотреть, а дальше лишь чернота. Идущий первым заметил небольшие ответвления с решетками наверху, замедлился. Парные ответвления двухметрового диаметра повторялись еще четыре раза, потом человек поднял руку - услышал шепот. Говорили трое или четверо, впереди тоннеля была развилка. Голоса доносились из правого, человек повернул туда. Щелчок, сверху ударила решетка с внушительными шипами, человек упал.

    Из тоннеля побежали люди. Второй достал катану, прижался к стене. Ее удар скосил бегущего, вызвал стон. Двое бегущих следом бросились на человека у стенки с кинжалами. Главный с браслетом, идущий последним, держал в руках самострел. Многозарядный арбалет, исконное оружие Королевства Уэй. Первый снаряд вошел в голову четвертого агента, бегущего на стрелка. Еще два в грудину убийцы брата с катаной. Стрелок продолжил идти, пытаясь обнаружить возможные ловушки. Из левого тоннеля на него рванул еще один, но, получив болт, затих. Стрелок принялся перезаряжать оружие - услышав знакомые звуки, к нему из тьмы устремились еще двое.
    Он схватил катану, блестящую неподалеку. Быстрый удар из положения сидя, агент повалился с криком, схватившись за поврежденную конечность. Двое других устремились в левый коллектор, вода выдавала их бег. Человек добил раненого, перезарядил самострел, погнался за ними: судя по их действиям, там нет сюрпризов. Тоннель оказался довольно длинным, потом опять развилка. Прислушавшись, он слышал шум из правого, рванул дальше. Навстречу бежал агент, они едва не столкнулись лбами. Кинжал был близко, но болт успел раньше. Еще один, контрольный - стрелок рванул вперед, на звуки боя.

    Посреди тоннеля шла схватка: три агента против двух братьев Вэй. Самострел решил исход происходящего.
    - Стойте, брать живым! - стрелок подбежал к своим. Они связывали выжившего агента.
    - Что с восточным тоннелем? - один перевязывал рану.
    - Выживших нет, хорошо, что поставили засаду у западного выхода. - главный убрал самострел, взял катану.
    - Старый стал, брат, пропускаешь уже, - сказал второй, тащил упирающегося агента.
    - Поговори мне, - главный подошел помочь, они вчетвером направились к выходу. Преодолев решетку, они остановились, главный бросил оружие:
    - Не атакуйте, сдаемся!
    Из-за ближайшего пригорка выглянули лучники, оружие наизготовку. Сзади, за коллектором, шебуршались стражники.
    - Зачем, мы же легко; - шептал соратник, неохотно выкладывая на траву оружие.
    - Ты знаешь правила. - оборвал его главный, растягиваясь на траве в направлении агента. Дротик в его руке поцарапал цель, потом скрылся в рукаве владельца.
    - Попались, ворюги! - подошел здоровенный детина, видимо, командир здешней стражи:
    - Че это с ним? - норд покосился на бьющегося в конвульсиях пленника, который через минуту затих навсегда.

    * * *​

    Саньяр-хан не успел объявить наследника, после его смерти кергиты действовали согласно закону их предков. Он гласит: после смерти отца все его имущество делится поровну между сыновьями. Только у каждого оказалось свое понимание, как по своему разделить.
    Старший сын, хан Арслан, узнав о смерти Саньяра, вернулся в Угэдэй и принял присягу у всех, кого смог найти. Он взял под контроль восток и север Ханства: Угэдэй, Толуй, Балигрод, Гродланд, Бергедорф и Хадан. Узнав о его делах, братья начали с ним войну.
    Средний сын, хан Дундуш, продолжил дело отца: возглавил верных ему вассалов и продолжил войну с Султанатом. Во владение ему достались захваченные земли: Дуркуба, Самарра, Джамейя и Дуррин.
    Младший наследник, Хугу-хан, не принимал участия в походе орды. Печальные новости нашли его в Чагатае. Хугу взял западную и южную часть наследства: Чагатай, Алмалык, Гаймыш и Пешавар.

    Наследники сцепились, но это еще не все: у Саньяра есть сводный брат, Дастум-хан. Сведений о нем пока нет, но такой ситуацией он точно воспользуется. - дочитав послание Братства Вэй, Беланз обратился к Матео:
    - Кергиты нам не помощники, как и свадийцы. Время поджимает, надо искать другие выходы.
    - Я веду набор со всей страны, со всех замков и дальних деревень. Сквайры обучают новобранцев, все налоги идут на снаряжение, но денег катастрофически не хватает. Я уже внес часть своих средств, - ответил маршал.
    - Сегодня тебе принесут накопления казны, дам свои сбережения. Этого должно хватить, - король насупился:
    - Султан Хаким собирает армию, но хан Дундуш мешает, вцепившись в Султанат, как пиявка. Помолимся, чтобы Братство смогло добавить Вегирс к альянсу. Хотя даже три государства, это мало.
    - Согласен. Я вот только не пойму, если Братство два года в Кальрадии, какого черта она рассказала все только сейчас?! - Матео сидел облокотившись на стул, кончики пальцев касались гладкой поверхности красного дерева.
    - Раньше ей было не с кем говорить. - королю было очевидно. Они сидели вдвоем, разбирая детали, устроили мозговой штурм.

    Стук в дверь, вошла Рей Ян. Последние дни для нее оказались насыщенными, она поспешила сообщить новые сведения:
    - Братство неплохо поработало в Ханстве. Наследники собрались на совет, привели сторонников. Кергитское ханство прекратит междоусобицу на время, присоединится к альянсу, - она смотрела на изумленных дворян.
    - Как это возможно? - Матео уже списал кергитов.
    - Арслана удалось убедить в угрозе Империи, Дундуш согласился, в обмен на перемирие с Султанатом. Ну а Хугу согласился за 300 000 динаров.
    - 300 000? Откуда у Братства столько? - Матео уставился на девушку.
    - Все нормально, мы договорились с Хакимом, - Беланз хлопнул маршала по плечу, тот ухмыльнулся:
    - Дак ты в курсе! Втихаря от друга дела поворачиваешь?
    - Деньги не наши, да и чего солдата счетами да дипломатией мучать? Ладно, что с Вегирсом? - король обратился к Рей Ян.
    - Вальдим укрепился в Брешти, муха не пролетит. Пытаемся разобраться, но пока тщетно. Братья из Беории послали весточку - время еще есть, но сейчас экипируют уже четвертый легион. Надо собирать все войска, что есть.
    - В процессе, надо выбрать место сбора и то, где встретим гостей, - Беланз разложил на столе карту.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 10 апр 2020
    Artillerist нравится это.
  2. Eramou

    Eramou Постоянный

    Народ! В последнее время думаю вести ещё одно произведение. Трудно писать постоянно об одном, интерес падает. Не могу определится о месте и времени действия в новой теме. Если у кого есть на уме интересные и не избитые идеи - подскажите))
     
  3. Дима Гончар

    Дима Гончар Главный администратор Команда форума

    Почему бы и нет, самое главное - это наличие вдохновения)
    По теме - уже точно не вб, мб моды какие-то...
     
    Eramou нравится это.
  4. Eramou

    Eramou Постоянный

    Я думаю, не обязательно по моду. Больше склоняюсь писать на основе исторического периода, совместить с МБ. Альтернативная история, только надо план продумать наперёд.
     
  5. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 14. Гражданская война
    С самого утра свинцовое небо нависло над степью. К полудню начало моросить, одинокие капли падали на кергитскую землю. Через двадцать минут эта канитель переросла в полноценный дождь. Однотонное, угнетающее небо поливало три идущие фигуры, как из ведра. Путники молча шли вперед, друг за другом, пытаясь попадать в следы. Их обувь мучила жижу под ногами, а одежда промокла насквозь. Холодный ветер, гуляющий по степи, подгонял людей своей "лаской". До ближайшего поселения было еще далеко, они осматривались, в надежде найти укрытие.

    На протяжении всего пути их взгляд блуждал: в округе не было ни единого деревца. Бедолаги продолжали движение, сопровождаемые дождем. Со временем земля под ногами превратилась в грязевое болотце. Наконец взгляд одного из путников уперся в пару десятков деревьев, стоящих неподалеку. Он привлек внимание собратьев, идущих опустив голову, глядя под ноги. Троица устремилась к цели - маленькое укрытие, даже лесом не назвать. Подойдя ближе, обнаружилось, что место обитаемо. Шесть человек стояли под самодельной крышей - тряпки были связаны, концы обмотаны на стволы деревьев.

    - Гости, чьих будете? - встретил их солдат.
    - Мы наемники, нам бы укрыться, - начал Лезалит.
    - Ага, а чего тот в боярской броне? - отозвался другой.
    - Наемник может любую носить. - прилетел мгновенный ответ.
    - Ладно, хотите к нам - платите за вход!
    Говоривший с ними Лезалит хотел что-то предложить, но Ямбрин прекратил это. Ему надоело стоять под дождем, уговаривать вымогателей-дезертиров. Приближаясь к ближайшему, Ямбрин достал меч, поразил его. Пока изумленный соратник упавшего доставал оружие, боярин скосил и его. Третий кинулся на него. Еще двоих взял Лезалит. Борча, точным броском, уложил лучника.

    Ямбрин сделал шаг назад, полоснул сделавшего выпад. Следующий удар прекратил крик противника. Лезалит блокировал удар, потом нанес ответный, основанием клинка в лицо. Противник отступил, прижав рукой рану. Лезалит блокировал второго, подоспел Борча. Кергит стал наносить колющие удары в спину, после четвертого цель упала. Раненный замешкался, глядя на них. Ямбрин подошел с фланга, опрокинул его.

    Проверив вещи врагов, спутники поудобней расположились под крышей.
    - Свадийские дезертиры, судя по тряпкам и клинкам. А если бы солдаты или разведчики? - Лезалит посмотрел на командира.
    - Вымогатели, им бы все равно ничего не обломилось. Верное решение. - выразил мнение Борча, шаря по карманам жертвы.
    - Конечно верное, но хотя бы знак подал! - возмутился Лезалит.
    - Учту на будущее, - Ямбрин хлопнул его по плечу.
    - Мы в окрестностях Альтенбурга, дальше их будет еще больше. Надо держаться подальше от этих земель. - осмотрев карманы, Борча принялся распарывать кожаную подкладку.
    - Будем держаться предгорья, до Пешта уже не далеко. - Ямбрин развешивал мокрые вещи на ветвях.
    - Угу, как знал! - довольный Борча сидел на коленях, покачивая в руке мешочек с золотом.

    Дождь вскоре закончился, но они остались: решили подсушить вещи и заночевать. Холодный климат северных земель Вегирса не позволит им спать на земле. Набросав тряпье с деревьев на более сухие куски земли и накрывшись вещами дезертиров, воины спали посменно. Опыт вынудил оставить часового - вокруг была степь, деревья были как на ладони для нежданных гостей.

    Ямбрин заснул последним, но его сон был недолгим. Боярин видел сон: путешествие с Иариной в Люблинь. Как они любовались деревьями в инее, горами у города. Иарина была красива и грациозна, как всегда. Видел те неловкие моменты, когда, краснея и запинаясь, читал ей стихи. Боярыня отвечала тем же, ее мелодичный голос заполнял комнату. Парень, улыбаясь, стоял напротив, смотрел на нее. Внезапно у нее потекла кровь, она стала просить о помощи. Она кричала, струйки крови растекались по полу.

    Вздрогнув, Ямбрин проснулся. Вскочил, смахнул пот со лба, осмотрелся: рядом, свернувшись калачиком, посапывал довольный Борча. Это был просто кошмар. Он вернулся в реальность, мгновенно вспомнил о произошедшем. Ямбрин снова лег, но уже не мог заснуть: все его мысли были о ней, боль от утраты сверлила с новой силой. Поняв, что поспать снова не удастся, Ямбрин сменил Лезалита до утра. Всю ночь он провел в воспоминаниях, а увидев солнце - разбудил своих людей.

    После отдыха продолжать путь было легче: Лезалит напевал под нос, а Борча пересчитывал трофейные динары. Ну хоть кому-то хорошо - ухмыльнулся Ямбрин. Перейдя пограничные земли Вегирса, спутники двинули к горной местности. Шли запинаясь и матерясь, появилась отдышка. Никто не спорил, не ныл, было ясно: так надо, чтобы не напороться на убийц из Альтенбурга или патрули Вальдима. Местами на глаза стал попадаться снег: когда они повернули по горному перевалу к Пешту, заметили огромные горные вершины.

    Седые гиганты вдалеке напомнили каждому о своем: Ямбрин вспомнил отца и его замок в горах, свое детство. Борча вспомнил пышных девок из кергитской таверны. А Лезалит хотел лишь побыстрее убраться прочь - в город, в тепло. Преодолев пару километров, усталость брала свое. Снег полностью поглотил все вокруг, окружил их. Сверху падали крупные хлопья.

    На границе Борча и Лезалит попытались утеплится, но это их уже не спасало. Воинов начинало трясти от холода, мимика на лицах выражала отношение воинов к морозу. Доспех Ямбрина был утеплен, подходил для этой температуры. Боярин всю жизнь прожил в этом климате, привык и легче переносил холод. Когда доберемся в Пешт, надо их утеплить - промелькнула мысль у боярина, глядящего на мучения спутников. На протяжении пути он подбадривал их, стараясь сохранить моральный дух своих людей.

    У ворот их встретили солдаты князя Ходана. Пока он разыскивал Иарину, сохранившие верность Вегирсу дворяне удерживали позиции. Хорошо, все по плану, - Ямбрин задумчиво пробирался по заснеженным улицам Пешта. Отпустив спутников в таверну, боярин отправился за покупками. Рынок Пешта был крупнейшим оружейным центром в Кальрадии. Там он заказал два комплекта добротных доспехов, утепленных мехом. Получивший аванс торговец отправил молодого помощника в таверну, снять мерки. Дело сделано, теперь в замок.

    Пройдя стражу, Ямбрин встретился с князьями Ходаном и Весемиром. Вкратце они изложили ему ситуацию: армия северян не смогла взять штурмом Джучи, решили брать измором. Город держится, пока есть провиант. Князь Ходан собирает армию, чтобы изгнать нордов из страны. Погода ухудшилась, но князь не хотел терять шанс добить врага, пока норды не получили подкрепление. Ямбрину дали под командование новобранцев и уцелевших воинов Рамена.

    Утром следующего дня вегиры отправились к Джучи, Ямбрин ехал во главе своего наспех собранного воинства. Следом за ним преобразившиеся Лезалит и Борча: новые доспехи от Ямбрина, оружие и кони от Ходана. Дистанция между Пештом и Джучи не большая, но труднопроходимая. В королевстве наступили тяжелые времена, сейчас путников не встретишь. Война, холод, хищные звери и еще более хищные бандиты - нормальный человек из дома нос не покажет. Все дороги замело, войску пришлось идти, преодолевая сугробы. В первую секунду ледяная кромка держала ногу, но стоило переместить на нее вес - предательски ломалась. Сверху вегиров накрывал обильно падающий снег.

    К полудню прогулка закончилась, перед ними предстал осажденный город. Заметив их войско, выходящее из снежной мглы, часовые нордов подали сигнал. В лагере северян началось движение: они выбегали из палаток, готовились к бою, возле палатки командира шла невнятная возня. Желая не дать им собраться в единое войско, князь Ходан отдал приказ атаковать.

    Погода окончательно испортилась: снегопад сменился настоящей бурей. Туман затруднял видимость, а ветер бил вегиров в спину, гнал на захватчиков, едва не сбивая с ног. Два войска сходились, вокруг завывала вьюга. Лучники и конница были бесполезны. Сражаться в таких условиях было не адекватно, но отступать было некуда.

    Воины вели бой, сносимые ветром, снег летел в глаза. Обзор метра три, а дальше лишь белая мгла. Командиры пытались понять, что творится вокруг, на поле боя, да куда там. Разглядев со стены происходящее возле города, вегиры сделали вылазку на помощь своим. Они зажали северян с двух сторон, хотя, в тот момент, никто этого не понимал. Павших в первые минуты боя уже припорошило снегом, вьюга завывала.

    Северяне бились до конца, пока не полегли все. Вегиров было больше, они смогли разобраться в ситуации и окружить противника. Снежная буря продолжала активничать, в этих условиях победители пытались найти Короля Турью или других командиров нордов. Ориентируясь на крики, им удалось найти среди сугробов лишь пару десятков раненых нордов-солдат. Поняв бессмысленность занятия, Ходан отдал приказ укрыться в городе. Воинов оказалось слишком много, чтобы укрыться в таверне от природного бедствия. Им не хватило бы и трех - солдат разместили в домах местных жителей, до окончания бури.

    Дворяне ушли в городскую цитадель, Ямбрин взял Лезалита и Борча. В комнате был накрыт стол, привлекший внимание оголодавших и усталых воинов.

    - Что теперь? - спросил Борча, быстро набивая рот.
    - Пойдем на Брешти, когда допросят пленных и кончится буря. - Ямбрин отогревал замерзшие руки у огня.
    - Надо осмотреть поле боя... - Борча продолжал трапезу, набивая рот, не закончив с прошлой ложкой. Ямбрин улыбнулся - перед ним сидел довольный, бородатый хомяк. Потом боярин перевел взгляд на Лезалита: воин орудовал ложкой, не издавая звуков и не отворачиваясь от тарелки. Зрачки были расширены, лицо и броня запачканы кровью.
    - Ты не ранен?
    - Нет, командир. Отличный был бой! - Лезалита еще не отпустил боевой угар.
    - Хорошо сработали, благодарю. Все идет более стремительно, чем я ожидал. - Боярин подошел к окну.

    Мощных порывов ветра уже не было, только снежные хлопья. Вскоре погода успокоилась, солдат отправили на место схватки, продолжить поиски. Измученные вегиры смогли к вечеру отыскать посреди снега и тел ярла Ирью и князя Весемира. Других командиров не нашли, но это стало не нужно, когда разговорили пленных: Ирья возглавлял осаду. После провального штурма король передал ему командование, а сам отправился в Смерхольм. Узнав, что северян на территории Вегирса больше нет, и Вальдиму никто не поможет, Ходан двинул все силы на Брешти. Из Люблиня прибыл князь Мегира со свежими силами, в Джучи собрали всех боеспособных людей. Армия Вегирса стала еще больше.

    Через два дня они стояли под Брешти. Со стены воинство разглядывал князь Белогор, подготовив своих людей к обороне.
    - Пусть сунуться, огребут по полной! Это наш город, мятежники его не получат, - обращался Белогор к воинам. Тишина была ответом - защитники были деморализованы. Они понимали, шансов победить нет, но и сдаться не могли: в глазах осаждающих они предатели, присягнувшие Вальдиму. Наказание за измену - смерть.

    Князь Ходан объезжал строй:
    - Мы шли сюда, теряя товарищей и превозмогая тягости. Брешти - наша родная столица, занятая трусами и клятвоотступниками, город стал последним оплотом узурпатора Вальдима. Последний бой, за объединение Вегирса, сегодня мы закончим! Вперед, на штурм! - князь указал мечом в сторону городских стен. Воины поддержали речь Ходана криками, ринулись к стенам.

    Штурм вели вдоль всей южной стены, было приставлено множество лестниц. Лучники отстреливали атакующих, но врагов было слишком много. Стрелки Ходана вели ответный огонь.
    - Копейщики, держаться! Всю городскую стражу на стены, - метался Белогор.
    Медленно приближались две осадные башни, инструментов для борьбы с ними у защитников не было. Ямбрин вел стрельбу, укрывшись в одной. Боярин стремился свалить как можно больше лучников, пока не добрался до стен. Рядом укрылся Борча, с опаской глядя на происходящее. Лезалит работал новеньким арбалетом, прикрывая солдат снаружи.

    Воины пытались занять стену, но копейщики не пускали их. Лестниц у стены становилось все больше, напор атакующих прорывался.
    - Идиоты, опрокиньте их! - Белогор в ярости пинал лестницу. Лучники на сторожевой башне продолжали огонь, но их становилось все меньше.

    Осадные башни добрались до цели - народ хлынул на стены. В двух местах оборону прорвали, атакующие смяли строй копейщиков. Лучники Ходана забрались на стену, выбрав удобную позицию. Их стрелы разлетались в оставшихся защитников на стене и городских стражников внизу. Видя это, Белогор бежал по лестнице, пытаясь скрыться на улицах. Две стрелы настигли его, князь повалился на дорогу.

    Ямбрин со своим отрядом пробивался к центру города, сопротивления они почти не встречали. Вскоре оказались в тронном зале: Вальдима не было. Ямбрин отдал приказ - обыскать все покои, но самозванца и след простыл. Боярин стоял у окна: город пал. Люди Ходана вели пленных, солдаты радостно срывали знамена Белогора. Гражданская война кончилась!

    Сутки ушли на наведение хотя бы минимального порядка в городе. Отряд Ямбрина праздновал очередной успех в таверне. Стражник, извиняясь, прервал речь боярина о безбедном будущем для солдат, позвал немедленно явиться во дворец. Боярин взял с собой Борчу, кинжалы которого дважды спасли Ямбрину жизнь во время штурма. В покоях его встретил захмелевший Ходан:
    - Проходи, Ямбрин, есть разговор. Мы так и не нашли Незаконнорожденного, будто испарился. Никто из пленных не видел его в день штурма.
    - Может в городе спрятался?
    - Заглянем под каждый камень, будь спокоен. Неважно, он теперь не опасен. Вегирс един, мы победили. Ты здорово помог, я дарую тебе замок Огороджинец. Не смотри на меня так, я обладаю правами - меня объявят королём, прежде чем ты доберёшься до нового владения.

    Ходан продолжал что-то объяснять, но Ямбрин уже не слушал: еще один узурпатор, все только для личной выгоды. Огороджинец дарует, ишь расщедрился! Сдался ему замок, у черта на куличках; за то, как он замерзал в снегах, рисковал жизнью, рисковал своими людьми. Год назад могло устроить, он был бы полон радости. Замок - какая прелесть! Но сейчас такое в его планы не входило. Ниче, скоро все изменится.
    - Такие дела, пока свободен, - закончил Ходан.
    Ямбрин вышел, закрыл дверь. Послышался звук бьющегося стекла. Он забежал обратно: Ходан отбивался от двоих неизвестных. Опустошив ножны, Ямбрин рванул на помощь. Вслед за Ямбрином забежали Борча и два стражника. Убийцы были опытными воинами, но оказались в меньшинстве, да и экипировка хромала.

    Ходан и Ямбрин вместе зарубили одного. Напарник успел уложить стражника, а после сам пал под ударами Борчи.
    - Кто это? Влезли через окно, как на такую высоту забрались!? - Ходан с опаской посмотрел на улицу, потом осмотрел порез на руке, приблизился к Ямбрину:
    - Спасибо, спас короля. Придется произвести тебя в князья! - он улыбнулся, потом стал осматривать нападавшего.
    Ямбрин незаметно поднял кинжал убийцы, подмигнул спутнику. Ходан обернулся, получил несколько ударов. В тот же миг Борча точным ударом уложил стражника. Боярин возвышался над Ходаном, смотрел на умирающего:
    - Извини, корона уже занята.
    - Хорошо сработано, хозяин! - Борча взял из его руки кинжал, подбросил к мертвому владельцу. Спутник побежал по коридору:
    - Стража! Сюда, быстро! Тревогаа!

    Ямбрин смотрел на умершего князя, быстро составил свою версию произошедшего. Потом подошел к окну: полезный кергит, хорошо, что встретились в Угэдэе. Сегодняшнее покушение оказалось как нельзя кстати, вышло даже лучше, чем он планировал, - боярин улыбнулся. Послышались приближающиеся шаги, в комнату влетел Борча, за ним князь Мегира и еще десяток вегиров. Кергит сбивчиво тараторил:
    - Так убийцы добрались до него, мы не успели помочь! Умирая, князь Ходан велел руководить Ямбрину, мол корона теперь его. - Борча и Ямбрин смотрели на Мегиру, тот осматривал место убийства:
    - Так и сказал?
    - Да, мол, если я не могу - ты будешь королем. А потом еще добавил: сохрани Вегирс, хотел еще что-то, но скончался. - Борча замолчал, вегиры смотрели по сторонам. Князь Мегира выглядывал из окна, осматривал стены:
    - Как эти черти смогли забраться? Только двое, других не было?
    - Нет, князь. - Ямбрин смотрел в соседнее окно.
    - Стража, прочешите округу, проверьте залы дворца! Все ворота закрыть, сегодня город никто не покинет. Ищите возможных сообщников! - князь подошел к Ямбрину:
    - А что, ты - потомственный дворянин Вегирса, славный воин, как отец. Решение верное, исполним волю погибшего. Что думаешь об этом?
    - Мне это не нужно, я не опытен да и; - боярин опустил взгляд, Мегира прервал его:
    - Один не останешься, мы поможем. Времена у страны тяжелые, понимаю. Но сейчас новые разборки за трон не нужны, пойми это. - князь посмотрел ему в глаза.
    - Я согласен, для народа и страны.

    За несколько дней, на коронацию, в Брешти съехались все дворяне, пережившие гражданскую войну. Город украсили, навели порядок, всюду реяли флаги нового короля и хозяина города - черный волк на белом полотнище, с узором по краям.
    Ямбрин отмылся в королевских покоях, сбрил всю растительность на лице. Дворцовые слуги поработали над длиной его черных волос, зачесали назад. Потом подобрали наряд, Ямбрин подошел к зеркалу. Молодой, подтянутый, в королевском одеянии с золотыми украшениями - эх, видела бы сейчас его она...

    В тронном зале прошла церемония коронации, прежде чем занять трон, молодой король обратился к собравшимся с речью:
    - Сегодня начинается эпоха возрождения Королевства Вегирс! Мы награждаем тех, кто защитил страну и поминаем павших героев. Время несправедливости прошло, все получат по заслугам. Я говорю про Северное Королевство, которое мы обратили в бегство под Джучи. Турья сбежал, поджав хвост, но он вернется! Мы не допустим, выработаем новый подход и покончим с ними. Продолжим искать Вальдима и заказчиков убийства князя Ходана. Как король и один из вас, я сделаю все, для процветания нашей страны!

    Дождавшись окончания монолога, дворяне поддержали Ямбрина аплодисментами. Потом было несколько часов разбирательства проблем государства и личных бед вассалов. Все это плавно перетекло в праздник, отправивший Ямбрина в прошлое: как тогда, прямо в этом зале, он танцевал с Иариной. Его вновь накрыло волной, с которой он отчаянно боролся. Король говорил с людьми, танцевал, слушал музыку, но ощущение потерянности лишь усиливалось. Он пошел прочь отсюда, а когда вновь увидел ее лицо, едва сдержался, чтобы не перейти на бег.

    Лезалит и Борча пошли за ним, кергит бросил увидевшим уход короля дворянам:
    - Его Величество хочет пообщаться с народом, велел продолжать праздник!

    Ямбрин бесцельно бродил по городу, жадно вдыхая морозный воздух. Покинув зал, навевающий мрачные воспоминания, воин повеселел. Люди, встретившиеся на городских улицах, кланялись и поздравляли его, желали долгих лет жизни и правления. Из переулка к нему подбежал ребенок, протянул записку:
    "Я знаю, что произошло с Ходаном, все твои дела. Такой человек может править всей Кальрадией, если получит мощную поддержку. Либо потерять все, принимая неверные решения. Если желаешь обсудить это, приходи со своими вечером за рынок. Луций."

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 26 мар 2020
    Artillerist нравится это.
  6. Eramou

    Eramou Постоянный

    Обмозговал всё, пришёл к такому выводу - не буду браться сейчас за новое, чтобы не распылять усилия. Сначала закончу все текущие произведения, а уж потом всеми силами навалюсь на новое))
     
    Artillerist нравится это.
  7. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 15. Рольфляндия
    Вечер ещё только приближался, но уже стемнело. Сегодняшний день прошёл без нового снега - вчера он уже сделал всё, что хотел. По обе стороны от расчищенной тропки раскинулось множество снежных горок, белизна которых выделялась среди поглотившей всё в округе тьмы. Несмотря на расчищенный путь, народ тут особо не ходил - переулки за рынком были опасным местом. Квартал служил убежищем для нищих, воров, контрабандистов и прочих "благонадежных" граждан. По всей видимости они договорились со стражей, отсчитывая ей нехилый процент с проворачиваемых дел. У прежних хозяев города руки не добрались до этой работы, а он прикроет эту лавочку! Только с текущими делами разберется; - Ямбрин потирал замерзшее лицо.

    Мороз крепчал, а наглецов, заставляющих короля ждать, всё не было. Лезалит хмуро стоял неподалеку, пытаясь сдержать зевоту. Последние дни были полны событий, бывалый воин превозмогал агрессию навалившейся усталости. Осмотрев место предстоящей встречи, все ближайшие закоулки, Борча подошел к королю:
    - Никого нет, даже признаков присутствия.
    - Это им надо, ждем еще минут десять и уходим.
    Борча подошёл ближе, чтобы Лезалит не слышал:
    - Хозяин, они знают про Ходана, возможно что-то ещё. В Ваших интересах закрыть вопрос.
    - А почему, по твоему, мы тут мерзнем? - огрызнулся Ямбрин.

    Они постояли молча еще немного, затем направились обратно, оборачиваясь по сторонам. На тропке обнаружили свежие следы, ведущие в другой переулок.
    - Похоже на следы боя. - едва слышно отозвался спутник. Следуя за подсказками, Борча обнаружил на боку сугроба отпечаток тела.
    - Тут капли крови, проверь, - Ямбрин постарался тихо достать меч, мысленно одобрил свое решение оставить в засаде стражников.

    Следы продолжали уходить прочь от тропы, миновав белые холмики. Вели к задней части домов, плотно построенным стык в стык. Дома больше походили на деревянные лачуги, либо заброшенные сараи. Обнаружив небольшой проем, запачканный кровью, Борча с опаской заглянул в него: лежали два трупа. Чуть поодаль, на улице напротив, виднелся еще один, хотя был присыпан снегом. Внимание Борча привлек блестящий черный браслет, на торчащей из снега руке.

    * * *​

    Тяжело дыша, конь нес графа Виктора по горной местности. Они преодолевали небольшие препятствия, которые только увеличивались.
    - Похоже, скоро придется идти пешим, если так пойдет дальше. - всадник не подгонял его, чтобы не поранить. Лошадь выбирала путь между валунов, маневрируя и взбираясь все выше на холм.
    Следом за графом едва поспевал Фирентис, на своем неповоротливом гюнтере. Он выбрал массивного и выносливого коня, но скорость явно не была его преимуществом.
    - Я жду, но время поджимает! - после очередного подскока Виктор проверил наличие на поясе мешка с налогами из Альтобрака. Поразительно, как быстро сборщики налогов собрали все задолженности за три месяца. Воистину, приказ маршала творит чудеса!

    Спутники спешили по новому заданию короны: надо было забрать эти деньги, а на них рекрутировать народ из деревушек в горной местности. Потом вооружить их в Форвилле.
    - Надо успеть объединиться с армией у Амбиана, ждать нас никто не станет.
    - Поспеем, граф. Инженеры быстро не закончат свои разработки, да и солдаты со всей страны подтягиваются, а это не быстро. А мы пока пройдем по хребту - вдоль обрыва, через все поселения округи, на юго-востоке знаю добротный спуск к Форвилле. Дня два-три и всё путем! - за последнюю неделю воин повеселел. Предстоящая борьба за правое дело изгнала его мрачные мысли, он настроился на борьбу с захватчиками.
    - Два дня, не больше. - граф вынес свой вердикт, который должен исполниться.

    Виктор думал об оставшихся в Флавии Эйлин и Алайене. В супруге неожиданно открылся талант архитектора: ремонтные работы, перестройка крыла их дома... Она так увлеклась, что согласилась отпустить его одного. Возможно дело было в ее чувстве вины, после совместного путешествия в Мемминген. В любом случае, воевать будет проще, если не следить на поле боя за тем, чтоб она не пострадала. Граф представил, как она встретит его дома.

    Потом лицо Виктора покинула улыбка, когда он вспомнил про состояние Алайена. У друга большие проблемы со старой, недолеченной раной - постоянные нагрузки, плохое питание и отсутствие гигиены. Как бы не дошло до ампутации.

    Под эти размышления они достигли первого поселения. Работа предстоит непростая: у горного народа крутой нрав. Здешние деревни всегда получали неугодные короне вассалы. Сюда трудно добраться, но ещё труднее добиться содействия от местного населения - будь то помощь в войне или сбор средств. Чтобы собрать из них отряд, придется доходчиво объяснить про имперскую угрозу. Виктор был уверен, что справится - с тех пор, как он стал графом и решал организационные дела, его навыки убеждения существенно выросли. А куда было деваться? В текущий момент надо стремительно учиться.

    * * *​

    Одинокий всадник ехал по предместьям Альтенбурга. Его окружали разрушенные дома и пепелища, местами встречались одинокие деревья и разлагающиеся тела. Повсюду раскинулись заброшенные поля, зарастающие сорняками огороды. Двигаясь по бездорожью, впереди путник видел то, что когда-то было городом.

    Хлебный край Кальрадии превратился чёрт знает во что. А когда поставки хлеба резко упали, и на рынке возник дефицит товара, цены несколько раз прыгнули вверх. Другие поставщики, в итоге, попытались занять рынок, но в ход пошли нападения на караваны. На кризисе по всей Кальрадии сыграли барыги да спекулянты - цены на основной товар взлетели до небес.

    Недавно он сам занимался этим: считал копейки, сводил дебит с кредитом, подкуп стражи, заводил контакты с перекупщиками, искал выходы на дворян - Борча ухмыльнулся. Судьба всю жизнь била его чем-то потяжелее, он с трудом вставал. А тут такой подарок - одна случайная встреча в Угэдэе, и все, сам без пяти минут дворянин. Да, риски выше, но и дела пошли другие...

    - Опа, а ты смелый, дядя! - впереди трое человек в шкурах вышли из-за развалин. Еще шесть выбежали, перекрыв путь отступления. Борча смотрел на две сосны, растущие около ближайшего поля. Там он увидел три арбалета, направленные ему в грудь.
    - Я свободный человек, чего бояться? - Борча оценил окруживших его: судя по движениям, жители уже немало приняли на грудь. В руках ржавые топоры и деформированные палицы. На лицо полное отсутствие брони, оно и понятно. Похоже, один из оборванцев читал его мысли:
    - А бронь у тебя знатная, мне б пригодилась! - бандит шатаясь подошел ближе, потянулся. Удар ногой - разбойник упал, ошарашенно глядя на обидчика. Борча посмотрел на готовых атаковать незнакомцев:
    - Плохо гостей встречаете. Подскажите хоть, где нахожусь?
    - Это Герцогство Рольфляндия! Все в округе дрожат пред нашим славным; - смех Борчи остановил говорящего.
    - Он ефе фмеефся, ффука! - поднявшийся бандит щупал образовавшуюся дыру между зубов.
    - Хорош, братва, кончайте его, че; - произнес кто-то из них, а кергит опять прервал их:
    - Не стоит, если жить хотите. Дослушайте сперва. Дак тут Рольф правит?
    - Герфог Фольф, для факих как фы! - пострадавший харкнул кровяным сгустком.
    - Парни, дак я - давний друг вашего славного герцога! Если отведете к нему, я похлопочу, чтобы он каждого из вас лордом сделал! - Борча, широко улыбаясь, смотрел на переглядывающихся стражников герцогства.

    Кергит ехал по поредевшей мостовой, сквозь щели которой прорастала разнообразная зелень. За разрушенными стенами стоял такой запах, который, даже видевший многое Борча, не знал с чем сравнить. Он натянул платок на лицо, но это не помогало. По "улицам", которые были заполнены нечистотами, слонялось без дела множество личностей непонятной наружности. Кто-то спал, повалившись возле стены, кто-то пялился на него, другие занимались своими делами. По дороге попалась пара разрушенных домов, обделанных деревом. У входа стояла охрана, а сквозь отверстия в стенах виднелись прилавки с различным товаром.

    Насладившись городским пейзажем, Борча попал в разрушенный холл здания, которое когда-то служило домом герцогу Эбенхарду. Сейчас оно даже отдаленно не напоминало цитадель: второй этаж разрушен, а крепкость потолка ставила под сомнение смысл нахождения внутри. На первом этаже появилось четыре дополнительных окна - результат обстрела, не иначе. Две колонны в зале отсутствовали, одна валялась у стены. В комнате стояла вонь, хуже той, что Борча ощутил снаружи. Весь холл был в грязи, пыли и копоти. Ближе к центру стояла деревянная кровать в грязи, с дворянскими украшениями. Справа, под щелью в покрытии, находилась корыто с позолотой, отдаленно напоминающее ванну. В дальнем левом углу, на горке сажи и пепла, валялась стопка дров. Еще одно крупное отверстие сверху, видимо, служащее дымоходом.

    Возле кровати стоял смуглый мужик, лет сорока, побрит налысо. Густая черная борода и свисающие до подбородка уса закрывали большую часть рта. Кольчуга, латные рукавицы и меховые боты - нестандартная домашняя одежда для герцога.
    - Здарова, Ваша Светлость! - кергит подошел к нему.
    - Борча! Добрался таки, браток, - Рольф широко улыбнулся, они обнялись. Герцог похлопал экс-напарника по спине.
    - Неплохо устроился!
    - Ага, сменил тут руководство, уработав парочку предшественников. У нас тут целая страна: свой город, деревни, армия, патрули, налоги и торговля, все дела! Одна беда, женской ласки не хватает, - улыбаясь, Рольф ткнул пальцем в броню кергита:
    - Ты, видно, тоже не страдал. Проходи, щас кликну - стол накроют, посидим по душам.
    - Извиняй, я теперь помощник короля Вегирса. К тебе с поручением, может потом посидим.
    - Если предложишь сдаться - закопаем во дворе, как свадийских ослов! - Рольф нахмурился, нижняя губа выступила вперед, потревожив растительность на лице.
    - Погодь, не горячись. Новый король Вегирса дает огромные возможности таким, как мы. Он готов признать тебя, твое герцогство и включить в состав Вегирса.
    - Серьезно? А спинку почешет? - несмотря на сарказм, было видно, что собеседник заинтересовался, и посланник продолжил:
    - Взамен ты поможешь нам с одним дельцем, из-за которого я, собственно, и прибыл.

    * * *​

    Король Турья четвертый день не выходил из своих покоев во дворце Смерхольма. Согнувшись, он сидел на кровати, его отсутствующий взгляд осел на стоящем напротив кровати ярле Тругве. На полу комнаты валялись опустошенные от спиртного емкости.
    - Ваше Величество, надо решать. В Кальрадии что-то назревает, такого еще не было.
    Физическое состояние короля оставляло желать лучшего, но морально он был разбит под ноль: правитель не мог оправиться от сокрушительного поражения подчиненных под Джучи. Его планы об уничтожении Вегирса разбились об стены одного единственного города, король находился в ступоре. В похожих ситуациях, раньше он падал в объятия зеленого змия, а Рагнар решал все проблемы. Сейчас же на месте Рагнара оказался он сам...
    - Разведчики сообщили, что свадийцы собирают армию. На юге диспозиция не ясна. - Тругве говорил громко, пытаясь вызвать хоть какую-нибудь реакцию.
    - Диспозиция! Что ты мелешь? - голова заболела еще больше, Турья в душе уже проклял тот день, когда отобрал корону у Летвина.
    - В Смерхольме действуют непонятные иноземцы, выдавая себя за разбойников. На днях стража поймала нескольких, а утром в камера уже опустела. Никаких следов в городе, будто этих убийц и не было никогда! Харальд доложил, что они используют систему коллекторов под городом. Кергитские ханы объединились и собирают новую орду. Ещё наши люди говорят об угрозе из-за гор, - ярл переминался с ноги на ногу.
    - Нам кто-то объявил войну?! - король смог обнаружить под кроватью графин с остатками драгоценной жидкости.
    - Нет.
    - Тогда чего ты привязался? Даже Вегирс заключил перемирие с нами на месяц! - Турья бросил графин на пол, осколки разлетелись по комнате. Взгляд короля вновь пал на незваного гостя.
    - Это тоже странно. Вегирс собрал крупную армию, могли бы ударить в любой момент, но выжидают чего-то. Вы могли бы направить гонца, переговорить с Ямбрином. Надо прояснить ситуацию.
    - Просто их новый король трус, вот и вся ситуация. Всё, надоели твои загадки! - не дожидаясь ответа, Турья упал на кровать.

    * * *​

    Граф Виктор уложился за полтора дня: к вечеру экипированный отряд из двух сотен копейщиков уже пересек поля Форвиллы и приблизился к лагерю близ замка Амбиана. Огромный палаточный лагерь продолжал разрастаться. С юга к нему присоединилась армия сарранидов под предводительством сыновей Хакима. В лагере было множество разных дворянских флагов, жизнь била ключом - разговоры, тренировки. Воины готовились к грядущей битве, обозники занимались гастрономией. Кто-то завалился вздремнуть после долгого марша к Амбиану. Рей Ян и её отряд милинов держались особняком, установили разноцветную палатку и обсуждали очередные козни против Империи. Конюхи ухаживали за животными, инженеры копались в свитках Артименнера, собирали запчасти по книгам. Вечером в палатке Матео командующие собрались на совет: войско останется здесь на ночёвку, дав возможность опоздавшим присоединиться, а солдатам отдохнуть.

    Утром две армии альянса направились к замку Мютсшен, где, согласно донесениям гонцов, должны встретиться с кергитской ордой. Соединившись с кергитами, совместная армия альянса огромным потоком двигалась к месту, где имперцы пересекут пограничье. Мамелюки, ассасины, кешиктены, родокские снайперы, кергитская легкая кавалерия и тяжелая пехота сарранидов - сотни воинов шли единым потоком к месту грядущей битвы. Виктор с интересом осматривался: никто из окружающих, как и он сам, не видел такого впечатляющего воинства. Это было как в книжке, которую мама читала ему в детстве: "...в те дни император Кальрадии собирал рать со всех окрестных земель и отправлял..."

    Согласно последним донесениям Братства Вэй, в запасе еще около трех дней, чтобы добраться, поставить укрепления и орудия. Организовать засаду в ущелье для захватчиков. Путь армии лежал через поля Альтенбурга, мимо опустевших свадийских деревень. Когда они преодолели большую часть этого пути и вдалеке уже виднелся замок Гаймыш - прозвучал сигнал и армия остановилась. Вдали, на краю огромного поля, было видно другое воинство, не уступающее количеством альянсу, шедшее к ним с севера, от замка Шайбана.

    Командиры альянса развернули войска, подготавливались к бою. Когда неизвестные приблизились, солдаты могли рассмотреть не иноземцев, а флаги земляков-кальрадийцев. Те разделились на две крупные армии, королевств Свадии и Вегирса. В это время из предместий Альтенбурга и округи к ним продолжало стекаться множество небольших отрядов, в итоге образовавших подобие третьей части их армии.

    Король Вернер не стал отсиживаться в Меммингене, как предпочитал действовать его отец в последние годы, а лично возглавил свадийское войско. Свадийцы расположились на правом фланге, центр состоял из вегирских войск. Король Ямбрин объезжал войска, расставляя людей и раздавая князьям приказы. К нему приблизились Борча и Рольф:
    - Ваше Величество, Герцогство Рольфляндия прибыло!
    - Отлично, ваши люди займут левый фланг.
    - Ох, щаз веселуха начнётся, начальник! - Рольф помчался к кричащей толпе, начинающей разбредаться.
    Выстроившись в боевом порядке, их объединенное войско направилось в сторону альянса.

    - Какого черта они делают? - маршал Матео раздал родокским графам приказы и наблюдал за потенциальным противником.
    Виктор рассматривал округу: ни камней, ни деревьев, только несколько холмов и зеленеющая под солнечными лучами трава. Зачем выбирать для боя такое место, не дающее им преимуществ? Напрашивается вывод: армия противника хотела остановить их продвижение к пограничью, успеть перехватить.
    - Может они пришли нам помочь, - натянуто улыбнулся маркиз Фальсевор, глядя на происходящее.
    - Они продались Империи, - калиф Лакем развернул знамя и, высоко подняв, направился на левый фланг, к своим людям. Родокская армия выбрала наиболее крупный пригорок - стрелки заняли его, а инженеры на скорую руку создавали оборонительный вал. Кергиты остановились чуть поодаль, братья-ханы выбирали кратчайшее расстояние для молниеносного рывка в тыл врага.

    На горе, где-то в километре от полей Альтенбурга, стоял старец в ободранном плаще. Фольк оперся на изогнутый деревянный посох, глядел на происходящее. Левый край его губ едва заметно поднялся: больше половины своей жизни он провел в проклятой Кальрадии, делая всё, чтобы этот момент наступил. Сейчас он мог просто наблюдать за впечатляющим своими масштабами и ужасом действом: два воинства, небывалых для Кальрадии размеров, сходились в смертельной схватке.

    Тысячи воинов готовы уничтожить друг друга, хотя объективных причин для этого у них нет. Фольк изучил ход мысли здешних правителей, но не переставал удивляться их глупости - узнай истинные желания человека, его цели и слабости. Потом надавил на нужные рычаги - власть, слава, сохранение страны, богатство, похоть, месть, выживание... И вот они уже выполняют твой приказ, считая его единственно верным и возможным решением наболевшей проблемы.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 26 мар 2020
    Artillerist нравится это.
  8. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 16. Вторжение
    - Попробуем образумить их, - Матео подозвал графа Курниаса - Пригласи их на переговоры, узнаем, чего хотят.
    - Понял, - граф раздобыл белый флаг и направился к оппонентам.
    - Не теряйте время - размещайте установки. - маршал отдал приказ инженерам, провожая Курниаса взглядом.

    - Смотрите, король Вернер, они уже сдаются. Чем ответим?
    - Сталью, король Ямбрин, - свадиец рассмеялся.
    - Нам стоит тянуть время, до обещанной подмоги.
    - Не дадим им окопаться здесь, да и славой делиться не к чему!
    Ямбрин хотел настоять, но лорд Теодор уже отреагировал на поданный королем свадийцев сигнал. Отряд арбалетчиков уложил Курниаса вместе с конём.
    - Лорд Гирард, герцог Герман, выстраивайте кавалерию. Герцог Альбрехт, Вас назначаю командующим пехотой. - свадийцы перестроились по королевскому приказу.

    - Рольф, твои люди заходят с фланга, после сигнала. Где Власий? Передайте, чтобы объединился со свадийской пехотой! Князь Мегира, лучники на Вас. Я хочу, чтобы стрелы не прекращали сыпаться на их головы! - Ямбрин надел шлем с маской - Дружина, все за мной!

    - Понеслась, - Матео смотрел на сотни пехотинцев, идущих во фронтальную атаку:
    - Стрелять по готовности! Фальсевор, Виктор - держите их, не подпускать к холму!
    Маршал увидел движение слева:
    - Подать сигнал, пусть Султанат закроет фланг от свадов!
    Толпа свадийско-вегирской пехоты продолжала наступление. Прикрываясь от летящих болтов, пехотинцы завершили путь, столкнувшись с родокским строем пехотинцев.

    Заметив взмахи флагов Матео на пригорке, Лакем повёл мамелюков, крикнув Амдару:
    - Брат, они ломятся в обход! Удерживай эту позицию.
    Эмир Амдар, во главе сарранидской пехоты, принял на себя удар обормотов Рольфа, бегущих с правого фланга. Разбойники кричали, яростно бросались на стой врага. Получали в ответ стрелы и джариды стрелков, надежно прикрытых пехотой.

    В центре боя шло противостояние тяжелой пехоты: родоки против свадийцев и вегиров. По обе стороны были воины в тяжелой броне, в крови, впавшие в боевой угар. Командиры удерживали строй, бой продолжался. Атакующих пригорок было больше, но родокские снайперы быстро уравнивали число.

    Граф Виктор сражался в строю родокских сержантов. Их алебарды легко поражали вегирскую пехоту, граф же пустил в ход длинный меч. Здоровяк Фирентис неподалеку укладывал врагов в нокаут своим молотом, пока стрела Лезалита, точным попаданием в горло, не уложила его. Отряд снайперов, под командованием Лезалита, передвигался по полю, ведя прицельный огонь с наиболее удобных позиций.

    Среди толпы одетых в латы воинов выделялся отряд Братства Вэй, возглавляемый Рей Ян. Всего три-четыре десятка воинов в легкой броне. Они двигались молниеносно, точно поражая врагов и уходя от ударов. Их яркие желто-зеленые накидки, с черным драконом на спине, развевались при движениях. Их стиль боя больше походил на танец - красивый, но смертоносный.

    - Рыцари, момент славы настал! Следуйте к победе, с вами король и милость Всевышнего! - Вернер возглавил удар тяжелой кавалерии. Их встретили мамелюки Лакема: конники сошлись на ходу в лобовой атаке, произвели страшный обмен ударами копий.

    Стрелки Мегиры рассредоточились, подошли ближе, обрушив всё на головы арбалетчиков на пригорке, как хотел Ямбрин. Король Вегирса, тем временем, возглавил атаку дружины, вслед за Вернером, с другого направления.

    Фольк наблюдал за этим, потом обернулся: вдалеке уже виднелось множество красных щитов легионеров, стяги и знамёна двух легионов. Алое пятно приближалось, миновав замок Гаймыш.

    Арбалетчики вели ответный огонь, продолжали гибнуть, а помощи все не было. Матео продолжал размахивать флагом, глядя в сторону кергитов - там творилось что-то неладное. Маршал обернулся:
    - Какого черта так долго?
    - Почти готово, господин. - инженеры заканчивали очередной строительный шедевр Артименнера.

    - Чего твои стоят? Орда, в атаку! - выкрикнул хан Арслан, подъехавший к брату. Хугу взялся за клинок:
    - Мариус платит больше, - его внезапный удар свалил ненавистного старшего брата. Армии братьев схлестнулись, не сдвинувшись со своих позиций. Глядя на всё происходящее, хан Дундуш поднял руку:
    - Орда! Все уходим! - он на такое не подписывался. Три сотни всадников покинули поле боя, вслед за своим господином. За ними последовали еще около сотни воинов погибшего Арслана, переметнувшись к Дундушу.

    Свадийские рыцари и мамелюки продолжали ожесточенный бой: элитные воины истребляли друг друга, их численность уже сократилась наполовину, то изначальных пяти сотен. Обмен ударами, лязг, крики - никто не собирался отступать. Лакем пытался найти короля Вернера - возможно, потеря командира подорвет мораль свадийцев. Вернер уже поразил копьем нескольких сарранидов, нескольких зарубил. Очередной разгон коня, мощный удар - копьё треснуло, наконечник застрял в груди повалившегося мамелюка.

    Король достал из-за спины двуручник, продолжил бой. Увидев Лакема, он рванул на встречу, в сопровождении пяти рыцарей. Лакем приготовил копьё, понимая, что у него только одна попытка. Они сближались, пока болт не поразил Вернера, войдя сбоку. Король повалился, а копьё Лакема нашло другую цель.

    Матео отдал приказ обстрела кавалерии: часть выстрелов родокских снайперов косила свадийских рыцарей. Болт пролетел в полуметре от зазевавшегося Лакема, спас от смерти. Снаряд вошёл в грудь лорда Гирарда, сопровождавшего короля.

    Кальрадийцы продолжали истреблять друг друга - количество воинов в армиях с обеих сторон вынуждало рубиться в тесноте, катастрофически нехватало пространства для замаха и маневра. Тела погибших и раненных продолжали валиться на землю, затрудняя передвижение для ещё живых. Основная борьба шла в центре боя, где тяжелая пехота продолжала противостояние. В крови, в разомкнутом строю, пехотинцы ещё могли различить врагов лишь благодаря геральдике. Над полем боя пролетало множество стрел и болтов - результат схватки сотен родокских снайперов и вегирских лучников. Внезапно в небе вспыхнуло что-то крупное, заставив людей поднять взгляды: два десятка горящих снарядов прилетели в толпу противников альянса. Крики, локальный пожар, замешательство - родокские инженеры, наконец, включились в общее дело.

    - Проклятье! Все за мной! - герцог Альбрехт, после увиденного, возглавил наступление на пригорок, с которого летели смертоносные снаряды. Свадийская пехота не ослабляла натиск, но солдаты Фальсевора продолжали удерживать позиции, не пропуская врагов.

    Отряд Братства прорвался сквозь пехотинцев, вступил в противоборство с вегирскими стрелками. Рей Ян быстро углублялась в их разомкнутый строй, братья едва успевали за ней. Удары её катаны укладывали противников на землю, едва те успевали замахнуться. На её пути встал князь Мегира, сжимая окровавленный бердыш.
    - Гадина, стреляйте в неё! - князь пятился от приближающейся девушки. Пролетело несколько стрел, одна вошла ей в плечо. Больше стрел не было - один из милинов уложил лучников возле Мегиры самострелом. Князь сделал выпад, последовала контратака - Мегира упал, зажимая колотую рану.
    - Пощады, - прошипел умирающий князь.
    - Они уже здесь, - девушка коснулась рукой земли, ощущая слабую дрожь.

    Волны преступников продолжали безуспешные атаки на сарранидскую пехоту. Их было больше, раза в три, но их мораль, подготовка и снаряжение были ужасны. В итоге, под ударами ятаганов, мораль окончательно дрогнула. Новоиспечённый герцог зарубил двоих беглецов с криками из угроз и проклятий, но его братия продолжала разбегаться. Они уже сделали своё дело, позволив королю Ямбрину двинуться с дружинниками в обход сарранидской пехоты, на инженеров.

    Видя приближающихся под обстрелом болтов дружинников, граф Виктор наспех собрал ближайших людей:
    - Кавалерия! Построиться, - часть пехотинцев покинула общий строй. Они заняли новую позицию, преградив путь приближающемуся врагу. Часть вегирской конницы встретилась с встречающими их родокскими копьями, но что может противопоставить одна сотня копейщиков-новобранцев трем сотнями тяжёлой кавалерии?

    Одно мгновение, и дружинники прошли сквозь строй, достигли позиции стрелков. Несмотря на сопротивление, они рубили и топтали всё на своем пути, сеяли смерть на пригорке.

    Ямбрин летел к парящему флагу на пригорке. Конь раскидал стоящих на пути телохранителей, а щит закрывал от болтов. Маршал навел тяжелый арбалет, но нажать на рычаг не успел. Удар - Матео повалился, опрокинув флаг. Окружавшие командира арбалетчики поразили королевского коня, Ямбрин оказался на траве. Пока он поднимался, сопровождавшая его дружина уже занялась покусившимися на жизнь короля и бегущими инженерами.

    Герцог Альбрехт и маркиз Фальсевор лежали рядом, под телами своих соратников. Вокруг толпилось около двух сотен свадийских пехотинцев и арбалетчиков: их окружила сарранидская армия, покончившая с воинством Рольфа.
    - Держать строй! Держать строй! Не отступать и не сдаваться! - продолжал орать лорд Теодор. Руки тряслись, он был в отчаянии.

    Тем временем кергиты продолжали свою маленькую войну: степняки беспорядочно носились по полю, пытаясь поразить собрата стрелой или копьем. Хан Хугу пропал, и лишившись своих командиров кергиты творили что-то непонятное. Орда истребляла сама себя, казалось, ей все равно, что происходит вокруг.

    Виктор вел уцелевших родоков на помощь стрелкам. Часть дружинников спешилась, часть погибла. Остальные беспорядочно гонялись по округе, поражая попавших под руку врагов и собирая болты уцелевших стрелков противника.

    - Дружина, все сюда! Спешиться! - король оценил ситуацию. Рядом, как всегда, был Борча.
    - Вегиры, построение! - кергит проверил количество ножей в наличие.
    Они организовали строй, вступили в бой с атакующим отрядом графа Виктора. Поразив нескольких вегиров, граф встретился с воином в маске. Король и граф сократили дистанцию: выпады, блоки, контратака. Сказывалась усталость и каждый пропустил пару ударов противника, но броня спасла. Ямбрин стремительно атаковал, на что молодой граф успевал реагировал.
    - А как такое? - выждав момент, вегир пнул противника. Графа мотнуло назад, он запнулся за тело и упал. Ямбрин перехватил меч, склонился - получил ответный удар. Измотанный король повалился рядом, выронив меч. Дышать было тяжело, король поднял маску. Развалившись на траве, мгновение они злобно смотрели друг на друга...
    - Я тебя помню, ты спас нас на границе, - Виктор присмотрелся к противнику - Точно, ты.
    - Оборванец, - ехидно прищурился Ямбрин - Не зря говорят, не делай добра, не получишь и зла.
    Ямбрин потянулся за оружием, но что-то было не так: едва заметная вибрация земли становилась сильнее.

    Услышав незнакомый сигнал, люди непроизвольно повернулись: в паре сотен метров от поля боя шли сотни сотни воинов, чеканя шаг. Их строй разомкнулся, окружая место недавнего боя. Все уцелевшие застыли как вкопанные, ошарашенно разглядывая диковинных воинов. Броня с отделкой, диковинное оружие, щиты и флаги с орлами и непонятными символами "Legio I Augusta" и "Legio VII West" - кальрадийцы такого еще не видели.

    На горе, рядом с Фольком, появились ещё двое, передав преторианцам своих коней.
    - Отличная работа, Луций Мициан. Ты достоин любой награды. - произнёс высокий человек в позолоченной броне, из-под под которой виднелись уголки алой материи. Ему было не больше сорока лет, равномерный загар. В руке блондин удерживал свой золотой шлем с длинным гребнем, традиционно, красного цвета. Синие глаза пристально смотрели на легионеров, окружающих иноземцев.
    - Лучшая награда - служить Вам, император. - поклонившись, ответил старик.
    - Император Мариус, всё готово. - доложил стоящий рядом легат в броне с золотым орлом на груди.
    - Дай им сигнал, Арреций. - Мариус осматривал округу.

    Два легиона полумесяцем стояли близ кальрадийцев, ожидая сигнала. Получив его с вершины горы, один из всадников обратился:
    - Я, легат Солоний Апронин, говорю от имени Мариуса Венетти! Сейчас вы сделаете выбор, который решит ваше будущее, а также ваших семей, да и всех, кого знаете.

    Кальрадийцы стояли молча, не понимая, что теперь делать. Свадийцы, родоки, вегиры, кергиты, сарраниды - все были сломлены. Слушать рассказы об Империи Венетти одно, а вот так, столкнуться вплотную, с тысячами легионеров - совсем другое.

    - У вас есть два пути: встать на колени пред нашим всемогущим императором и служить, - он сделал паузу - Либо смерть и рабство.
    Слушатели смотрели на своих командиров: короля Ямбрина и калифа Лакема. Ямбрин повернулся к императору, на вершине, склонился - большая часть его уцелевшей армии последовала примеру. Остальные смотрели на Лакема - он колебался. Калиф не хотел падать на колени перед оккупантами, но не видел выхода. Граф Виктор тоже не видел другого выхода, кроме сопротивления захватчикам.

    - Кальрадия не склонится! - граф побежал к уцелевшим осадным машинам на пригорке, вспоминая чертежи и обьяснения Артименнера - Солдаты, за мной, защитим свободу!
    - Продолжаем бой! - Лакем взялся за ятаган, мамелюки последовали за калифом. Воины альянса поддержали натиск, вступили в бой с линией гастатов. Родоки последовали за Виктором к машинам, а арбалетчики открыли огонь, который поддержали кергиты и сарранидские лучники. Пара десятков легионеров повалилась, прежде чем легат сориентировался:
    - Аркебузиры, первая линия! - Солоний надел шлем. Завязался новый бой.
    Они заряжены, механизм готов - прикидывал Виктор. Ко второй установке подбежали уцелевшие инженеры.
    - Разворачиваем на них, гвардейцы, навались! - граф навалился на рычаг.

    Воспользовавшись моментом, милины выбрались из кустарника и устремились к горе. Десяток человек стремительно приближались к склону. Легионеры открыли огонь, им ответили самострелами. Цель была так близко, впервые за два года.
    - Защитить императора! - легат Арреций и два двадцать преторианцев закрыли Мариуса, из-за их стены щитов испуганно выглядывал Луций. Окружавшие гору легионеры сбежались к братьям, стараясь окружить. Рей Ян пустила в императора два дротика, но они вошли в щит преторианца.
    - Проклятье, отходим! - девушка, держась за свежий порез, бежала по склону прочь; за ней последовали четверо уцелевших братьев, пилум принципа настиг одного.

    - Вы в порядке, император?
    - В полном. - Мариус отряхнулся.
    - Не надо было отсылать кавалеристов отлавливать дезертиров... - Арреций смотрел, как аркебузиры безуспешно пытаются поразить бегущие цели.
    - Я не знал, что в этой провинции нас ожидают такие феерические идиоты, - император устремился к месту обозрения - Что на поле?

    Бой заканчивался быстро: гастаты, под прикрытием стрелков и принципов, быстро перебили атакующих, уступающих числом. Две установки родоки успели развернуть, открыли огонь. На сей раз это были не горящие снаряды, а валуны, обрушившиеся на плотный строй венетов.
    - Лучше быть живым, чем героем. - пригнувшись, Ямбрин смотрел на происходящее.
    - Однозначно, хозяин, но чтобы остаться живым, лучше лечь! - Борча повалил короля на землю, видя намерения имперцев.

    Построение имперских аркебузиров, приказ легата Солония: залп двух сотен аркебуз, добивающий уцелевших противников. Всё стихло, ветер разогнал пороховую дымку, укрывшую легионеров. Сотня храбрецов осталась лежать на земле.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 26 мар 2020
    Artillerist нравится это.
  9. Eramou

    Eramou Постоянный

    Торжественно сообщаю, что 17 глава завершает первую часть. Спасибо всем, кто потратил драгоценное время и прочёл моё творение)) Надеюсь, Вам было интересно. В дальнейшем буду писать продолжение, впереди ещё много всего, в планах ещё 2 - 3 части.
     
    Artillerist и syabr нравится это.
  10. Eramou

    Eramou Постоянный

    Часть 2. Полёт имперского орла​

    Глава 1. Слава императору!
    Белоснежный конь двигался неспешно, неся его по центральной улице Угэдэя. За императором следовал легат Арреций, под предводительством которого легионеры захватили этот город; их сопровождали три десятка преторианцев. Мариус смотрел по сторонам: по обе стороны, вдоль дороги выстроились легионеры, а за их оцеплением стояла толпа местных жителей. Изумленные, они с интересом и ужасом разглядывали имперское воинство; такое довелось видеть впервые в жизни.

    Из окон было видно аркебузиров, другие патрулировали на стенах. На крышах некоторых домов стояли легионеры, осыпая светлыми лепестками путь своему владыке. Конь ступал по красной, полуметровой дороге из бархата, которую развернули от ворот до самого дворца. Разглядывая дома, взгляд императора наткнулся на трещины от стенобитных орудий и неотмытые пятна крови на стене. В этом была суть Империи Венетти, как её понимал Мариус: несколько часов назад здесь шёл ожесточённый бой, а сейчас его уже триумфально встречали новые подданные. Столько бархата успели подготовить, согнали народ, подчистили город; - император улыбнулся. Несмотря на те жестокости, что были сегодня - всё кончилось быстро, легион без особого труда взял столицу ханства, всё как всегда.

    У входа в ханский дворец их встретил легат Солоний, переминаясь с ноги на ногу. Молодой военачальник не мог скрыть волнение, что льстило императору.
    - Слава императору! - легионеры хором повторили за легатом, а тот подошёл к спешевшемуся Мариусу:
    - Приветствую Вас в Угэдэе.
    - Ни к чему устраивать такие процессии, полно других дел, легат, - император прошёл мимо, прямиком во дворец. Смущенный такой реакцией командир последовал за ним.

    Все комнаты дворца были украшены имперской атрибутикой, а местами даже изменили дизайн, по мере возможности - убрали чуждые венетской культуре кергитские украшения.
    - Доложите ситуацию. - Мариус восседал на троне Саньяр-хана.
    - Большая часть Кергитского Ханства захвачена, второй легион берёт султанат, мы сегодня же.
    - Что значит "большая часть"? - прервал Солония император.
    - Все поселения, за исключением тех, что на горном хребте. Труднопроходимо, артиллерия бесполезна. Мы ищем способ, вчера я.
    - У тебя была неделя, чем ты занимался вообще? Цветки собирал, гадал на лепестках?
    - Мы завоевали Толуй, Чагатай сдался без боя, ещё.
    - Это был риторический вопрос, - пояснил ему Арреций, заметив недовольство императора.
    - Позвольте мне разобраться.

    Мариус поднялся, прошелся вдоль стены к стягу в углу, распрямил его, потом обернулся:
    - Хочу, чтобы вы поняли: нельзя ещё раз облажаться, как на поле Альтенбурга. Вся Кальрадия должна видеть - сопротивление бесполезно; понимать, что так с нами нельзя и что будет в этом случае. Если местные вожди объединились с неудачниками из Братства, нам предстоит действовать иначе. Я не хотел, но эти варвары сами требуют "хорошего обращения", Луций Мициан!
    Сидящий неподалёку старик пристально смотрел на Мариуса, тот продолжил:
    - Не будем понапрасну гонять легионы, где твои игрушки?
    - Ожидают внизу, повелитель.
    - Отлично. Зовите и оставьте меня.

    Император вновь занял трон, а места легатов и Луция вскоре заняли Ямбрин, Вернер и Дундуш. Мариус обратился к последнему:
    - Они доказали верность Империи, твоя очередь. Захвати замки кергитских мятежников, тогда станешь наместником Венетти и будешь управлять кергитской частью провинции.
    - Что делать, если, - Мариус оборвал хана:
    - Свободен. У тебя много дел.
    Поклонившись, Дундуш покинул собравшихся.
    - Итак, к награде. Кстати, наместник Вернер, твое присутствие здесь - уже награда, заслуга имперской медицины.
    - Благодарю, - король с трудом наклонился к столу.
    - Ваши владения будут расширены за счёт земель нордов, когда четвёртый легион сметёт их. Вопросы?
    - Что делать с родоками? - обратился Ямбрин.
    - С ними и сарранидами мы уже решаем вопрос. Ваша задача - внедрение новых законов, нашей религии, сбор пошлин во благо Беории.
    - Ваше Величество, возможно ли постепенно внедрять всё это? - донесся хриплый голос Вернера.
    - Я уже сомневаюсь в словах Луция о вашей сообразительности. Эти меры требуется ввести ещё вчера, понятно? - наместники кивнули, он продолжил, - Не знаю, допрёте ли сами, потому ещё одно: соберите войска, чтобы не было бунтов на вашей территории. Подавите любое сопротивление, иначе его подавим мы. На этом всё.


    * * *​

    Отряд кавалеристов мчался по кергитской степи. Перья на имперских шлемах дрожали, плащи развевались на ветру. Венеты преследовали своего самого ненавистного врага - Братство Вэй.

    Кавалерийские щиты закрывали их от стрел, дротиков, копий и прочей гадости, что пускали преследуемые. Имперские лошади были быстрее кальрадийских, что у братьев; дистанция сокращалась. Поняв, что не смогут оторваться от назойливого патруля, милины приняли бой. Теперь, соединившись со вторым, конным отрядом братьев, они стали сильнее, чем в тот день, когда втроём бежали прочь от слуг Мариуса...

    Развернувшись, они поскакали навстречу противнику, продолжая стрелять. Приближаясь, кавалерист подготовил копьё, но просвистевший болт оборвал его намерения. Сосед укрылся за щитом, который принял ещё два болта самострела. Катаны пошли в ход против гладиев; количество воинов в отрядах было почти равным.

    Рей Ян наносила точные удары, острое лезвие клинка без труда находило прорехи в имперской броне, повалив троих венетов. Лошадь девушки продолжала движение, проходя сквозь разомкнутый имперский строй, а всадница продолжала свои грациозные движения - будто и не получала на днях ранений.

    Перезарядив, милин с самострелом продолжал валить противников. Его мастерство в обращении с данным оружием, без сомнений, свидетельствовало о множестве часов, потраченных на тренировки.

    Кавалеристы упорно продолжали сражаться, даже когда стали уступать числом. Их гладии и пилумы нашли свои цели - повалив несколько всадников в цветных накидках. Броня позволяла выдерживать удары, но даже раненные, венеты продолжали биться.

    Вскоре всё кончилось - Рей Ян взяла пилум у падающего кавалериста, отправив в последнего противника. Патруль был разбит, уложив половину отряда Рей Ян.
    - Собирайте ценное, Цы Май! - она осматривала поле боя. К её жёлто-зелёной палитре добавился красный, когда неснимаемая накидка испачкалась кровью, в ходе последних боёв.
    Воин кивнул, перекинув свой самострел за спину.
    Рей Ян спешилась, желая получить сведения от умирающего имперца. Всё тщетно - раненный истек кровью, освободил себя сам.
    - Всё готово, надо убираться, - Цы Май смотрел на неё сверху, держа за повод имперского скакуна.
    - Обогнем патрулируемые венетами места, и в Флавию; времени нет, - она села верхом, - Пошли весточки нашим, собирай всех оставшихся в Кальрадии!

    * * *​

    Они сидели на кровати, в доме графа, Элиан плакала, вжавшись в плечо Алайена. Горькое известие они получили несколько дней назад, но тотальный разгром альянса выбил всё королевство из колеи. Алайен обнял её, обдумывая, что сказать.
    - Скоты убили всех, распяли сотню человек на том поле! Мы с Виктором даже не простились толком. Теперь его нет, - она снова всхлипнула.
    Алайен не видел её такой разбитой, чтобы Элиан столько плакала. Он вообще не видел, чтобы она плакала, а сейчас вся правая часть его рубахи была мокрой от слёз.
    - Братство забрало их тела, похоронило, как полагается. Их дело живёт, всё образуется; мы отомстим, - Алайен пытался говорить убедительно, хотя сам до конца в это не верил, - Тебе надо быть сильной, подумай о вашем ребёнке. Завтра я иду во дворец, будем решать.

    Король Беланз сидел за столом, беспомощно взирая на деревянные фигурки имперских легионов. Они расползлись по карте Кальрадии, неотвратимо приближаясь к его родной стране. В его голове по замкнутому кругу, как белка в колесе, без права на остановку, носилась одна мысль: армия уничтожена, союзники тоже, денег в казне почти нет - конец. Круг замкнулся. Король не знал, как выбраться из этой беды, решение не находилось.

    Помимо него, в комнате были Артименнер, маркиз Гутленс, Алайен, Ньелча и Клети - все значимые люди в государстве, кто остался.
    - Ну, есть предложения? - сделав усилие над собой, Беланз оторвался от карты.
    - Укрепить город, засесть внутри, призвать весь окрестный люд под нашу защиту. Мы уже устанавливаем орудия, - Артименнер указал на чертежи, которые притащил с собой и, раскинув на другой стороне стола, что-то вычислял.
    - Там легионы! Что толку? Они армию альянса разбили, надо сдаться и принять любые условия, а там посмотрим, - выкатил свой вариант маркиз.
    - Какое сдаться, ты чё несёшь? - обходящий комнату Беланз отвесил ему подзатыльник, - Королевство Родоков организовало сопротивление! Ты совсем дурак, не понял, что они сделают?
    Гутленс обернулся, выпучил глаза:
    - А что делать? Войск нет, командиров нет, денег нет!
    - Да, командиров нет, потому ты еще не ответил, за то, что опоздал с войском к лагерю Матео. - король наклонился ближе к нему, - У тебя есть второй шанс, всё искупить.
    - А Вы-то, Ваше Величество, тоже тут.
    - Это был выбор маршала Матео, не мой. Он предвидел такой исход, уперся, чтобы страна не осталась без правителя в такой момент. И он наступил...

    Затем Беланз приблизился к стоящим поодаль остальным:
    - За ваши заслуги перед короной, дарую каждому графский титул. Времени на церемонии нет, сами понимаете. Поздравляю и рассчитываю на вашу помощь!
    Воины удивлённо переглянулись, а король пошёл к карте:
    - Должен быть способ, Боже, помоги нам, - шёпотом произнес Беланз, потом во весь голос продолжил, - Какой план обороны, королевский инженер? - сильная рука хлопнула Артименнера по плечу.
    - Подходите все.

    * * *​

    Баллисты и скорпионы вели огонь: град снарядов обрушился на Бареййе. Валуны и ядра крошили стены древнего города, его башни и дома. Крупные снаряды баллист свистели над стенами, сила натяжения была велика. Если такой кол мог войти в стену, что говорить о человеке? При точном попадании, можно было прошить нескольких лучников, плотно стоящих на башне. Имперские баллистариусы со своими скорпионами осыпали город ливнем горящих стрел.

    Когда артиллерия успокоилась, легионеры, построившись, двинули к подобию стен. Под прикрытием щитов гастатов, аркебузиры вели огонь по уцелевшим лучникам. Точность их ружий хромала, зато от попадания не спасала никакая броня. По мере приближения к стенам точность выросла - выжившие защитники прекратили сопротивление, хотя не один легионер ещё не ступил за городскую стену. На повреждённых башнях появились белые флаги.

    Вскоре калиф Атис встретился с командиром атакующих.
    - Легат Вепсан Апрониан, командующий вторым легионом "Венетти", - сняв шлем, воин махнул головой, на которой густо росли седые волосы, уложенные назад. На лице легата в глаза сразу бросался старый, крупный шрам, идущий по всей левой половине; повезло ещё, что не задет глаз.
    - Ваш город теперь часть Империи Венетти, у вас есть выбор: принять условия императора, либо, - Вепсан сознательно сделал паузу.
    - Всё ясно, что надо делать? - глядя в зелёные глаза собеседника, Атис уже давно пожалел, что сразу не поднял белый флаг.
    - Центурион, возьмите кавалеристов и разведайте округу. Легион останется в городе на пару дней, надеюсь на радушный приём.
    - Куда деваться, я распоряжусь обо всём, - калиф попытался улыбнуться.
    - И это всё, легат? - отозвался центурион, стоящий за спиной, - Они оказали сопротивление! Согласно приказу императора Мариуса Венетти...
    - Нда, продолжай, - махнул рукой легат. Центурион подошёл к Атису:
    - Все, кто поднимет на легионера оружие, подвергнуться наказанию, также их сородичи! Каждый десятый будет распят, каждый девятый получит плетей, - центурион смотрел на изменившегося в лице калифа, - Каждый восьмой и седьмой станет рабом и отправится в Массилий, на рудники; вне зависимости от статуса, пола и прочего! Мы сегодня же проведём жеребьёвку.
    - Когда закончите, Креспин, жду в замке, - легат удалился.

    Вскоре город заполнили алые стяги легиона, а на улицах началась процедура наказания. Поначалу была неразбериха и возня, но легионеры жестко пресекли любое сопротивление. В покоях калифа сидела верхушка легиона, трапезничали в привычных условиях, после долгого марша. Апрониан говорил, но центурионы не реагировали: командир в очередной раз высказывал свои мысли, ни к кому не обращаясь. Эта привычка выработалась у него за годы караульной службы в учебке, когда он стоял в одиночестве, сутками напролёт.
    - Всё повторяется, как в Фай Ли. Люди не станут терять свободу без боя, даже если у них нет не единого шанса. Бессмысленное истязание, - Вепсан крутил в руках наградной кинжал:
    - Стараемся, цивилизацию несём, а им надо? То войны, то восстания. Наш народ, сейчас, конечно, хорошо живёт, но какой ценой, да и потом что?
    - Иногда надо отрубить кисть, чтобы яд не погубил весь организм. - Креспин решил присоединиться к философу-командиру.
    - Двадцать шестой год рублю. Ещё при Августе начал.
    - Великий был человек, объединил всю Беорию. Такое наследие оставил! Вам повезло, служить под его началом!
    - Да, но Мариус совсем на похож на отца.
    - Это плохо?
    - Просто последние годы всё по-другому, вот и всё. - Вепсан заметил, как внимательно смотрят его центурионы, стали ловить каждое слово. В кои-то веки! Конечно, когда речь может пойти о том, чтобы сменить командира на посту...
    - Скоро весь континент возьмём, и у варваров тоже порядок будет, ещё спасибо скажут.
    - Видели бы они ослепительную Лютецию, её парк под солнцем, ухоженные улочки, этот запах свежего урожая, смешанный со специями. Дом! Или богатство Августы, библиарии, полные кладовые. Рынки, где найдешь любой товар с континента! Креспин, а помнишь, прошлогодние бои в колизее столицы, в честь Корнелия? - включился Флавий.
    - Конечно, ярче любого театра было, а эти даже про водосток не знают. Да я не о том: имперские легионы - такая мощь, куда им тягаться? Никто и никогда!
    - Люди - не манекены, ничего не забывают и не прощают. Если не сможешь сломать доску, она разогнется и душевно влепит тебе в ответ, - вставил легат.
    - Мариус знает, как дела делать - смотрите на Фай Ли. Империя Вэй была пожоще, да покрепче Кальрадийских помоек, и где она? Слава императору! - Креспин небрежно плеснул вина в свою опустевшую кружку.
    - Слава императору, - задумчиво ответил легат Вепсан Апрониан.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 19 янв 2020
    Artillerist нравится это.
  11. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 2. Викинг
    Их было больше, намного больше. Утром они высадились на Железный остров, соорудили какой-то непонятный строй и, прикрываясь щитами, двинулись к нашему поселению. Естественно, столкнулись с яростным сопротивлением всех местных - слюнтяи на острове не живут. Врагов это не остановило: теряя своих, они пробивались к дому короля. Схватив его бесчувственное тело, направились к своим кораблям.

    Псам предстоял обратный путь, да не тут-то было! Я собрал всех наших: расставил лучников, возглавил атаку воителей. Первым бежал на них, наши попытались разбить их строй. Воины бесстрашно вступили в схватку, лучники угощали незваных гостей со всех позиций. Похитители оказывали достойное сопротивление! Такого противника я ещё не встречал - сильный боевой дух, почти как у нас.

    Хотя в силе всё же уступают. Я продолжал наносить удары - они стали отступать, спрятавшись за щитами. Уложил нескольких, топор обагрила кровь, попала на броню и лицо. Потом за линией щитов заметил флаг с непонятной надписью; с собратьями стали пробиваться в образовавшуюся брешь - лучники хорошо поработали, прорядили их строй. Броня у нападавших добротная, только вот закрывает лишь часть тела, какими-то уродливыми пластинками.

    Передо мной стояли два солдата в волчьих шкурах. Один держал красную марлю, второй какую-то дудку. На кой черт она ему? Ха, лучше бы взял меч. Без труда уложил того, что с тряпицей, на кой-то чёрт взял её... Тут началось такое - в один момент, все захватчики будто обезумели! Кинулись к нам, завязался достойный бой. Я отбивался, пока лезвие не вошло в руку, выронил их драгоценную марлю.

    Всем скопом мерзавцы навалились на нас, уже был готов отправиться в чертог Одина... Но с западной стороны острова подоспела подмога, из других поселений. Этих трусов всё равно было больше, но, едва завидев наших, они дали деру, вместе с нашим королём и своим обожаемым флажком. Бежали, поджав хвосты - Тор посмеялся, глядя на таких! Мы преследовали их до кораблей, но там было несколько десятков охранников с убойным оружием. Маленькие шары с огромной силой пробивали нашу защиту, пришлось отпустить этих, кем бы они не были.

    Подонки подожгли наши драккары на пристани. Ко мне присоединился отряд уцелевших воинов-добровольцев, мы пошли в другую часть острова, через лесок. Там, близ побережья, я припрятал среди листвы личный драккар. Вместе спустили на воду. Возможно собратья из Северного Королевства знают, что за нечисть напала на нас.

    * * *​

    Своей бледной кожей он ощущал привычные порывы ветра, приводя в движение его длинные, русые волосы. Крупный воин посмотрел на свою перевязанную руку: боль ещё долго не пройдёт, зато, после прижигания, рана перестала кровоточить. Голубые глаза вновь уставились на льдины в тёмной воде, едва заметно выступили желваки: первый раз в истории Железного острова кто-то явился к ним и устроил такое! Что они о себе возомнили, как посмели?! Он продолжал вспоминать произошедшее, попутно успокаиваясь, глядя на синие просторы. Сколько дней он провел в океане? Не считал - пол жизни, наверное.

    - Тан! Зачем мы ищем их? Сейчас нам не совладать с такой оравой. - к нему подошёл среднего роста воин, посмотрел на горизонт.
    - Мы идём в Смерхольм, - здоровяк повернулся к спросившему, - Они убили наших, похитили короля, сожгли драккары, а мы даже не знаем, кто эти собаки.
    - Разберёшься, как всегда, - улыбнулся ему бородач, - Ты всё сделал правильно.
    Помолчал, потом добавил:
    - Смерхольм, значит. Давно не бывал, интересно, как поживает дядя Хакон.
    - Посмотрим, Сигурд. - напоследок тан хлопнул спутника по плечу, пошёл прилечь. Смеркалось.

    Его разбудил крик с кормы, он быстро поднялся. Было ещё темно, но уже видно гавань столицы нордов. Крупный город впереди, как темная скала; лишь редкие огоньки, подобно светлячкам, пытались осветить его для них. Воины готовились покинуть корабль, собирая пожитки с палубы; другие осматривались, видя Смерхольм впервые.

    На причале компанию встретили несколько стражников:
    - Добрый драккар, прямо с Железного острова? Как оно?
    - Мугу, я - тан Йохан Хоканссон. Срочное дело к вашему королю, нет времени на трёп.
    Вскоре он уже стоял в опустевшем тронном зале.
    - Подождите тут, поутру Его Величество, Вас, возможно, примет.
    Тан схватил стражника за грудки:
    - Сказал, дело срочное! Где король?
    - Велено не пущать, чтобы не тревожить.
    - Веди, пока тебя топор не потревожил!

    Когда он вошёл в покои, его взору предстал король Турья, во всей красе: храпел, сидя на полу, прислонившись к стенке. Запачканная голова склонилась вниз, волосы слиплись, в комнате стоял поистине "королевский аромат". Пол заполнен свидетельствами затянувшегося загула.

    Мгновенно осознав, что от короля в таком состоянии ничего не добиться, Йохан вышел, хлопнув дверью. Он намеревался покинуть дворец, но в холле его остановил человек в кожаной кирасе:
    - Ярл Тругве, мне доложили о твоём прибытии. Зачем пожаловал?
    - Хотел встретиться с вашим королём, да вижу, он весь в делах.
    - Не будем об этом. Сейчас все дела решаю я.
    - Хорошо, ярл. Тогда слушай: на Железный остров приплыли сотни чужаков в красной одежде, с красными щитами и парусами, перебили большую часть жителей и похитили нашего короля. Мы ищем мести, нужна ваша помощь.
    - Эти "чужаки" - имперцы, сейчас захватывают всю Кальрадию, их тысячи. Какой помощи и в чём ты хочешь? - выражение лица Тругве говорило ярче слов, - Нам нужны все северяне здесь, мы готовимся отразить удар. Советую тебе со своими присоединиться, такой тан нашему королю не помешает.
    - Нда, вашему "королю". Я смотрю, вы, на большой земле, совсем размякли - забыли, что значит слово викинг. Когда твой топор обагряла кровь врага, ярл? - тан смотрел сверху на собеседника, уступающего воину в росте на две головы.
    - Мы уважаем островных родичей, но оскорблений я не потерплю, ни от кого.
    - Да всё ясно - только время потерял! - он стремительно направился к выходу.
    - Обожди, не горячись. Возможно, я хоть чем-то, да и помогу родичу. Есть идеи, почему короля похитили?
    - Ни одной.
    Услышав это, Тругве с улыбкой подошёл ближе:
    - Значит Олаф тебе не рассказывал. Давай отойдём, где нет ушей.

    Они передислоцировались, удостоверившись, что они наедине, ярл продолжил:
    - Дело было давно, он тогда ещё был ярлом, а я - его таном. Мы снарядили четыре драккара, отправились далеко на восток. Шли много дней, вдоль побережья: повсюду лишь горы, скалы да отмели. Ничего не было, мы хотели повернуть уже - запасы на исходе. Думали, торгаш наврал Олафу; да в тот же день наткнулись на посёлок, стоящий прям на берегу.
    - Сегодня не день воспоминаний, давай к делу. - Хоканссон буравил рассказчика взглядом.
    - Я могу и не говорить, кому надо? - хмыкнул ярл, - Дак вот: другая страна! Пошли вглубь, занялись парой деревень - всё как обычно, ничего особенного. Пока пленных тащили на берег, к лагерю, на нас напали. Короче, потеряли пол отряда и снова в море - обратный путь. Вот тут-то нам удача и улыбнулась! Широко так, на всю катушку. Встретили два каттирских судна - без труда перебили торгашей и охрану, заглянули в трюмы, а там...

    Ярл закатил глаза, вспоминая момент.
    - Ну, чего тянешь? Ясное дело, золото.
    - Да, только его там было столько, жуть! Аж светилось всё, переливалось даже! Я получил немного из той горы, но мне хватило на все эти годы. Олаф раздал долю каждому, а большую часть припрятал. Ты же его знаешь, всегда думал лишь о загробной жизни, в ней решил всё истратить.
    - Золото, значит. Но как они узнали? Олаф даже своему тану не сказал!
    - Не смотри на меня так. Ты - третий человек, кому я это говорю: Рагнар давно золотые кубки в Вальгалле поднимает, а Зигфрид трепать лишнего не станет.
    - Спасибо, ярл. Но что с этим делать? - воин продолжал прикидывать варианты.
    - А что ты сделаешь? Оставайся с нами. Вот, - Тругве протянул мешочек золота, - На оплату в харчевне: отдохнёте денёк, заночуете, а там видно будет.

    Спустя полчаса отряд, в полном составе, разместился в таверне и пробовал кухню Смерхольма. Йохан смотрел на пустую тарелку перед собой, продолжая мучительно искать решение.
    - Можем поговорить?
    - Ты кто такой? - тан смотрел на стройного азиата в кожанке, с чёрным браслетом на костлявой руке.
    - Ми Кьйонь. Я могу помочь тебе, Йохан Хоканссон.
    - А мы знакомы? Я тебя не помню.
    - Нет, но я знаю тебя и знаю, куда наши общие враги забрали твоего короля.
    Тан ещё раз посмотрел на незнакомца, потом на сидящего рядом Сигурда - тот пнул табурет в сторону азиата. Присев, Ми Кьйонь продолжил:
    - Те, кто напал на вас - легионеры Империи Венетти. Их агенты умеют убеждать, Олаф им уже всё рассказал.
    - Дак где теперь их искать?
    - Они не станут его убивать, пока не найдут золото. Подумай, где он мог его спрятать?
    - Я тут причём?! - рявкнул на милина Хоканссон.
    - Где вы чаще бывали? Короля тянуло в те края, где он зарыл сокровища. Он ведь не хотел с ними прощаться, возможно, душа требовала проверить. На Железном острове точно ничего нет - слишком очевидно, многолюдно.
    - Хитрый жук ты, Кьуйн! - улыбнулся Сигурд.
    - Кьйонь.
    - Я так и сказал.
    - Большую часть времени мы пиратствовали у берегов Кальрадии и Каттиры, а там кроме воды, ничего нет! - подытожил тан.
    - В дальние странствия ходили?
    - Два раза, оба на юг океана, к Сальминии, - Йохан вздохнул, - Думаешь, клад там?
    - С ней же рядом есть остров Креста, возможно на нём.
    - Это даже не иголка в стоге сена, это, ммм, - тан сморщился, - Ещё эти рыцари там, на всю голову долбанутые!
    - Кто сказал, что будет легко? - азиат внимательно смотрел на викинга, - Возможно прокатит нагнать имперцев, встретить в море. Это же ваша стихия.
    - Моя. Только мой драккар против их оравы не справится.
    - У флотилии другие заботы. Они отправятся на одном корабле, максимум - два. Для них сейчас главное - скорость.
    - Ты откуда всё это взял?
    - Я не один, наше Братство многочисленно. Если не веришь, могу отправиться с вами. - азиат улыбнулся.
    - Какой смысл тебе влезать во всё это? - насторожился бородач, - Жадность?
    - Я не возьму ни динара. Главное, чтобы золото не досталось Империи - вот мой интерес.
    - Ладно, хорош время на балабольство переводить! - Йохан встал, подошёл к окну и потянулся. Солнце уже взошло, на улицах столицы шевелился народ.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2020
    Artillerist нравится это.
  12. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 3. Новые порядки
    - Как наши дела, хозяин? - тихо спросил вышедшего из дворца короля Борча, - Ушей нет, я проверил.
    - Мариус новых задач нарезал - на год вперёд хватит. Беги, исполняй! Выкрутимся. - без тени сомнений ответил сам себе Ямбрин.
    - Прикажете отправляться в Вегирс?
    - Не гони лошадей, у меня ещё тут дела, - он не хотел упускать момент. В Угэдэе разместилось поредевшие войско короля: две сотни элитных воинов; плюс несколько отрядов, что потеряли командиров, а Ямбрин забрал их себе.
    Постояв пару минут, поразмыслив, Ямбрин продолжил:
    - Фольк сказал, что двое моих кровников сейчас в Чагатае. Наведаемся туда.
    - Разве он не под Империей?
    - Был. Хугу сдал город легиону, а после его смерти туда припёрся Себула со своим отребьем, поднял мятеж. Как Фольк сказал, у легата свои интересы: умолчал, чтобы не позориться перед Мариусом. Короче: доберёмся, разберёмся, глядишь и имперцы оценят.

    Скрип дверных петель, они повернулись: из дворца вышел король Вернер, двое рыцарей поддерживали его:
    - Будем наводить порядок, Ваше Величество?
    - Будем. Лучше, чем в Беории. Как ранение?
    - Жить буду. В такое время нашим странам лучше держаться вместе. Какие горизонты! - Вернер протянул руку, держась другой за плечо рыцаря, чтобы не упасть.
    - Поддерживаю. Взаимная поддержка, - Ямбрин крепко пожал протянутую пятерню, - Скорейшего выздоровления.
    Кивнув, раненый король простился, а уходя добавил:
    - Слава императору!
    - Идиот, - оскалился Ямбрин, едва свадийцы скрылись из виду, - За такие дела нас свои же на вилы поднимут. Тоньше надо. Лезалит! Собирайте людей.
    - Сделаем, командир.
    - Вспомнил! - Борча хлопнул себя по лбу, - В Чагатае работарговцы, которые вашу...
    - Да, пошли отсюда. - оборвал король.

    * * *​

    Три десятка арбалетчиков окружили деревню Лайоши. В это время мечники грузили отобранный у жителей провиант на повозки.
    - Чего творите, совсем озверели? - донеслось из толпы.
    - По приказу короля Вернера, все излишки изымаются в пользу короны!
    - Последнее забираете, в деревне голод! Народ помирает, а вы всё имперцам отдаёте!
    - Вы ведь тоже свадийцы, оставьте хоть часть! - старуха вцепилась в корзинку, что нёс мечник. Опустив глаза, солдат замялся.
    - Ведь в ваших деревнях такое же твориться! - пытались вразумить крестьяне. Некоторые воины остановились, отдали мешки. Другие опустили корзины на землю.

    - Не заставляйте браться за оружие! У меня есть разрешение короля, - командир заметил реакцию солдат, - Отказ исполнять приказ - дезертирство. Это смерть!
    Из группы крестьян вышел человек:
    - Чего ж ты с имперцами, под Альтенбургом, так не говорил? Аль только мирный народ не боишься?
    - Ага, грозный, как жук навозный! - кто-то засмеялся.
    - Да я вас... - Теодор обернулся, услышав стук копыт: сквозь заросли кустарника было видно крупный отряд тяжёлой кавалерии. Он быстро двигался по дороге, прямо в деревню.

    - Сейчас за всё ответите, - лорд улыбнулся, - Лорд Дитрих, приветствую! Вот, отказываются выполнять королевский приказ. Желаете поучаствовать?
    Дитрих приблизился к Теодору, а рыцари окружили его отряд:
    - Лорд Теодор, я предлагаю Вам и вашим людям объединиться с нами в борьбе против предателя Свадии Вернера. Либо можете остаться на здешнем деревенском кладбище. Решайте.
    Солдаты Теодора начали поднимать руки, арбалетчики медленно опускали оружие, озираясь на окруживших их рыцарей и всадников, чем разозлили командира ещё больше:
    - Какое право у тебя приказывать?! Мы равны! Тебя даже не было среди нас, против Альянса, когда... - удар клеймора не дал ему закончить, лорд повалился на траву.

    - Стойте! Все, остановитесь, слушайте: нам нужен каждый свадиец! Хватит братоубийства. - Дитрих смотрел с дестриэ на сограждан, - Тысячи кальрадийцев полегли, а вы так и не поняли - у всей Кальрадии только один враг. У всего континента один! Империя - чума, что косит всех и вся. Вы пойдёте со мной?
    Кто-то ответил сразу, другие молча стояли, а подумав, стали доноситься голоса:
    - Да, конечно!
    - Верно лорд говорит, я видел - Крыжнов уничтожен.
    - Чего поделать то? Да.
    - Пойдём, лорд Дитрих.
    - На Мемминген?
    - Мемминген подождёт. Сначала обойдите своих знакомых и друзей, объединимся и двинем во Флавию. - сходу ответил лорд.
    - Кто там ждёт свадийцев, после художеств Вернера?
    Дитрих улыбнулся:
    - Говорил же, один враг! Королевство Родоков - оплот Альянса, силы со всей Кальрадии уже движутся туда, чтобы встретить легион. Отстоим Флавию - займёмся освобождением всей Кальрадии, общими силами. Мы примем каждого, обучим и вооружим. Пусть с нами идут все - даже те, кто не может сражаться. Если Империя не дотянется до вас - она примется за ваших родичей!
    - Какими силами? Альянс уничтожен.
    - Чтож вы не поймёте никак: каждый Кальрадиец - часть альянса! - Дитрих обвёл рукой собравшихся, - Только здесь уже три сотни солдат Альянса.
    - Не сдадимся, нельзя.
    - Они даже Бога забирают, смерть Империи!
    Под одобрительные возгласы народ стал собираться, а вскоре, забрав всё ценное, увеличившееся войско покинуло деревню.

    * * *​

    Город Чагатай сильно изменился: пропало то ощущение, будто ты в муравейнике, преследовавшее его во время прошлого визита. Едва заметив приближающееся войско, несколько оборванцев у ворот и на стенах разбежались, не желая привлекать внимание. Местные жители беспомощно взирали на войско вегиров, расползающееся по их городу, не встречая сопротивления. Большая часть кергитов выглядывала из окон своих домов, отказавшись выходить сегодня на улицу, тем более встречать гостей.

    Первым делом Ямбрин, в сопровождении дружинников, направился в квартал работорговцев. По дороге встретился рынок с полупустыми прилавками, а последние покупатели разбежались. Торговцы с опаской выглядывали из своих лавок. Квартал торговцев живым товаром встретил вегиров запустением: не нашли ни одного человека. Казалось, город вымер! То-ли имперцев решили не дожидаться и ушли все; то ли вырезали всех во время штурма - не понятно. Надо местных допросить - обдумывал Ямбрин.
    К разочарованному королю подскакал Борча:
    - Хозяин, они в замке. Закрепились с отрядом.
    - Все за мной! - оживился Ямбрин.

    Добравшись в пункт назначения, он увидел картину: с крыши и из окон лучники Себулы вели огонь. Вегиры укрылись за ближайшими домами.
    - Они заблокировали ворота! - Лезалит вёл ответный огонь, возглавляя пару десятков лучников, доставшихся в наследство от князя Мегиры. Большая часть воинов стрелкового оружия не имела.
    - Дерево.
    - Кто? - не понял Лезалит.
    - Двери из дерева. Я на рынке видел масло, сожгите их! - Ямбрин выглядывал из-за угла, - Щас повидаемся, Себула.
    - Вы слышали короля, давай за мной! - Борча с группой воинов рванул в торговый район.

    Они вернулись с амфорами, подожгли факелы. Осуществили рывок до ворот, под прикрытием щитов дружинников. Потеряли несколько человек, пока пламя разгоралось.

    Ожидание, как утомительно. Сколько недель он ждал этого момента! Сейчас, уже чуть-чуть, но эти минуты, казалось, никогда не кончатся. Будто время остановилось и картинка перед глазами не меняется. Есть! Дым сменил траекторию, значит дверь поддалась - Ямбрин выбежал из укрытия, он не хотел даже думать, что это ветер.
    - В атаку! Штурмуем!

    Сквозь едкий дым вегиры проникли в дверной проём, устремились внутрь. Их крупный отряд без труда справился с четыремя кешиктенами, стоящими на выходе из задымлённого коридора. Лучники, в привычной для кергитов лёгкой броне с саблями наперевес, также не смогли ничего противопоставить дружинникам, поднявшимся по лестнице на крышу.

    Добравшись до зала руководителя, Ямбрин ввязался в потасовку его солдат и последнего отряда стражи. Его недавно купленный двуручник легко кромсал конечности кешиктенов в ламеллярных жилетах, расчищая путь к цели. Впереди его ожидали ещё несколько наёмников.

    Первого, того что ломанулся навстречу, свалила вегирская стрела. Со вторым, что был в кольчуге с палицей, немного повозившись, король справился сам. Третьего в угаре сходу свалил выпадом вперёд. Остальных приняли дружинники.
    - Стойте! Этого, в шлеме с кисточкой, не трогать! Он мой, - Ямбрин хорошо запомнил бородатую морду Себулы. Для этого ему даже пришлось нанять людей, за кругленькую сумму нашедших на чёрном рынке портрет из Бергедорфа. Сидя поздними вечерами у камина, в Брешти, Ямбрин выпивал и смотрел на его портрет, вспоминая, что Себула забрал.
    - Ты кто? Чего взъелся? - ханский доспех был в крови, лицо украшал свежий порез; чуть ниже колена сочилась кровь.
    - Твоя совесть, - король миновал круг дружинников.
    - Ухаха, ну давай, совесть! Тебя ещё не убивал! - Себула схватил с пола вторую саблю.

    Они схлестнулись, но было видно, что хан уже измотан. Его покидали силы, реакция сбоила. Но злости в нем было не меньше, чем у Ямбрина к нему. Себула кидался на противника, умело используя оба оружия. Ямбрин пытался маневрировать, но всё же получил пару ударов, от которых спасла тяжёлая броня.

    После очередного попадания, кто-то из дружинников хотел вступиться за короля, но Борча не позволил. Замешкавшись от боли в ноге после очередного выпада, хан получил рубящий удар по руке - точно между латной рукавицей и наплечником. Себула упал, откатился на метр, принялся зажимать оставшейся рукой рану.
    - Это за неё.
    - Кого её? Мкхраа, - в чёрных глазах уже всё плыло, - Их было много, но каждой было, огхр...
    Король смотрел на него, кергит попытался улыбнуться, продолжив:
    - Гораздо хуже, чем мне щас! Хммаф, когда я начинал... - удар Ямбрина окончил монолог.

    Ямбрин повернулся к стоящему метрах в пяти работорговцу, молча наблюдающему за происходящим. Зажатый в конце зала, он смотрел на вегиров, стоящих у единственного выхода. По краям были окна, но при такой высоте...
    - Тангут-бай! - Ямбрин двигался к нему, энергично размахивая оружием.
    - Я тебя помню, наёмник-норд. Я не виноват, я её даже не касался!
    - Ты просто продал её этому людоеду, как и многих других. - король стоял в трёх метрах.
    - Давай договоримся, сколько золота ты хочешь?
    - У тебя не хватит: пора кончать эти дела.
    - Со мной так нельзя! У меня есть влиятельные друзья, по всей Империи, - Тангут продолжал пятиться, хотя позади была стена, - Ты поплатишься, если меня тронешь! Все поплатитесь! Лезете в дела Мариуса Венетти, а я - простой посредник!
    - Плевать, дай нож, - Ямбрин обратился к стоящему у лежака Борче.
    Сжимая рукоять, Ямбрин обернулся, когда услышал крик - работорговца не было. Мститель подбежал к окну: на земле, возле замка лежало изуродованное тело Тангут-бая.
    - Вот и всё.
    - Зато Вы его не трогали, слабак сам выпал, - Борча взял кинжал, вернул на привычное место.
    - Выкрутимся. Допросить его подельников, ищите ценности. Крысы точно не мало припрятали.

    * * *​

    - Он где-то тут, давайте быстрее, - принцип раздвигал листву руками, - Не хочу бродить тут и ночью!
    - Ничего же не видно, уже начинает темнеть. Надо разбить лагерь...
    - Прекратить разговоры, собрались! - центурион озирался по сторонам, - Чего растянулись? Здесь не луга Цирры: за каждым кустом может прятаться враг!

    Отряд из пятидесяти легионеров и десятка принципов под его предводительством вторые сутки шёл из города к намеченной цели.
    - Местные говорили, что он за пригорком. Там ещё ручей крупный должен быть, слева. Разбиться по трое, смотреть в оба!
    - Воды бы не помешало, чего проводника не взяли?
    - Заткнулись! Легионер, кому сказал...
    - Центурион! Смотрите, вон он! - крикнул принцип, заметив крупный посёлок.
    - Ускориться!

    Вскоре венеты привычно согнали всех жителей на рынок, центурион обратился к ним:
    - Плебеи Ядера! Сегодня вам даруется последний шанс на праведную жизнь! Вы погрязли во тьме: не платите налоги, не соблюдаете законы, поклоняетесь лживым идолам. Сегодня всё это закончится. Расплатитесь по счетам, поклонитесь единому Богу-императору! - центурион замолчал, но ответа не последовало.
    - Отказ подчиниться - смерть! - выкрикнул один из принципов.
    - Что же вы все чуть что, смертушкой пужаете? Наш владыка - король Вернер, а не ты.
    - Ваш Вернер служит нам, как и вся Кальрадия. Ничтожество, не может сам собрать недоимки, приходится с отребьем возиться нам.
    - Долг составляет 4000 динаров, ещё 1000 за наши хлопоты. Тащите всё сразу! - продолжил центурион.
    - Что это за налоги? Откуда такие цифры, - запричитал староста, - У нас и тысячи не наберётся. Отродясь больше 500 динаров не платили! Пощадите.
    - Испытываешь терпение, старик?!
    - Юноши в деревне есть? - слово взял принцип, - Согласно имперскому декрету, все лица в провинциях, что младше...
    - Центурион! Смотрите, что я обнаружил, - легионер вытащил из хижины глиняную статуэтку.
    - Чьё это?! Лучше признайтесь сами, еретики.

    Свадийцы молчали, озираясь по сторонам.
    - Если не выдадите еретиков сами - костёр ждёт каждого, а так...
    - Бегите! - закричал староста, - Тут до замка рукой подать! Только рас, - пилум поразил его.
    Начался хаос; в суматохе некоторым крестьянам удалось сбежать, сумрак и лес стали их союзниками. После того, как каждый дом был тщательно обыскан, а затем подожжен, венеты направились к следующему поселению.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2020
    Artillerist нравится это.
  13. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 4. Предыстория Венетти
    - Три сотни лет тому назад, когда кальрадийские народы ещё служили своему императору, а в Фай Ли только образовалась Империя Вэй, Беория была непригодной средой для обитания цивилизованного человека. Центральная часть континента утопала в невежестве и нищите.

    Крупный регион населяли два десятка племён, говорящие на разных языках и поклоняющиеся природным явлениям. Наиболее крупными были: венты, скорисы, кербы, лахарры, бирмиты, дамесы. Страдая от голода и болезней, они погрязли в междоусобных конфликтах, возникающих по любому поводу: от желания присвоить охотничьи угодья соседа, вплоть до спора чьё наречие звучнее.

    Спустя несколько десятков лет, когда Империя Вэй окрепла, она стала пользоваться междоусобицами в Беории, продавая втридорога оружие всем сторонам и продолжала обогащаться. В ходе тридцатилетнего противостояния все малочисленные племена и народы были уничтожены, либо порабощены вышеупомянутыми соседями.

    Поселившиеся в центре Беории венты смогли отстоять эти территории, возводя первые укрепления и используя милинское оружие. Их вождь взял в жёны дочь кербского правителя, заключив союз между народами. Совместными усилиями совершили наступление на север и разбили дамесов - захватили торговые поселения на побережье и морские пути в другие провинции.

    На этом тёмная эра была окончена, сменившись имперской, когда после очередной кровавой борьбы за власть, одержавший победу вентский вождь провозгласил создание Империи Венетти. Все её жители стали именоваться венетами - вне зависимости от племенной принадлежности. Был утверждён единый язык - как на всём континенте, приглашены учителя из Фай Ли. Каждый правитель получал титул "император Венетти", и пожизненное право на правление для его рода.

    Также была создана регулярная армия, узаконены рабство и налоги. Из числа знати созвали сенат, принимающий законы и избирающий нового императора в случае отсутствия наследника у почившего. Построены военные школы и театры, введено обязательное образование для командиров Венетти. Сначала им приходилось отправляться в Империю Вэй, но, спустя годы, наши учителя могли дать фору милинским первопроходцам.

    Свою первую крупную победу обновлённая армия одержала над Царством скорисов, захватив их территорию на юго-востоке Беории. С помощью мастеров и купленных у Фай Ли технологий, была налажена добыча дерева из тех мест. Шли годы, венеты спроектировали лучшие на континенте корабли, началась постройка. Флот осуществлял крупные торговые поставки, принёсшие отличный доход, избавивший Империю от долгов перед Каттирой.

    На закате второй эры были разбиты два нападения бермитов на западе. В этом была заслуга созданных на границе Империи фортов и укреплений, а также новейший на тот момент род войск - кавалерия.

    Наступила третья эра, эра процветания. За её начало принято брать период правления Августа Венетти, отца нашего прославленного императора. За время своего правления Август взял под контроль всю территорию Беории: подчинив бирмитов и лахарров, подавил восстание кербов.

    Последующие года были мирным временем развития наук и осадных технологий, массового производства и исследования континента. Были сооружены первые театры и созданы школы гладиаторов; впоследствии построили колизей в столице, ставший сердцем городской жизни во время множества праздников. Император Август понизил налоги, наладил поставки продовольствия, улучшал жизнь сограждан. Император учредил орден агентов, скрытно действующий во благо Венетти на территории Фай Ли, Кальрадии и, разумеется, Беории.

    Повсеместно была введена религия единого Бога-императора, стремительно распространившаяся на территории Империи, а затем и в провинциях. Полным ходом продолжалось строительство городов и замков из камня. На постройку требовался небывалый объём, а потому по всей Империи на добыче работали тысячи рабов; блоки закупали в Фай Ли и у каттирских перекупщиков, доставляя морем, через порты Ригиды. Впервые за историю Беории, развернулось столь грандиозное строительство.

    Многочисленные планы императора оборвал вероломный заговор: Август был убит во время очередной охоты, недалеко от Икария. До сих пор нет точных сведений, имела ли отношение к заговору властолюбивых сенаторов Империя Вэй. Сменивший отца Мариус Венетти предал справедливому наказанию всех пособников, исполнителей и заказчиков чудовищного преступления. В те дни Империя погрузилась в траур, горевали все: легаты и сенаторы, легионеры и плебс.

    Трагедия сильно повлияла на молодого наследника: в кратчайшие сроки было создано подразделение личной гвардии императора. Преторианцы - лучшие воины, прошедшие через множество битв, на деле доказавшие свою преданность нашим идеалам. Экипировка, жалованье, довольствие - всё на высшем уровне.

    Опасаясь нападения достаточно развитой Империи Вэй, Мариус первым нанёс сокрушающий удар. Легионы одержали стремительную победу в Фай Ли, а затем не менее блистательную победу над Кальрадией...

    - Полнейшая ересь! Ты ведь не историческую хронику для библиария пишешь. Единственное, что ты учёл - поменьше дат и вашей заумной пурги. Надо расписать в красках каждую победу в Фай Ли, где император лично принимал участие - Мариус такое любит.
    - Как Вам угодно, - сидящий над множеством деревянных табличек и папирусов человек аккуратно отложил зачитанный краткий вариант.
    - И ещё... Где про заговор и Вэй... - сенатор молча уставился в пол, - Угу...
    - Что там? - венет внимательно смотрел на своего нанимателя.
    - Исправь в последней части: милины испугались мощи Империи, мол, причастны к смерти Августа, первые напали и всё такое... Понял?
    - Да. Император Мариус лишь ответил вторжением на их агрессию.
    - Так. И "вторжение" не пиши. Сегодня вечером к тебе зайдёт посыльный с украшениями для переплёта. На этой неделе Мариус возвращается в столицу, будет пышный праздник. Там я её и подарю. Успеешь?
    - Оформление сделаю за сутки. На Ваши поправки уйдет пара дней и всё будет готово.
    - Справляйся со своей работой, а то я слышал, в каменоломне рабочих не хватает, - Децим направился к выходу, но замер, взявшись за дверную ручку:
    - И ещё... Добавь про народы в начале: воевали за императора, а он давал им пищу и золото. В наши дни, они, также как предки, борются с врагами Империи Венетти, но уже в составе легионов, всецело поддерживая решения Мариуса. В конце тоже добавь: Мариус справедливо объявил иноверцев и клятвопреступников язычниками, про наказания... Ну всё, а то не уйду.

    * * *​

    Вместе с первым легионом Мариус высадился в Ригиде. Воинство двинулось к столице по новенькой дороге, между Белзом и Лютецией, окружённой лесами. Император, в сопровождении преторианцев, двинулся в лесную чащу. Он не посещал её уже пару лет, а сейчас было даже по пути.

    На самом деле, на его визит влияли не прошедшие годы и, тем более, не вопросы логистики. Причиной была планируемая война, последний неподконтрольный ему регион на континенте - Сальминия. Провинция, равная по плотности населения и размерам Беории, а по богатству многократно превосходящая её. Причин не развязывать войну было две: долгая переброска войск и сильная армия противника.

    Расположенная южнее Султаната сарранидов, Сальминия жила уединённо, полностью контролировалась Халифатом Мамлюков. Государство с тысячелетней историей, самое древнее из существующих, с огромной армией и монархической системой правления, мамлюки вели политику невмешательства в дела континента, за исключением торговли с Каттирскими островами. Ещё ребёнком Мариус мечтал, как покорит столь грозного гиганта, которого считал ровней Империи Венетти. Сейчас, когда других целей попросту не осталось, император чувствовал, что время осуществить желаемое подходит...

    Но перед этим он хотел увидеть будущее глазами колдуньи, живущей в лютецком лесу. Старуха Керая предсказывала судьбу с самого рождения, уже более семидесяти лет. Предсказывала всем: местным жителям, рабам, бандитам, императорам. И предсказывала всем безошибочно, хотя её бредни ещё надо было разобрать.

    Ведьма из племени дамесов была единственным человеком на свете, к каждому слову которого Мариус прислушивался. Он закрывал глаза на её языческие обряды, поклонение идолам, жертвоприношения. Император даже предлагал ей переехать в столицу: питание, проживание в лучшей вилле - всё за его счёт. Но упрямая старуха не желала терять "единение с природой" и "покидать земли предков", вот и приходилось мотаться в эту глушь.

    До него здесь неоднократно бывал отец, и однажды Керая предсказала: "Ты увидишь, как земля наша будет под орлом"; так и вышло. Потом она предсказала ему смерть от рук своих людей, но отец принял это как неотвратимую расплату за грехи, пустив всё на самотёк и не желая бороться с судьбой.

    Во время первого посещения, вскоре после смерти отца, лесная ведьма предсказала ему что-то такое: "Тебя не постигнет судьба Августа, ибо вижу, что плоть твоя неподвластна железу и стали; не умрёшь не своей смертию не ты, не люди твои." Керая всегда излагала так, что трактовать её слова можно было по-разному. Но если правильно понять смысл, поймёшь и будущее - Мариус ухмыльнулся.

    В молодости он, сутками напролёт, ломал голову над её пророчеством. Сначала он вообще не придал значения деталям - его ждёт другая судьба, не как у отца, и всё. А какая "другая", чёртова ведьма сама не знает! Потом он смутился - возможно суть в том, что он не может умереть от оружия; но ведь он получал ранения в битвах...

    Сейчас, спустя десяток лет, после завоевания соседей, император перевёл эти слова так: "Ты более великий, ибо твои легионы не умирают". Он поверил в неуязвимость легионов Венетти, но хотел получить подтверждение от колдуньи - на победу в ещё не начатой с Халифатом войне.

    * * *​

    Зал приёмов был самым светлым помещением императорского дворца, благодаря огромным окнам, расположенным в его мраморных стенах. В глубине зала, на возвышении, находился изящный стол хозяина со множеством блюд, вин, разнообразных закусок и специй. За ним находились пять человек: легат Арреций, император, его жена, дочь и дегустатор.

    Пережив очередную, необходимую по этикету, торжественную церемонию возвращения, Мариус направился сюда. А ведь в первые годы правления эти традиции ему нравились, требовал больше народа, представлений, поставить музыкантов и декорации по всему городу. Сейчас это стало лишь тратой драгоценного времени и огромных средств; излишним вниманием к его персоне групп самых разнообразных фанатиков.

    Переодетый слугами в домашнее одеяние, он восседал во главе стола:
    - А где Корнелий?
    - Он проводит собрание на загородной вилле, - сообщила Сеппия.
    - Знаю его собрания, от которых бастарды по городу заводятся...
    - Папочка, как тебя не хватало! - звонко рассмеялась Августина, молодая девушка в роскошном одеянии. Румяное лицо украсила белоснежная улыбка.
    - Приятно слышать, что кто-то по мне скучал, - Мариус посмотрел на жену, Сеппия сразу отвела взгляд. Она была хороша собой, и выглядела довольно молодой для своих лет. Сеппия отменно разбиралась в дворцовых интригах, имела вес при дворе, здраво разрешала гражданские запросы во время его отсутствия - только для Мариуса это не являлось главным. Их былые чувства давно прошли, осталась чужая женщина, знатного рода, из богатой семьи, живущая по соседству; да остатки благодарности за совместную, счастливо прожитую молодость.

    Император хмыкнул: по его воле разрушаются государства, за недели перекраивается карта мира, короли беспрекословно исполняют любое его желание... А в собственном доме он не может навести порядок - виной проклятый этикет и обычаи венетов. "Не положено", "не принято", "так не следует", а в итоге: жена, которая ходит непонятно где; свыкнувшись с этим, он больше не хотел читать донесения агентов, чтобы знать с кем. И сын-разочарование, которому нельзя передать управление городом, не то что Империей. Одна радость - активная и любознательная дочка, как лучик света в этом...

    - Я ещё один подарок тебе привёз, из Кальрадии. Сарранидские цепочки из Бареййе - ювелирная работа, чистое золото.
    - Ещё? Ты меня балуешь, а где? - обернувшись, она хлопнула в ладоши.
    В дверном проёме появился загорелый слуга в тоге, подал ей две небольшие красные коробки, предварительно открыв.
    - Красота какая! Спасибо, пап, одену завтра на приём, - Августина вскочила с места, подбежав к Мариусу, живо поцеловала его в щёку.
    - Интересно, что стало с их прежними владельцами? - Сеппия взяла ближайшую коробку со стола, оценивая работу заграничных мастеров.
    - Насчёт завтра, - не замечая вопроса супруги, Мариус повернулся к легату, - Дамы, не могли бы нас покинуть? Мы обсудим приготовления...
    - Конечно, - все удалились, оставив их наедине.

    - Есть свежие донесения? - с облегчением начал правитель.
    - Северное королевство уничтожено галеонами при поддержке третьего легиона; второй легион завтра возьмёт Шариз и замок Веййя; седьмой движется на Родокию, а в Ханстве гражданская война заканчивается в нашу пользу, - Арреций четко изложил заготовленный доклад, - Кальрадия ниц перед Вами, император!
    - Ещё нет.

    Арреций не стал спорить - наличие императора в столице говорило, что на деле Мариус с ним согласен.
    - Что происходит в Фай Ли?
    - "Тишь и гладь", со слов Марка Пицилия.
    - Отлично, через три дня приём, решено устроить недельное празднование в честь захвата Кальрадии. Явятся все сенаторы и незадействованные легаты. Там и обсудим Сальминию: проведём формальное голосование, наметим цели по донесениям агентов.
    - Как пожелаете. Мои действия?
    - Расслабься, Арреций Тициан, на этой неделе можно. Колизей оживёт, по всей Империи столы накроем! Луций даже всех плебейских вождей решил пригласить на торжества: "пускай посмотрят, ощутят сами, проникнутся". - улыбнулся Мариус.
    - Разумно. Генералы Фай Ли бывают в Венетти неоднократно...
    - И я так считаю, потому одобрил.
    - Как дела с ведьмой?
    - Ты же видел, она ушла, - Мариус улыбнулся ещё шире.
    - С лесной ведьмой, - легат привычно улыбнулся в ответ.
    - "Я ничего не вижу", как и два прошедших визита. Неважно, вопрос закрыт, - Мариус выбрал из вазы с фруктами наиболее аппетитную гроздь винограда.
    - У нас семь боеспособных легионов, пять в течении недели можно подготовить к переброске. Резервный флот в гавани, готов выдвинуться в любой момент; ещё прислужников в учёт не брали - что нам озарения этой бабки.
    - Стратегия и тактика, - усмехнувшись, император затем строго посмотрел на легата, - Ты же понимаешь, такой войны ещё не было - мы должны быть готовы, как никогда.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2020
    Artillerist нравится это.
  14. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 5. Погоня за кладоискателями
    Драккар тана Йохана пересёк прибрежные воды Кальрадии и вышел в океан. Его команда пополнилась нордскими воинами из Смерхольма. Истосковавшись по битвам, бывалые вояки сами напросились в команду, не желая больше гробить свою жизнь на караульной службе. Четыре десятка добрых северян, экипированных в кольчуги и нордскую сталь - Хоканссон без раздумий согласился.

    Изумрудное побережье Родокии осталось позади, перед ним раскинулись бескрайние просторы. Не иначе, как Один благословил их, направив ветра в нужном направлении. Викинги поочерёдно налегали на вёсла, удерживая темп гребли - что стало возможно с увеличением команды.

    Сидящий на палубе после смены Ми Кьйонь вспоминал свой маленький, уютный домик в деревне Шинь Ду, мать и сестру. Вспоминал тяжёлую работу на лесопилке, пролетевшие мирные дни, что не ценил. Ежемесячные посещения ярмарки в Мин Лу, городские салюты по праздникам. Потом всё оборвалось, закрутилась другая жизнь: Империя Вэй пала под натиском легионов Мариуса, все милины стали "гражданами" Королевства Уэй, прогнувшегося под захватчиками. Клан Акай напал на Королевство - ещё одна проигранная династией война. Мать убили акайцы, сестру забрали в Цирру венеты, а он в шестнадцать ушёл добровольцем в Братство Вэй.

    Там он познакомился со множеством себе подобных: потерявших всё, кому больше нечего терять, не за что цепляться. Поначалу они просто убивали легионеров на территории Фай Ли, где могли и как могли. Тогда император ввёл практику наказаний: если виновного не смогли схватить, за эти действия отвечало местное население. Братство затаилось, стало разрабатывать более сложные планы. Крупных успехов не было до того дня, пока Мариус не полез в Кальрадию. Теперь у Братства есть шанс, у всей Фай Ли появилась возможность выбраться из-под непомерных поборов и суровых наказаний. Поскольку он смог попасть в нордскую команду, братья поставили перед ним одну задачу: не позволить венетам завладеть этим чёртовым золотом. Он обязан выполнить её, пусть даже с такими скудными средствами.

    - Проблемно будет справиться с венетами на одном корабле. Почему же другие суда Смерхольма не поплыли с нами? - пробурчал Ми Кьйонь. Проходящий мимо усатый лучник с ящиком скороговоркой ответил:
    - Корабли по морю ходят,
    Остальное - плавает!

    - Да не в том суть, - милин подошёл ближе к командиру, - Каков ваш план?
    - У тебя есть предложение? Не юли, - повернулся здоровяк.
    - Если имперцы на галеонах - у них будут пушки. И они наше, кхм, судно разнесут. Что против этого делать планируете? - он переминался с ноги на ногу.
    - По обстановке.
    Повисла пауза: Ми Кьйонь ожидал продолжения, которого не было.

    - О! Говорил же, нагоним. По правому борту! - отозвался Сигурд.
    - Давайте на них! - подбежав к нему, Йохан заметил пару кораблей с алыми парусами, - Попались, собачьи дети! Давай ближе, навались дружно!
    - Галеоны... Тан, нельзя подходить: с борта залп дадут.
    - Ох ты! Мы разберёмся, Конь, лучше не мешай, - отмахнулся Хоканссон.

    Сменив курс, драккар нагонял имперские суда, раза в два превосходящие его размером.
    - Тараним? - грустно улыбнулся милин.
    - Хорош ныть, Конь, пока за борт не свалился. Смотри: впереди Каттира, значит тут уже идёт ряд островков и рифов. Уверен, что эти сюда в первый раз добрались.
    - Ясно, - усмехнувшись, Сигурд скороговоркой выпалил, - Мы спугнём - они увязнут - мы вдарим.
    - Угу, - наблюдая за целью, тан взялся за свой двуручный топор.

    Заметив, что преследователи всё ближе, имперский галеон начал разворачиваться, желая дать бой. Второй, как ни в чём не бывало, продолжил движение.
    - Дёру дали! Хаха, уже бояться!
    - И правильно. Сначала разберёмся с этим, второй никуда не денется. Приготовиться!
    Спрятавшись за бочками, хотя это не поможет, Ми Кьйонь наблюдал за происходящим: под яростные крики викингов драккар шёл прямо на врага. Неповоротливый галеон разворачивался - расстояние ещё было достаточным для маневра.
    - Безумие! - паника охватила его, заполнила всё нутро: сейчас он развернётся и даст залп! Ядра разорвут это корыто в щепки, он уже видел такое. Галеоны Венетти утопили весь флот Империи Вэй.
    - Хахах, да не боись, Конь! - обернулся к нему Сигурд, - Милинов тоже в Вальгаллу пускают! А может нет? Сам узнаешь...

    Продолжая разворот, галеон с грохотом сел на мель, а затем накренился, под одобрительные крики северян. Несколько человек на имперской палубе повалилось, в трюме послышался грохот и ругань. На галеоне началась суматоха: в нынешней позиции пушки были бесполезны, центурион поднимал экипаж на палубу.
    - Готовь крюки! - крикнул тан, восхищаясь лежащей на блюдечке добыче, которую осталось только прожевать.
    Когда они практически сравнялись с имперским бортом, в ход пошли абордажные инструменты. Пара десятков легионеров с аркебузами на покосившейся палубе открыла огонь, пытаясь оказать сопротивление абордажникам. В стрелков летели метательные топоры и дротики; с палубы драккара лучники отправляли в них стрелы.

    По верёвкам северяне полезли наверх, перебирая ногами по накренившемуся борту.
    - Не давать подниматься! - принцип запустил очередной пилум в викинга, повалил его в воду; в ответ имперец получил в плечо дротик от другого, отступил. Аркебузиры делали всё, что могли - но их было мало, на перезарядку требовалось время, которого не было. Лучники с драккара вынудили уцелевших отступить на пару метров от борта; остальные к тому времени погибли.
    Забравшись на палубу, нордские воины столкнулись с крупным отрядом гастатов. Прикрывая тех, кто крепил лестницы, викинги рубились с превосходящими числом имперцами, насколько было возможно: на палубе покосившегося корабля стоять было не просто, а тем более биться.

    Перебравшись через борт галеона, Йохан Хоканссон двинулся к легионерам. Крупному воину было проще сохранить равновесие, в то время как его противники в полу-парализованном состоянии смешались с нордами, не имея возможности построиться.
    - Слабаки, - топор нашёл очередную жертву. Рубанув ещё по паре целей, тан продолжил движение к группе принципов, укрывшихся у противоположного борта.

    Два легионера напали на воина, тот закрывался щитом, они продолжали наносить удары. Пуля забравшегося по верёвке милина уравняла шансы. Затем Кьйонь достал круглый шарик и начал махать вокруг него руками, пока что-то не задымилось: когда край верёвки загорелся, бросил в группу. Взрыв раскидал принципов по палубе, несколько повалилось за борт.
    - Хорооошо хлопнул! - тан продолжал пробиваться к месту взрыва, где несколько матросов тушили огоньки, появившиеся по краям раскуроченной палубы.
    Сражение продолжалось, но имперцев становилось всё меньше. Их опрокидывали - добивали лежачих; других выкидывали за борт. Сегодня в одиночных поединках против массивных нордских топоров гастатские гладии явно уступили. Последними забравшись по лестницам на борт, лучники вели прицельный огонь по уцелевшим венетам.
    Во время боя из трюма выбежала группа матросов и множество освобождённых ими рабов-гребцов. Куча безоружных и полуголых людей поспешила покинуть корабль и не ввязываться в сражение ни на чьей стороне, едва заметив вдалеке сушу.
    - Смертники, - изумился Сигурд, добив очередного имперца, - Зато теперь свободные.

    Осознав поражение, отряд легионеров, во главе с раненым принципом, рванул к лодке. Но спустить её на воду они не успели - их окружил отряд Сигурда. Закрываясь щитами, легионеры пытались отбиться; их было меньше, всех перебили.

    Хоканссон схватил лежащего имперца в шлеме с алым гребнем. Он уже видел такие на Железном острове - их носят командиры.
    - Кораблик взят, - рядом появился запыхавшийся Сигурд.
    - Обшарьте трюм, разберитесь с оставшимися! - не сводя глаз с венета отозвался тан. Правая щека центуриона была в крови, в глазах страх.
    - Где король Олаф?
    - На галеоне "Итос", - пролепетал раненный.
    - Где он?!
    - Очевидно, это второй корабль, который уплыл... То есть ушёл.
    - Ладно, Конь, ты молодец, - добив, Йохан выбросил центуриона за борт, - Давайте подожжём имперское судёнышко и продолжим преследование.
    - Только не сейчас! Если в трюме порох...
    - Ясно - ясно, Конь. Ты у нас умник, командуй.

    * * *​

    Спустя сорок минут они продолжили путь. Добыча северян оказалась довольно скудной: три ящика имперского барахла, да связки заморского оружия. В этой ситуации воинов согрело другое - уничтожение вражеского корабля. Разлетающиеся щепки этой махины, горящая мачта, падающие алые паруса...

    Довольный Кьйонь сидел на ящике, занимаясь трофейной аркебузой: после уничтожения команды венетов малыми потерями и организованного им салюта на галеоне, милин даже почти простил спутникам постоянное коверкание своего имени.

    Впереди всё чаще попадались светло-голубые отмели, крошечные островки. Вдали виднелись два более крупных, со множеством пальм и прочей растительности. Неподалёку чайки охотились над гладью океана. В таком месте следовало остановиться, порыбачить да искупаться, но... Признаков присутствия венетов нигде не было.

    - Сигурд, следи за курсом! Не хватало напороться, как эти! - Йохан вновь крутил в руках подзорную трубу, - Хрень бестолковая, для чего нужна?!
    Милин подбежал к нему, желая спасти имперскую технику от падения за борт. Показал и объяснил, и тан с воодушевлением прильнул к ней на долгое время:
    - Беру слова назад... да это... - в этот момент тан увидел галеон "Итос", брошенный командой после попадания на мелководье, - А дела-то налаживаются!
    Повеселевший Хоканссон попытался спародировать Ярла Тругве:
    - Имперцы захватили Кальрадию! Аай! Помогите, Йохан, ты нужен тут! Оой!
    Стоящие рядом викинги посмеялись вместе с ним.
    - Ххктьфу, да их мель победила! С таким днищем, по мелководью... У капитанов в голове походу пусто, - он сел на сундук, рядом с Ми Кьйоном, - Суши вёсла! Давайте обмозгуем: там мелководье, островки. Они идут пешими - куда?
    - Каттира, рукой подать.
    - Верно, Сигурд, остров торгашей. Викинга там только виселица ждёт. Перехватить уже не успеем... Конь, есть идеи?
    - Каттирские суда доставят имперцев на Остров Креста...
    - Это понятно, нам что делать? Штурмовать город я не могу, кораблей у них тоже многовато...
    - Отправимся в Сальминию, за подмогой.
    - Зря тебя похвалил, - тан оскалился, - Думаешь, мамлюки будут нам помогать?
    - Почему нам? Рыцари креста ведут войну на уничтожение с мамлюками. В последних донесениях братья говорят "армия халифа выбивает их с материка". На этом они явно не остановятся и двинут свой флот на остров - покончить с рыцарями. "Враг моего врага", ну, ты слышал.
    - Вариант, но я не уйду. Если мы отчалим, а краснотряпочники свалят не на Остров Креста, а домой, с Олафом? Надо караулить.
    - Тогда другой вариант: отправь меня в Сальминию, а сам стереги их - на драккаре.
    - Хах! Ты собрался один на материк плыть, "по собачьи", что ли?!
    - Зачем? Тут до Бачи не далеко. На "Итосе" есть лодка - дай несколько человек, и всё.
    - Ладно, двигай в Бачу, дам десяток воинов. Деньги есть?
    - Сотка динаров, а что?
    - "Что?!" Дайте ему ещё три сотни; эль заканчивается! Вяленого мясца купи, если не будет - зверушек возьми! Команду нормально покормить, а не сухарями краснотряпочников. Только сперва разберись с галеоном!
    - Боялся, уже не попросишь, - милин спрыгнул с бочки. Конечно, он понимал, что халиф может заартачиться, или его вообще не пропустят во дворец. На этот случай у него были планы "Б" и "В", о которых он предпочёл умолчать - понимая, какой будет реакция викингов.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2020
  15. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 6. В гости к императору
    Во главе отряда из сотни дружинников, король Ямбрин ехал по улицам Смерхольма. Показавшийся нормальным снаружи, за стенами он выглядел жутко: от большинства деревянных домов на улицах осталось лишь пепелище, на мостовых лежали конечности и изрубленные тела местных жителей. Судя по крови, их было намного больше - этих имперцы ещё не успели убрать. Каменные дома, королевский дворец и стены со стороны гавани имели повреждения от корабельных пушек. Были дома с рухнувшей стеной или крышей; несколько превратилось в груду камней. На большинстве удобных для стрельбы позиций разместились аркебузиры; на улицах стояли гастаты, пристально наблюдающие за действиями вегиров.

    Малочисленные норды, что попадались на дороге, выглядели плачевно: чумазые, в лохмотьях, с кровоподтеками и синяками; сгорбившись, они брели в сопровождении надсмотрщиков, не поднимая взгляда с земли перед своими босыми ногами. В разных частях города, на улицах слышался лязг и скрежет от цепей на рабских ошейниках. Звук получался, когда раненый человек, отставший от надсмотрщика, ронял из ослабевших рук на городскую дорогу длинную цепь, получая за это пару ударов кнутом. Было видно, что некоторым венетам эта жестокость явно нравилась: они продолжали орудовать кнутом, когда это не требовалось, лишь желая испытать чувство превосходства.

    Угнетающее, тяжёлое зрелище - видеть некогда сильный и свободный северный народ в таком состоянии, а их крупную столицу, фактически, "мёртвой". Но Ямбрину не было их жаль, но и злорадства он не испытывал: не веря во вмешательство Всевышнего, судьбу и прочее, он всё же счёл это расплатой за грехи нордов. Постоянные войны с соседями, работорговля и неоправданная жестокость. Король вспомнил то, что норды сотворили с Альтенбургом - вполне справедливо, только в роли Небесного Отца их судьбу решил имперский легион, развесивший повсюду свои алые флаги.

    Следующий по пятам за командиром Борча, взирая с коня на то, что осталось от Смерхольма, перестал злиться на Ямбрина. Последние дни он таил обиду, за то, что король отдал венетам большую часть добычи из Чагатая. После отправки золота работорговцев в Беорию, легат отдал письменное распоряжение, разлетевшееся по всем имперским подразделениям в Кальрадии: "Налоги Королевства Вегирс в Провинции Кальрадия перед Империей полностью погашены, а в связи с этим..." В связи с этим, чего Ямбрин и добивался, все легионеры убрались к своей чёртовой матери за пределы его страны, перестав доставать и тиранить по мелочам местное население и творить бесчинства.

    А Борча хотел разделить добычу среди солдат короны, которые имели право на долю, а не платить "имперские налоги" из своего кармана, да ещё за вегирских крестьян - пусть сами выкручиваются! Наглядная демонстрация возможного будущего впечатлила кергита гораздо сильнее, чем короткие пояснения короля. Повидавшего немало на своём веку Борчу пробрало до дрожи, глядя на то, что вытворяют с врагами венеты. Он держал повод двумя руками, пытаясь скрыть дрожь; кергит чувствовал, как сводит челюсти, аж зубы постукивают.

    Ехавший в центре дружины Лезалит не размышлял о возможной судьбе королевства, не скорбел о судьбе трофейного золота, а привычно травил воинам свои байки, желая разрядить напряжение в строю. За годы службы он узнал сотню-другую шуток и историй; побывавшего во множестве боёв воина нынешний вид улиц Смерхольма не пугал. Вояка давно привык оставлять осмысление и планирование своим командирам, а сам делал то, что умел лучше всего - беспрекословно исполнять их приказы.

    Обогнув повреждённый дворец и приблизившись к берегу, где раньше была гавань, вегиры увидели виновника нордских бед - имперский флот. Впечатляющая мощь, не сравнимая с кальрадийскими лодками, что видел Ямбрин. Он насчитал двадцать восемь галеонов с алыми парусами, прежде чем встретился с принципом, указавшим на конкретный борт, что был ближе к берегу. Легионер был непреклонен:"Приглашение императора рассчитано на два десятка лиц, ни одним больше!" Скрепя сердцем, король распорядился передать коней дружинникам и вернуться с ними в Брешти. Колонна из двадцати лучших воинов двинулась к галеону по новеньким имперским перекрытиям, установленным ещё утром - взамен плавающих под ними обломков, что были нордской пристанью.
    - Хозяин, Вы слышали? - прошептал идущий рядом Борча.
    - О чём?
    - У них тюрем нет, совсем. Если что - на рудники, в рабство, иль сразу на крест!
    - Ха, а ты там воровать собрался, что ли?
    - Да не. А тут, значит, венеты распяли короля Турью на мысе Гундига, а с ним всех его хускарлов - до кучи. Ярла Тругве четвертовали, да прямо на городской площади! О, дела!
    - А мы к ним на посиделки двинули, - хмыкнул Ямбрин. Даже в сопровождении той сотни дружинников, ни о какой безопасности не было и речи. Сейчас, имея за спиной два десятка мечей, он полностью доверил эти жизни Мариусу и его людям. Один косой взгляд, одна дурацкая шутка... Может стать последней, хотя смерти он больше не боялся.

    * * *​

    Поднявшись по трапу на борт, Ямбрин увидел там короля Свадии, его семью, советников, около десятка рыцарей в гамбезонах и, судя по роскошной одежде, пару новых, не известных ему лордов. Вегирский отряд, в броне, до зубов вооружённый, был подготовлен им, словно на штурм города. Свадийцы же выглядели так, словно на пикничок собрались! Павлины.
    - Дружище! Какая погода, а? Самое время для морской прогулки! - в эту встречу король выглядел здоровым и подвижным; лицо было румяным, а не бледным, как раньше.
    - Король Вернер, - Ямбрин пошёл навстречу, протягивая руку, - Как здоровье, дела?
    Поравнявшись, свадиец полез обниматься:
    - Прекрасно, твоими молитвами.
    Ямбрин улыбнулся: ну конечно, он аж кушать не мог, только и молился за здравие свадийского короля. Вегирский монарх ощутил запах вина, которой был ему незнаком. Но, судя по Вернеру, он начал ещё в дороге, а тут решил добавить.
    - А дела... Челядь совсем распоясалась, привыкли жить как при папе, - он отошёл, пошатываясь, - Да ещё Дитрих! Свиновод дрезенбургский и всея кальрадийский, мать его за ногу, в предатели подался! Народ собирает, баламут. И Герман пропал куда-то. Эх, Свадия... Ничего, легат Солоний любезно согласился помочь навести порядок, когда покончит с родоками.
    - Ещё не всё? - Ямбрин окинул взглядом галеон.
    - Да чё там, "всё не всё" - дел на пару дней! Смотри, Ямбрин: Северное королевство - нет такого; Султаната нету, скоро кергитам и горным бунтовщикам тоже хана.
    - Я слыхал другое - Дастум-хан народ собирает...
    - Ой, да чё там, - Вернер махнул рукой, - Кого?! Его родственнички сами всех кергитов угробили! Сыграла наша ставочка, поделим Кальрадию.
    Вернер развернулся, махнул центуриону на корме:
    - Слава императору! - опять подошёл к собеседнику, приобнял его, - Мариус играючи решил наши проблемы, пока занимался своими делами. А ты всё о делах, смурной какой-то. Пошли, я тебе покажу - принцип в нашей каюте такие сорта разливает! Расслабишься, отвлечёшься.

    Они разместились на корабле, начавшем движение. Следом пошёл ещё один галеон сопровождения. Остаток дня они провели в каюте: Вернер выгнал всех из неё "на прогулку", желая поговорить по душам со своим "добрым другом". Они остались наедине, предоставив свободу действий сопровождающим. В перерывах между дегустацией сортов самых разных вин из Беории и Фай Ли, короли вспоминали о сражениях молодости, почивших соратниках, а на последок - Вернер попытался выдать за короля Вегирса одну из своих дочерей, да не тут-то было. Вскоре, простившись с коллегой, Ямбрин двинул в свою каюту, хотя не факт, что его слышали: Вернер был готов. Стеклянный взгляд, неподвижная поза - свадиец смотрел на стол, периодически моргая.

    Вегир брёл, разглядывая двери, пытаясь найти свою и прокручивая в плохо соображающей голове их диалог. "Продать" - точнее слова не подберёшь. Когда до Вернера дошло, что у него никого нет, в нем как-будто сводница проснулась! Такая суровая бабёха, а он ощутил себя даже не на смотринах, а на случке какой-то. Это же надо - не знакомый человек, разница в возрасте, другая культура... Да неее, стоп! Причина, конечно же, не в том, он не мог себя обмануть, как не пытался - он не смог её забыть...
    - Хозяин! - к нему подошли Борча с дружинником, - Обопритесь лучше на меня.
    - Где моя-то кровать?! Потерялся, ё-моё! - он обернулся, видя в полумраке лишь тёмную фигуру, в которой признал помощника по грубому голосу.
    - Два шага всего, - они сопроводили захмелевшего короля, помогли отыскать кровать в темноте. Борча хотел осветить каюту, но он запретил и велел убраться.

    Постоянно ощущалась эта проклятая качка, колыхание чего-то снаружи и внутри корабля. Угнетающая пустота и одиночество, какое-то брожение в области горла. Ямбрин попытался заснуть, но получилось не скоро, а когда вышло - ни к чему хорошему не привело: ему снова приснилась Иарина, как четыре дня назад. Сон повторился, точь в точь. То ли дело в вине и качке, или Вернер со своим сватовством; опасность от путешествия в Империю... Да всё одно - он снова проснулся в поту, не ощущая даже намёка на бодрость. Покойная любимая не позволяла себя забыть, а он перестал пытаться.

    Рывком поднявшись с кровати, он просидел на ней несколько минут, потом ещё; возможно полчаса, час - не сориентироваться. Поднявшись, схватил схватил со стола напротив одну из бутылок, не разбирая в сумраке, что это. Сделав несколько глотков, Ямбрин побрёл на палубу. Из кают, что встречались на пути, доносился храп.
    - Хем, - с завистью произнёс он и вновь приложился к бутыли.

    Выбравшись на палубу, он заметил несколько часовых-гастатов, повернувшихся к нему и прекративших разговор. Король молча прошёл мимо, поближе к палубе - его продолжало мутить. Ощутив порывы ветра, он обернулся: два галеона продолжали идти неизменным курсом, вдоль берегов континента, а его Кальрадия осталась позади. Позади, да не всё - он снова погрузился в воспоминания, глядя на горы Беории. Новый регион, где он никогда не был, даже не знал о его существовании до этого года, который оказался переломным. Лучше бы и не знать! Вернуться бы... на несколько лет назад, когда с ним могли быть и отец, и она. Нынешняя ситуация и его состояние показали, что ощущаешь, когда на самом деле "всё плохо". Пережитые им беды и трудности, кажущиеся на тот момент суровыми испытаниями, в этом году оказались ерундой.

    Когда стало появляться солнце, следом за ним на палубу явился небритый, сонный, с растрёпанной шевелюрой Борча:
    - Аагхххр, - он потянулся и поднял руки, выгнув грудь колесом. Заметив короля у борта, подошёл:
    - Походу прибыли, вот она - Империя! Вон, уже видно Ригиду - крупнейший порт с торговцами, рыбаками, пиратами-контрабандистами и прочими морячками.
    - Что там, с дорогой? - Ямбрин повернулся к нему, продемонстрировав опухшее лицо; три красных полоски на левом глазу.
    - Сопровождения не будет, маршрут Лезалиту обьяснили, значит. Что ещё... Всё, вроде, - Борча посмотрел на пустую бутылку, которая, упав, попыталась катится по палубе. Кергит придавил её ботинком, - Хозяин, опять не спали?
    - Час - два. Готовь людей, - равнодушно отозвался Ямбрин.
    - Ещё одно, как бы точнее выразиться...
    - Да говори, как есть!
    - Дело такое, мне принцип за бутылкой поведал: недалеко от Ригиды, в лесу, живёт колдунья. Всем точно предсказывает...
    - Чё??
    - Судьбу предсказывает. Я запомнил дорогу, можем добраться - это займёт всего пару лишних часов.
    - Я говорю: чё, сдурел?! Взрослый мужик, а в сказки веришь.
    - Нуу, - спутник замялся, - Бывали в жизни моменты, что заставили поверить.
    - Кончай это всё, а то опять вырвет, - пробурчал Ямбрин, театрально повернувшись в сторону берега, - Бросок до столицы, туда - обратно. У меня нет желания оставаться тут дольше, чем требуется! Усёк?!
    - Да, не стоит так распыляться, - помощник бросил взгляд через плечо, в сторону часового, патрулирующего на носу.
    - Собирай наших, - король с усмешкой проводил его взглядом: надо же! Убийца, шпион, вор, контрабандист - да он и половины "титулов" не знал, но... В такую чушь верит!

    Когда его отряд сошёл на берег, свадийцы даже не появились на палубе галеона. Встречающие их в порту венеты предоставили на время лошадей, в качестве подарка. Также отряд получил от них запас провианта. У ворот, ведущих из города, Ямбрин чувствовал себя гораздо лучше - видно вчера сказалась "морская болезнь", о которой он пару раз слышал, но понятия не имел, что у него она есть.

    Путь до столицы занял около семи часов; по дороге сделали привал, перекусив и дав лошадям отдохнуть. Вегиры были поражены путешествием: каменная дорога, шириной в пять метров, сопровождала их весь маршрут. Её качество было отменным - улицы в Джучи находятся в более плачевном состоянии, чем это покрытие километровой длины! Никаких разбойников, дезертиров и прочего бродячего кальрадийского отребья. Приятно и чисто, оставалось лишь любоваться видами.
    - Ха! Столица "Венетти", Империи "Венетти", императора Мариуса "Венетти"! Так оригинально! Прямо поток фантазии, - воскликнул Борча, с улыбкой глядя на указатель, недалеко от города. Ямбрин молча проехал мимо, а Лезалит, разглядывающий роскошные городские башни с красными знамёнами, что видно даже отсюда, не смог промолчать:
    - Вот, дали таким как ты, Борча, возможность на мир посмотреть, а что в итоге? Хиханьки да хаханьки.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2020
  16. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 7. Похищение
    Миновав несколько кордонов стражи, вегиры прибыли в самое сердце Империи. За воротами их, как и прочих гостей, встретил тучный венет в тоге, назвавшийся глашатаем-распорядителем. Он рассказал о всех торжествах, что пройдут в столице на этой неделе, вручил Ямбрину карту, объяснил, куда и как добираться.

    Обратив внимание на их воинственный вид, толстяк очень советовал посетить проходящие сегодня гладиаторские бои. Лезалит сразу одобрил эту идею, вцепившись в неё так рьяно, что, в случае отказа, казалось, был готов их устроить. Королю из Кальрадии, уставшему от однообразных турниров, проводимых по любому поводу, эта тема тоже понравилась.

    Продвигаясь по мостовым ухоженного города, путники обратили внимание на обилие зелени, присущее улицам. Деревья различных пород, кустарники и цветы - всё было аккуратно подстрижено, находилось в клумбах разной формы и объёма с орнаментом. Несмотря на обилие венетов на улицах, не было ругани и потасовок - хотя и стажи на улицах практически не было.

    Потому крики, донёсшиеся с соседней улицы до короля Вегирса, сразу привлекли его внимание. Повернув голову, он увидел несколько десятков человек, на головах у них были маски из кожи животных: свиные, бараньи и козлячьи.
    - Мир умирает! Мир умирает! - они продолжали кричать, глядя на отряд легионеров, окруживший нарушителей спокойствия, загнавший их к стене дома.
    - Присоединяйся! Ты спасёшь свою душу! - некоторые были вооружены мечами, в руках других были камни.
    - Последнее предупреждение! Сдавайтесь, именем императора! - приказал принцип, построивший своих гастатов.
    - Император проклят! - противники стали бросать камни в линию щитов, главарь продолжал кричать, - Прокляты все правители, что отправили мир...
    - Пли! - принцип махнул рукой; вторая линия, состоящая из аркебузиров, произвела залп. Половину скосило, остальных принялись добивать гладиями.

    - Интересная ребятня, - оскалился Борча.
    - Обычные бунтари, всё как у нас, - Ямбрин развернул коня в сторону намеченного глашатаем места.
    Пока отряд направлялся к арене, он уже попал под тень трибун этого грандиозного сооружения. Они размещались вокруг арены, на трибунах было множество скамеек, заполненных простым людом. Многие из них вскакивали, сканировали что-то. Сверху была натянута ткань, защищающая часть зрителей от палящего солнца и нежелательного дождя. Напротив арены возвышалась ложа с позолоченным козырьком, для знати, украшенная имперскими флагами. На ней Ямбрин смог разглядеть Мариуса, пару человек в тогах и, судя по броне, несколько высших командиров.

    В центре, на песке, под рёв переполненной эмоциями толпы, сражались два десятка бойцов.
    - И чё такого? Десять на десять рубятся, в стиле нордов, - сев на трибуну, Ямбрин выразил мнение.
    - Они бьются насмерть, хозяин, - парировал кергит, - Без обид, но... Что-то не помню, чтобы наши дворянчики бились на уничтожение! Вон, трое уже не шевеляться...
    - Нечего сравнивать! - выкрикнул Лезалит, наблюдающий стоя за боем, желая не упустить ни одного момента, - Гладиатор на арене - раб, и вся его жизнь - это путь к славе и победе, в результате череды побед!
    Он продолжал говорить, не отрывая взгляд от людей на песке:
    - Либо смерть и забвение под одобрительный крик толпы! Чувствуете?! Атмосфера! - Лезалит обнял стоящего рядом венета, они вместе стали махать свободной рукой, сомкнутой в кулак; скандировали имя гладиатора.
    - Смотри, хозяин, кабы он в гладиаторы не подался, - усмехнулся Борча.
    - Старый уже, а нам пригодится, - они рассмеялись, глядя на спутника в угаре.

    Потом был ещё один бой, и ещё, ещё... С помощью крюков легионеры забирали тела с арены, она наполнялась новыми "желающими" развлечь толпу. Из всего кровавого игрища королю Вегирса запомнилось два момента: когда двукратный чемпион в одиночку уложил десяток гладиаторов. Его движения и ведение боя были идеальны - Ямбрин ничего подобного не видел. Он и сейчас продолжал считать, что человек на такое вообще не способен. Гладиатор раскидывал всех оппонентов, не имея брони вышел невредимым из окружения: уворачивался и наносил точные, смертельные удары.

    Второй - когда арену подготовили, оперативно установив блоки из дерева прямо в центре, и провели гонки на колесницах. Крутящиеся шипы на колёсах, Такое мощное оружие - странно, что имперцы не используют его в реальных боях. Для снегов его Вегирса, конечно, не годится, но на полях Свадии, да по кергитским полям - ууух! Самое то.

    По окончании дня Мариус поднялся со своего места, произнёс очередную торжественную речь и пригласил знать во дворец, на пиршество - куда компания Ямбрина и отправилась.

    * * *​

    Кальрадийцы были поражены его размерами: вокруг резиденции императора стояли другие, не менее крупные и красивые здания; между ними находились сады, уходящие вдаль. Километровый комплекс, занимающий не менее трети от площади Брешти, его города-столицы Вегирса.

    Перекинувшись с Мариусом парой дежурных фраз, Ямбрин был предоставлен сам себе. Осматривая изнутри имперский дворец и гостей, богатство на показ и поведение владельцев, он был разочарован. Обнажённые рабы и рабыни, танцующие в залах; старые, толстопузые сенаторы-лизоблюды с их молодыми жёнами, обвешанными золотом - будто он снова в квартале работорговцев Чагатая.

    Рассматривая очередную из дорогущих картин в золотой раме, король замер, как парализованный, на несколько мгновений даже перестал дышать. Это... Не может быть... Голос, что он слышал вновь - справа, за его спиной. Ямбрин медленно обернулся, будто желая не спугнуть.

    Он уставился на говорящих: в трёх метрах от него стояли два венета и она... Иарина, снова. На этот раз призрак ещё и говорил. Но те мужики её видят - не может быть, настоящая?! Это уже не сон или галлюцинация. Иарина: её голос и фигура, глаза, рост. Девушка говорила, повернувшись к нему боком, а он вглядывался в черты родного лица: так не бывает! Один в один, даже помолодела на пару лет; приятный, лёгкий загар на коже. Если бы ещё длинные рыжие волосы перекрасить в привычный цвет...

    В этот вечер Ямбрин стал её тенью, присутствие которой она так и не заметила. Он узнал, что её зовут Августина, она - дочь Мариуса; узнал некоторые привычки, интересы. Все свои динары, что были в наличии, он отдал захмелевшему Борче, которого отправил к перекупщику, за украшениями. Представившись, он подарил их ей, успел немного поговорить.

    Он смог встретиться с ней ещё два раза за три пролетевших, как миг, дня. Вёл беседы, читал кальрадийские стихи - те, что ещё помнил, сказал о своей симпатии, но в глазах Августины он был просто ещё один из тех, кто служит отцу. Она даже не воспринимала его ровней, тем более чем-то большим. Впрочем, Ямбрин тоже не воспринимал её той, кем она была в реальности. С каждой проведённой вместе минутой, он всё больше привязывался к ней. Воспоминания и реальность слились в единое целое, король стал одержим ею. Уже через четыре дня торжества закончатся, его "попросят" убраться восвояси и он, скорее всего, больше её не увидит. Такого он не мог допустить: получить второй шанс, о котором даже не мог подумать, и сдаться без боя? Ни за что!

    Король забежал в комнату спутников, изложил свой план похищения. Ошарашенный Борча начал что-то сбивчиво объяснять; Лезалит сидел молча, выпучив глаза на командира: Ямбрина трясло, он нервно носился по комнате взад-вперёд. Безумный план, да ещё без вменяемого разъяснения! Лезалит не понял, что случилось с ним за эти дни, но было похоже, что в результате командир свихнулся.
    - Украсть дочь императора из столицы? Для чего? Ди и как? - бормотал Борча, - Нас четвертуют, или чего похлеще. Зачем? Выкуп, хозяин? Не стоит оно того - головушка-то одна. Одумайся!
    - Десять процентов с налогов Пешта - еженедельно, каждому. Я вам не вру, сами знаете.
    - Если император узнает, что это мы? Вегирсу конец, - пробурчал Лезалит.
    - Когда, а не если. Я хоть десять королевств угроблю, хоть сто империй - за неё.
    - Вы её даже не знаете, - изумился воин.
    - А всё едино! Если откажетесь - пойду один. Но если схватят, скажу, что вы в деле. А там не серчайте...
    Услышав про десять процентов, Борче можно было больше ничего не говорить; потом они вместе смогли убедить Лезалита.

    Ещё два дня ушло на изучение стражи и путей отхода. Борча нашёл в городе старого знакомого по теневым делам, которого встретил на днях. Торговец Игнатий, что без проблем водил караваны с товарами сомнительного происхождения по всему материку - за несколько месяцев он прикормил всех нужных для этого людей. Со слезами на глазах кергит сунул ему мешок со своим золотом в качестве предоплаты и условился, что знакомец будет ждать в нужное время, в нужном месте, пока не примет "посылку".

    Тем временем Лезалит купил в городской лавке подходящий яд; смешал с другими составами, мазал на оружие, сидя за столом.
    - Это безопасно? Отвечаешь?!
    - Да, в таких пропорциях она просто заснёт, нам времени хватит, а ей - крепкий и здоровый сон. Ну почти.
    - Ты откуда в ядах-то сечёшь, Лезалитыч? - Борча точил очередной кинжал, сидя на скамье.
    - У отца много книг было, увлекался. Я прочёл немало, пока дом не пришлось...
    - Смотри, "алхимик", главное - чтобы проснулась!
    - Хозяин, может, лучше по старинке вырубить?
    - Очнётся и заорёт, придётся заткнуть, - отозвался воин.
    - Охренели?! Щас обоих "по старинке вырублю"! - Ямбрин зло посмотрел на подельников, - Если поднимут тревогу - мы все уже трупы. Зарубите на носу.
    - Само собой, - хмыкнул Борча.

    Подготовившись, на сколько это возможно за столь короткий срок, и переодевшись в подходящую одежду, они приступили к делу. Во время очередной прогулки в садах дворца, Ямбрин подбежал к девушке сзади - зажал рот, не глубоко полоснул лезвием по руке:
    - Прости... Так надо, - он удержал её, чтобы не упала. Быстро перевязал её руку, чтобы не наследить кровью; легко подхватил на руки, побежал вдоль цветущей аллеи к западному выходу.

    У большой арки спутники прятали тела легионеров-стражей в пышной клумбе.
    - Чего копаетесь? - шёпотом произнёс организатор, - Сорок минут до смены - реще давай. Борча, иди первым.
    - Давай, - Лезалит толкнул кергита в плечо, - Один закончу, догоню.
    С кинжалом в руке, кергит двинулся по дворцовому коридору. Перехватив удобнее тело девушки, Ямбрин пошёл следом, периодически оборачиваясь. Два поворота - аллея - ещё один коридор, потом их нагнал Лезалит. Похитители миновали зал с комнатами.
    - Направо давай, там гостей нет, - направлял Ямбрин. Они миновали очередную часть дворца.

    - А её не хватятся? - выдал мучившее его опасение Лезалит.
    - Она каждый день читает в тех садах, пару часов, четыре - время есть, - хрип впереди заставил их обернуться; броском кинжала кергит уложил принципа, вышедшего из перехода - в паре метрах от них.

    Грохота от брони на падающем теле не было - в последний момент Борча успел подхватить его; только обмякшие руки рухнули на кафель. Тело ещё шевелилось - рана не была смертельной, но мощный яд делал своё дело.
    - Твою мать, кровь!
    - Давайте дальше, почти дошли...
    - Хрен там, если увидят - не покинем город, - Борча положил легионера.
    - Ладно, идите, я и тут подотру, - Лезалит осмотрелся, - Вон бочки, а лучше за ящики...
    - Давай, - вдвоём они двинули дальше. Миновав очередной сад, кергит зашипел:
    - Прячься, хозяин, - Борча укрылся за колонной; Ямбрин за кусты.

    Три венета стояли во дворе, горячо рассуждая о своём-имперском:
    - Ладно мы во дворцовой гвардии, повезло. А кто в гарнизоне, а? На границе грёбаной, в Арреции или Даминии, каково?! Жалованье и провизия с перебоем!
    - Твоя правда! Брат во втором легионе служит, передал "поставки в Кальрадию приходят с опозданием". Снабжение хромает...
    - Где Октавий? Кружка уже пустая, или что? Раз мы тут, победу в Кальрадии отмечать не можем?!
    - На, не ори. Всё равно я файлийскую мочу не пью.

    Похитители продолжали наблюдать за ними из укрытия. Лицо Ямбрина покраснело от злости на легионеров, Борчу и себя:
    - Идиоты. Надо же на право, говорил. - прошептал он сквозь зубы, - Чуть на пост не напоролись... Псс - помогай.
    В присяди, пытаясь делать всё бесшумно и укрываясь за рядами зелени, они двинули в обход, волоча тело. Пройдя боковой коридор, они вышли на террасу.

    Перетащив тело через бортик, попали в очередной сад; миновав его, Борча с улыбкой открыл долгожданное окно - он оказался в комнате:
    - Вроде тихо.
    - Вроде - в огороде. Помоги, - Ямбрин бережно передал тело; напрягся, услышав шаги за спиной.
    - Это я, - запыхавшись, прохрипел Лезалит, залезая в соседнее окно.
    - Давайте ковёр, - король смотрел на девушку; проверил, в порядке ли, - Бедняжка... Уже почти всё, поедем домой.
    Спутники развернули ковёр, расстелили, а он положил её сверху:
    - Чего замер? Не спи, - Ямбрин толкнул Борчу, - Сворачиваем.
    - Заткните тряпкой, чтобы волос не было видно.
    - Сам знаю.
    - Ну куда столько? Оставь, чтобы не задохнулась. Там сдвинь, - командир показал рукой.

    Когда с этим покончили, постарались, как ни в чём ни бывало, выйти через западный вход: на улице их ожидал Игнатий и ещё один деятель в повозке с парой лошадей. Первым шёл Борча, а подельники, придерживая края, несли ковёр, прикидывая: всё нормально.
    - Ха, это чё?! - как гром среди ясного небя, раздался крик аркебузира с балкона, точно над их головами.
    - Ковёр купили... Нашему королю подарок, - обернувшись, Борча задрал голову.
    - О дают! На празднике - ковёр! А у кого? - не унимался легионер.
    - Дак у этого, сенатор видный такой, - Борча приложил ладонь к губам, - Бошка дырявая... Ав... Авл? Ээ...
    - Аврелий Тициан?
    - Точно. Сам предложил - "изысканная работа", говорит...
    - Да, этот может. Ладно, пусть ваш король посмотрит, как венеты живут.
    - Правда, вложиться пришлось по полной, - Борча пошёл к повозке, в которую уже погрузили "ковёр".
    - Чего поделать, мы - люди подневольные, - отозвался скучающий стрелок.
    - Твоя правда, друг, - Борча запрыгнул наверх, повернулся к торговцу, - Трогай!

    Они поехали по дороге:
    - На кой было тырить этот ковёр, я бы за половину твоих динаров такой могу достать. Чего в нём особенного?
    - Эээхх, Игнаша, - облегчённо вздохнул кергит, глядя на удаляющийся из виду дворец, - Лучше тебе не знать.

    Проводив их взглядом, Ямбрин и Лезалит пошли к центральному входу, где их ждал остальной отряд. Вскоре король Вегирса со своей дружиной беспрепятственно покинули столицу, не вызвав подозрений.

    Впервые за долгое время, с лица Ямбрина не сходила улыбка: Иарина снова с ним! Вместо возможной войны, в которой все они полягут, он думал о ней, постоянно. Всё ли в порядке, что потом? Теперь ей будет лучше - он будет любить, заботиться и охранять, не допустит такого. Сегодня он вновь почувствовал себя живым, когда носил её по садам; живым по настоящему, а за такую жизнь был готов бороться и с Мариусом, и с придурками из альянса, да хоть с драконами из книжек! Выкрутимся. Такое дело провернули, охрана столицы - курам на смех. Понятно, конечно, имперцы и помыслить не могли: кто-то, во время торжеств, в наглую свиснет императорскую дочку; на то и был расчёт. И где хвалёные преторианцы Мариуса? Или семейство правителя не их забота? Венеты совсем расслабились: он придумал историю, почему их на одного меньше - никто даже не спросил! Ничего, когда папенька узнает, этих вояк ждёт тотальный разнос.

    Приближаясь к Ригиде, Ямбрин улыбнулся ещё шире: венеты не заметили пропажу, или же не смогли быстро среагировать - патрули не перекрыли дороги, в порту всё было спокойно.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 18 мар 2020
  17. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 8. Оборона столицы
    За последние несколько дней привычная жизнь в городе круто изменилась: больше не осталось полу-пустых парков, скверов и съёмных домов, ожидающих хозяев. Флавию заполнили солдаты, ополченцы и беглые крестьяне не только со всей Родокии, но и представители других королевств.

    Полководцы провели сюда чудом уцелевшие в стычках с венетами остатки своих армий. Выжившие правители со всей Кальрадии, из числа отказавшихся присягнуть Мариусу и объявленные им вне закона, наспех собрали всех, кого смогли в своих землях. Разрозненные группы и командиры наёмников также привели свои небольшие отряды под знамёна короля Беланза - последнего кальрадийского монарха, не склонившегося перед венетами.

    Беженцы из Свадии, Кергитского ханства и даже Северного королевства были готовы отдать последние сбережения, лишь бы попасть со своими семьями за хорошо охраняемые стены. Среди них попадались разбойники, готовые отправиться в тюрьму, на тяжкую работу - куда угодно, лишь бы не столкнуться с легионерами и не получить "справедливое наказание за преступления в военное время".

    Орды этих измученных дорогой и голодом людей заполонили город; принявшему всех королю родоков пришлось увеличить число стражников и патрульных в несколько раз, чтобы обеспечить порядок. Вопреки опасениям, это оказалось не так сложно: в тот день, когда четыре десятка человек, нарушивших городские правила, были выдворены стражей и добровольцами за ворота, число желающих злоупотреблять гостеприимством снизилось, почти до нуля.

    Имперские законы и тяжесть наказания за провинности вынуждали кальрадийцев бежать сломя голову, прихватив своих родных и соседей, на территорию Альянса, записываться добровольцами в его армию. Страх оказаться один на один со столь мощным и беспощадным врагом сплачивал Кальрадию. Новобранцев принимали, вооружали и обучали, не делая различий на национальность, религию и прошлое.

    * * *​

    Миновав очередной горный хребет, седьмой легион продолжил движение по зелёным полям Родокии; преодолел горный перевал между опустевшими замками Амбианом и Агнезием. Запасы провизии уже закончились, молодой легат Солоний был в бешенстве: он планировал пополнять их по мере продвижения, за счёт местных. Обещанные из Беории, направленные через пограничье обозы не прошли в срок, поступил лишь приказ - на захват Флавии.

    Легионеров встретила опустевшая страна: ни крестьян, ни солдат, даже караванщиков на разбитых дорогах. Безлюдные посёлки, деревни и замки... Даже Форвилла, оказавшаяся на пути. Отправленные в разведку кавалеристы не обнаружили в крупном городе признаков жизни и провизии. Сбежавшие из домов местные прихватили всё ценное и съестное! По началу легат приказал сжигать каждое пустое селение, встретившееся на дороге...

    Спустя два дня, без еды и отдыха, практически без питьевой воды, командиру и его людям было уже не до баловства с огнём. Венеты желали как можно скорее добраться до столицы противника; захватив её, исполнить волю императора и, самое главное, добыть съестного хотя бы там.

    Преодолев очередное нагорье и последовавшую за ним речушку через брод - родоки и мост уничтожили - к полудню легион вышел к намеченной Мариусом цели. Утомлённые маршем венетты увидели вдалеке укреплённые стены и отбеленные городские дома, вперемешку с деревянными. Глядя с холма на Флавию, легат так и не обрёл покой, с опаской следя за своим центурионом - пытающимся рассмотреть местность с помощью небольшой трубы.
    - Ну, чего там? Не томи...
    - Порядок - там они, все. Стража на стенах, на улицах полно бунтовщиков.
    - Наконец-то! Попались. Организуйте построение, пора посчитаться, - Солоний развернул коня, - Видишь пригорок? Самый крупный, что слева?
    - Да, и слепой увидит.
    - Туда инженеров, пусть всё размещают! - продолжил после кивка Солоний.
    - Так точно, - центурион поскакал к строю, передать приказы.

    * * *​

    Тысячи красных щитов уже разместились перед указанным пригорком, образовав строй. За ними спешно разместились полторы тысячи аркебузиров.
    - Так, ещё в право... Метров пятьдесят, давайте... Нуус, давайте, проходите, черти, - Беланз рассматривал происходящее перед городом, - Арти, ты видишь рабочих?
    - Не волнуйтесь, Ваше Величество, никуда не денуться.
    Десятки легионеров встали живой цепью, принялись передавать запчасти инженерам, которые стали размещать осадные орудия.
    - Отлично, только кавалеристов не вижу, - Беланз напрягся, мысленно поддерживая действия противника, - Когда начнём?
    - По моей команде. Пока слишком рано - они не затащили всё на высоту.
    - Твой план - тебе и карты в руки. Пойду к стрелкам, - король направился к лестнице со смотровой башни.
    - У нас всё готово, не подведём, - спокойно отозвался королевский инженер; вновь приложился к подзорной трубе.

    - Смотрите, стены укрепили! Щитки на башнях... Ну-ну, - Апронин повернулся к своим, достраивающим орудия.
    Раздавшийся после отмашки Артименнера гул заставил венета вновь повернуть голову: огромная перегородка, служащая макетом домов, рухнула на мостовую. На городских улицах легат увидел десятки заряженных тебучётов и катапульт.
    - Чё за х... - центурион беспомощно смотрел на летящие в строй легионеров валуны. Пристрелянные ранее родоками орудия обрушили горящие снаряды точно по пригорку.

    Пару мгновений покрасневший от злости, в цвет знамени легат смотрел на горящие имперские скорпионы и стенобитные орудия; слышал крики его строителей, которые, полыхая, падали вниз по холмам, размыкая строй на пути.
    - ...командир! Легат! - крик центуриона вернул его к жизни. Увидев вторую партию летящих снарядов, он принялся импровизировать:
    - Скоты... Подготовить тараны и лестницы! Аркебузиры - первая линия! Клавдий, дай сигнал морю! Тит, всех на штурм!

    Легион пришёл в движение, под резкие крики центурионов, а Клавдий принялся размахивать алым флагом на пригорке. В паре метров от него горела трава, ветер сносил в сторону дым от пожарища и догорающих частей установок. Подняв полотнище высоко над головой, центурион продолжал действие, пока на горе, далеко от Флавии, не загорелся едва заметный сигнальный огонь. Его заметили на галеонах, что стояли в прибрежных водах Родокии.

    Построившись "черепахой", гастаты устремились к стенам. Со всех городских стен и башен родоко-свадийские стрелки обрушили на них ливень из болтов и стрел. Имперские щиты надёжно укрыли строй спереди и сверху, однако боковые попадания наносили вред. Идущие следом аркебузиры давали ответные выстрелы по готовности - дистанция делала их безрезультатными.
    - Перезаряжай! Вперёд! Давай ещё! - обозлённый легат кричал всё громче, - Где тараны!? Тит! Твою пехоту, Тит!
    Он смог вновь взять себя в руки, когда увидел венетов, медленно кативших справа от него десяток таранов. Тем временем новый залп валунов и россыпи камней обрушились прицельно по "черепахе". Образовались бреши - крики - замешательство - болты поразили незащищённых, строй посыпался. Самострелы воинов Братвства Вэй обрушили новый поток стрел на головы наступающих - крики и ругань.
    - Держать строй! - находясь в центре, центурион контролировал движение, не считаясь с потерями, - Император смотрит на вас! Подтянуть левый фланг!
    Продвинувшись ближе, имперские стрелки вели более убойный огонь: прошитые пулями насквозь, арбалетчики гибли, некоторые падали со стен. Легион тоже страдал под снарядами катапульт, пока не приблизился к стенам.
    - Цы Май! Рано! - перезаряжая самострел, Рей Ян заметила у него бомбу. Занявшие башню справа от ворот, милины продолжали стрелять и ждать приближения главной цели: тараны неспешно приближались к воротам. Стрелки на других башнях тоже перевели своё внимание на толкающих - куда там! Укреплённые коробки на колёсах защищали легионеров внутри от болтов. Два последних тарана уничтожил валун, точно запущенный тебучётом. После попадания огромного снаряда один таран представлял месиво; другой пострадал меньше, но был уже не на ходу.

    Остальные смогли подобраться к воротам, справа на них полетели бомбы милинов. Разлетающиеся осколки покосили гастатов, рассекая не защищённые конечности легионеров. Ближайших венетов раскидало взрывами; несколько таранов разнесло, разлетелись щепки. В дыму, под обстрелом, уцелевшие тараны подобрались к массивным воротам, их железные бараньи головы принялись наносить удары.

    Стрелки на стенах вступили в дуэль с аркебузами атакующих. Защитники уложили не один отряд врага, но, казалось, что их даже не стало меньше: около тысячи имперских стрелков продолжали вести огонь, от которого не спасала лёгкая броня стрелков, не помогали деревянные укрепления в проёмах. Идущие в строю, следом за павшими, легионеры занимали места соратников - поле перед городскими стенами продолжало оставаться алым, от щитов, одежды и знамён венетов.

    - Инженеры! Разворачивай орудия на гавань! - Артименнер увидел паруса галеонов, идущих к Флавии.
    На центральной площади началось движение: строители быстро, но без суеты, поворачивали механизмы. Пришедшие им на подмогу добровольцы из пришлых ускорили процесс. На центральной дороге, за ещё стоящими воротами, уже стояло несколько сотен воинов: родокские алебардеры, свадийские мечники, отряды вольных наёмников.

    Когда левая дверь рухнула, через мгновение со скрипом распахнулась и её деформированная вторая половина - гастаты ломанулись в открывшийся проход. Защитники встретили их в узком проходе, где число не играло роли. Несколько тысяч легионеров продолжали толпиться под стенами, пытаясь укрыться от стрел наёмников и тяжёлых арбалетов родокских снайперов.
    - Идиоты! Лестницы! Где? - наблюдающий за происходящим издалека легат продолжал кричать, так и не двинувшись с безопасной позиции, - Лестницы ставь! Тит!
    Стоящий с рогом легионер подал сигнал, потом ещё.
    - Стены укреплены! Не хватает длины! - подбежал посыльный от центуриона.
    - Дебил! Скрепите несколько в одну! Ё, быстрее! - Солоний Апронин видел, что потерял уже более тысячи воинов, лишился инженеров и техники, но так и не попал за стены проклятой Флавии! Он не хотел думать, что с ним - добровольцем, сделает Мариус, за такие потери, но тревожные мысли сами лезли в голову. Решил выслужиться, дурень, - грустно ухмыльнулся легат, глядя на гибнущих аркебузиров.

    В проёме ворот продолжалась резня: гастаты гибли, но продолжали сменяться более свежими соратниками, которым не было конца. Несколько кальрадийских воинов в латной броне с клейморами продолжали удерживать позицию.
    - Потеряли пол отряда... - мечник нанёс ещё два удара, - Отходить надо, Алайен!
    - Держаться до конца! - новоиспечённый граф продолжал бой, - Стоять на позиции!
    За это время он уже изучил врагов: несмотря на отменные щиты и огнестрельное оружие, они ничего из себя не представляли. Медлительные, нерешительные, не знающие приёмов. Вне всяких сомнений - против них кинули новобранцев! Какая оплошность, теперь план короля точно сработает! - Алайен закончил мысль, едва уложив очередного замешкавшегося противника. Латные рукавицы и лезвие были в имперской крови, повсюду кровь: на стенах, земле, раненых и павших. Он продолжал наносить удары - снова кровь и истошные крики, но конца этому не было... Воин вспомнил Виктора, других, павших под Альтенбургом. Новый приступ ярости охватил его, дал силу. Ярости на себя, Фолька, Мариуса и его пособников...
    - Да они нас бояться! Смотри! - крикнул граф, глядя на линию врагов, пятящихся назад, едва заметив многочисленные трупы товарищей. Продолжающая напирать толпа вытесняла их вперёд, а они пытались давить на неё, не желая ложиться рядом с предшественниками.
    - Сейчас! Давай! - откуда-то сверху послышался крик Беланза, увидевшего приближение галеонов, не входящих в его планы.

    Уцелевшие снайперы на башнях стали махать королевскими флагами, после чего на горе, со стороны замка Фолия, появилась кергитская конница.
    - Ха, перепутали флаги?! - легат Апронин смотрел на башню, - Принимаю только белый!
    После отмашки Дастум-хана четыре сотни кергитских кешиктенов и около тысячи степняков начали свой рывок в сторону растянувшегося легиона.
    - Не понял, - вырвалось у обернувшегося на шум Солония. Такого он не ожидал: топот копыт, крики сотен степняков, приближающаяся тяжёлая кавалерия с ханскими флагами. Откуда? Столько? Дистанция между группой командиров и кергитами ещё оставалась приличной; решив не терять время, легат быстро ретировался, в сопровождении принципов.
    - Аркебузиры! Огонь по кавалерии! По готовности! - выкрикнул заметивший всё это центурион Тит. Большая часть имперских стрелков принялась выполнять приказ, но были отряды таких, кто, "впечатлившись" кергитской ордой, побежал вдоль стен, прочь от конницы и города, подобно своему легату.
    - Айда, в полную силу! - после сигнала короля граф Алайен повёл пехотинцев в наступление. Пролетевшие сзади, по всему строю, крики добили моральный дух венетов у ворот.

    - Не отступать! Держать строй! - Тит и несколько принципов пытались удержать своих людей, но тщетно. Гвардия хана ворвалась в подобие строя, кергиты принялись рубить ятаганами и двуручными саблями тех, кто ещё оказывал сопротивление. Кони в броне топтали разбегающуюся пехоту, клинки кешиктенов кромсали гастатов, без труда разрезая их лёгкую броню. С другой стороны сотни пехотинцев со свежими силами теснили легионеров, выбрались за разрушенные ворота. Арбалетчики вели прицельный огонь, а те, у кого закончились снаряды, спустились на подмогу пехоте.

    В это время Беланз забрался на смотровую башню и наблюдал за гаванью: тебучёты уже пробили борт одного галеона - накренившись, он продолжал тонуть. Матросы пытались спустить лодки; кавалеристы и лошади оказались в воде. Ещё два судна продолжали идти к берегу; развернувшись, третье давало пушечные залпы по городу, пока очередной валун не заткнул его. Четвёртый галеон был уже в далеке, решив убраться восвояси.
    - Допустим, они погрузили кавалерию на корабли... Но полторы тысячи на пять галеонов не войдёт. Арти, где остальные?
    - Где бы они не были, около Флавии их нет. Осмотрелся, - опёршись на стену, главный инженер улыбался, понимая, что спас свой родной город.

    Галеоны причалили; опрокинули трапы, по которым десятки готовых к бою кавалеристов друг за другом скакали на твёрдую землю.
    - Жаль, кроме нас никто не видит их лиц, - король Беланз подал строителю трубу, но тот махнул рукой:
    - Я сегодня уже насмотрелся на кровопролитие.
    Войско из свадийских рыцарей и всадников лорда Дитриха встретило малочисленные силы венетов на портовой мостовой.

    Лишившийся последних командиров, зажатый с двух сторон, под обстрелом со стен, изголодавшийся и деморализованный, имперский легион перестал существовать. Осталось несколько тысяч вооружённых людей, охваченных паникой, разбегающихся в разные стороны под натиском кальрадийцев. Когда кавалеристы на пристани были смяты, свадийцы Дитриха присоединились к охоте на пытающихся скрыться легионеров.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 2 апр 2020
  18. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 9. Фай Ли
    Даймё Одаварра стоял на террасе своего дворца: ему порядком осточертели споры и ругань, которые слушал последние двадцать минут. Сделав несколько шагов, он ощутил траву под босыми ногами; окинул взглядом каменный сад, остановившись на одинокой сакуре, посаженной отцом на берегу крохотного водоёма.

    Надо же, какие эмоции! Его сёгуны продолжали кричать и спорить - правитель слышал их вопли даже здесь. Пытаются доказать, навязать своё противоположной стороне. А что толку? Решение, как всегда, будет за ним, а он его уже принял. Давно. Ну, ничего, пусть пар выпустят - полезно. Видно никто даже не заметил его отсутствия, раз крики продолжаются...

    Усмехнувшись, старик неспешно пересёк сад, поднялся по лесенке на окружающую его полуметровую стену. Раньше здесь был самый обычный, ничем не примечательный замок. Построенный на горе, как укрепление от милинов, к воротам вела извилистая лестница из камня. Со временем вокруг замка образовались поселения - местные искали защиты от соседей. Правители замка принимали народ, так здесь появился город Назигава. Когда Клан Акай смог победить другие кланы и подмял под себя юг Фай Ли, Назигава стала столицей нового государства, а замок на горе был украшен и пережил несколько раз перестроен, в итоге получив статус дворца.

    С этого небольшого уступа даймё мог рассмотреть сердце своего государства: множество домиков, извилистые улочки столицы, множество горожан. Над городскими стенами реяли флаги его семьи...

    Когда голоса стихли, Одаварра услышал шаги за спиной:
    - Владыка, ждём Вас.
    - Что так тихо, Мацукара? - даймё спустился, глядя на сёгуна, стоящего в зелени, посреди камней.
    - Обсуждение закончено. Вы приняли решение?
    Молча направляясь во дворец, правитель ещё раз взглянул на Мацукару, когда поравнялся с ним: "Обсуждение".
    - Идём, я оглашу его перед всеми.

    Они зашли в комнату, на полу которой, в центре, сидело около десятка сёгунов в хакамах, скрестив согнутые в коленях ноги.
    - Клан Акай примет предложение Королевства Уэй и объявит войну Империи. - после слов Одаварры всё началось по новой:
    - А потом они загонят нам нож между лопаток, также как мы поступили с Вэй!
    - Ёсио, как ещё мы скинем ермо?
    - Лучше сам заткнись, Римадо! Он прав, с Мариусом ссорится - себе дороже.
    - Котио скоро свой народ не сможет кормить, дело к бунтам идёт; а ты хочешь такой шанс изгадить?!

    - Тишина, - спокойно сказал даймё. В комнате стихло - за годы службы вассалы хорошо усвоили, что бывает, если перечить старику.
    - Время споров прошло. Собирайте своих воинов, через два дня встретимся под Бак Ву, объединимся с милинами. Кто не явится - расценю как измену. Это переломный момент для нашего Клана, для каждого из вас.
    Он посмотрел на сидящих: четверо, что отстаивали его точку зрения, были довольны; подхалим Мацукара всегда был за него, Асигаварра - нейтрален; отношение ещё двоих он не понял; а на Ёсио и Хакомару было больно смотреть. Глядя на них, владыка акайцев продолжил:
    - Три легиона увязли в Кальрадии, если всё пойдёт хорошо - на днях там ляжет седьмой легион. По задумке Цинь Вэй, в это же время мы совместно уничтожим четвёртый, имени самого Мариуса. Ёсио, когда нам ещё представится такая возможность - унизить императора?
    Глаза даймё сузились, до едва заметных щёлочек:
    - Такой удар, два фронта. Венеты растянуты - они не потянут, нечего бояться. А Вэй-Уэй... Вы уже забыли, как мы разнесли армию их хвалёного императора Чиня, под Сиянем? Главное, что они это помнят. И бояться. Как теперь его дочурка мне пишет: "Достопочтенный даймё Одаварра, прославленный правитель Назигавы, Махукары, владыка клинков..." Понятно, что её слова - чистый яд, но раньше и такого не было - "узурпатор", "кровожадный отступник", "имперский прихвостень". Настоящая победа обретается только на поле боя, а не интригами да подкупом, не забывайте.

    * * *​

    - В конце недели будет такой праздник! Бесплатное пойло, игрища, возлияния, всю неделю игры на арене... А мы должны шариться по лесам да полям, собирать барахло, да смотреть на чумазые милинские рожи!
    - Да ладно, чего теперь, раз твоё "высочество" не позвали.
    - Чего смешного, Марк? Могли бы столицу посмотреть, первый раз за две недели нормально отдохнуть, когда...
    - Тихо! Вроде что-то слышал. Справа. Ничего не видишь?
    - Неа. Зайца испугался?
    - Нет, точно не заяц, - Марк отделился от других, двинул коня в сторону деревьев, - Это что-то...

    Залп мушкетов не дал ему закончить. Пули летели с разных позиций, прямиком в колонну всадников, сопровождающих внушительный обоз из Мин-Лу. Судя по пороховому дыму, стрелки находились в лесу - окружающему дорогу.

    Движущихся во главе венетов скосило, остальные достали оружие:
    - Засада! В атаку!
    - Стоять! Построение! - центурион осмотрел округу, - Подтянуться!
    - Чего ждать? Их не много, а у нас - несколько сотен кавалеристов. В лесу пешим разобьём. Только даём перезарядиться! - ответил сопровождающий командира принцип.
    - Стоять! Впереди могут быть ещё, все назад! К повозкам, - центурион развернул белого скакуна, - Банды такое не посмеют.

    Устремившись назад, кавалеристы увидели собратьев, с другого конца колонны, в боевом построении. Между красными плащами на их спинах можно проглядывалась милинская пехота с трёхметровыми копьями, стройными рядами идущая по дороге.

    Раздался ещё один залп: на этот раз ещё ближе, более многочисленный. Повалилось несколько десятков кавалеристов, вперемешку с конями; послышались стоны.
    - Нас окружили! Приказ?!
    - Решились - таки, рисоеды, - центурион смотрел на копейщиков в яркой, разноцветной броне: нагрудники были покрашены в зелёный, синий и жёлтый; а нарукавники и поножи в красный, белый и фиолетовый. На головах копейщиков были вытянутые шлемы, от сорока до шестидесяти сантиметров высотой, с длинными хвостами из светлых волос, свисающие с остроконечной верхушки.

    Легионеры оказались в сложной ситуации: с тыла подходили копейщики, с флангов окружали стрелки с мушкетами. Из леса прозвучало:
    - Я - генерал Бин Цень, командир второго корпуса королевской армии Уэй! Вы окружены, сдавайтесь, и я обещаю жизнь каждому...
    - Имперская кавалерия не сдаётся! - центурион поднял правую руку, - Все за мной, идём на прорыв! В лагерь легиона!

    Прозвучал ещё один залп, уменьшив число рванувших вперёд венетов. Проскакав пару сотен метров в сопровождении разлетающейся дроби, уцелевшие видели: сотни копейщиков перекрыли дорогу спереди.
    - Выхода нет, - центурион осмотрел малочисленную группу кавалеристов вокруг себя. Рассредоточиться по лесным тропам не выйдет - все деревья, что их окружали, стояли в дыму от милинских мушкетов.
    - Позор хуже смерти! - центурион подгонял лошадь, - За Империю!
    Его отряд продолжил движение по дороге, к стене из милинских копий.

    * * *​

    Огромный палаточный лагерь был развёрнут четвёртым легионом в полях Фай Ли, недалеко от замка Юэй-Чо: километры открытой местности лишали потенциального противника возможности подкрасться незамеченным. Вторую неделю он служил домом для легиона и перевалочной базой для множества его бродячих отрядов и патрулей, "обеспечивающих порядок в провинции". Для местных это выглядело грабежом и мародёрством по всей округе - во славу Империи Венетти, разумеется.

    Услышав неподалёку звуки выстрелов, генерал Си Фао двинул все подошедшие войска на лагерь, опасаясь, что там вот-вот поднимут тревогу. Заметив орду пехотинцев, копошащуюся вдалеке, часовые подали сигнал, ожививший палаточный город. Из палаток стали выбегать легионеры, большинство были в броне, при оружии - как требовал устав.
    - Тревогаа! Оружие к бою! На позиции! - кричал принцип около его палатки, заставив спящего легата через пару мгновений выбежать наружу. С севера, по склону, на них бежали воины-милины, следом двигалась тяжёлая пехота. С фланга заходили стрелки с мушкетами. Со стороны юго-восточной дороги к имперскому лагерю летела конница Клана Акай.
    - Легат, - к нему центурион, в сопровождении принципов, - Инженеры на позициях. С фланга...
    - Аркебузиров к укреплениям, всем занять позиции! - застегнув шлем, Анний Галл двинулся к южной стороне, - Где мой трибун?
    - Я здесь! Приказ?
    - Идите с центурионом на северные позиции - докладывай по ситуации!
    Кивнув, они разбежались. По мере продвижения возле палаток, Галл собрал возле себя отряд из принципов:
    - Укреплённые форпосты и тысячи солдат! У них нет ни шанса. Легионеры, мы завалим их трупами рвы!

    Когда легат добрался к укреплениям и лучше рассмотрел своего врага, его уверенность получила хороший удар: тьма акайских всадников пересекала поле между лагерем и дорогой из леса. Инженеры за скорпионами и баллистариусы осыпали приближающуюся чёрную массу снарядами, стрелами и дротиками. Линия аркебузиров, под командованием центуриона второй когорты, производила залпы, один за другим. Раненные всадники с криками падали, другие лишались лошадей и их затаптывали те, кто летел следом, но от этого их не становилось меньше. Многие акайцы имели луки, на скаку пускали стрелы в ответ, вынуждая венетов прятаться за укрепления, что замедляло перезарядку. Дистанция стремительно сокращалась.

    С противоположной стороны - в лесу, на пригорке, за битвой наблюдал даймё Одаварра. Он видел тысячи воинов в чёрной, самурайской броне. За спинами каждого реял его родовой флаг: чёрный круг с горизонтальной полосой внутри, не касающейся его, на фиолетовом фоне. Либо же мог разглядеть пёстрые флаги своих вассалов, явившихся на призыв.

    - Что ты видишь, Асигаварра?
    - Новую резню, господин.
    - А я вижу возможность, для нашего Клана, - даймё принял подзорную трубу от телохранителя - глаза были уже не те.
    - Зачем мы отправили своих людей на убой? - желваки на лице вассала едва заметно сдвинулись, - Стоило подождать, пока венеты и милины измотают друг друга, а уж потом...
    - Мы же слышали сигнал, верно? А в этом бою мы с ними на одной стороне, сёгун.

    Лёгкая пехота милинов, о которой говорил Асигаварра, с большими потерями достигла северных укреплений, увязла в выкопанном легионерами рве с кольями. Стоявшие на высоте гастаты не позволяли противнику выбраться по склону из могилы, аркебузиры беспорядочно стреляли в них - пули могли побить кальрадийский железный доспех, а уж лёгкая броня милинов была для них вовсе беззащитна.

    - Баллистариусы! Огонь по тяжёлой пехоте! - центурион бросал пилумы, успевая следить за происходящим, - Произвольный огонь! По готовности!
    Добежавшие с фланга стрелки Уэй открыли ответный огонь, залп из полутора тысяч мушкетов на мгновение заглушил все звуки боя. Просвистевшие пули нашли множество целей, прорядив правый фланг венетов.

    Пуля попала в правое плечо - центурион упал, но остался в сознании. Нестерпимая боль, он попытался подняться, но, мгновенно усилившись, боль не позволила. Лёжа, он слышал крики своих легионеров, продолжавших биться; сделав новое усилие, он смог поднялся.

    Сотни тяжёлых пехотинцев с кисточками на шлемах и полутораметровыми алебардами обошли преграду с кольями и рубили на части уступающих числом ветеранов легиона - это было последнее, что центурион видел.

    - Держаться! Кавалерия на подходе, - вооружившись копьём, легат продолжал удерживать свою позицию. Спешенный самурай упорно рвался к нему, пока лезвие копья легата не вошло в подбрюшье оппонента. Бывалый вояка превозмогал боль и усталость, от колотой раны в предплечье продолжала сочиться кровь. Принципы-телохранители уложили нескольких акайцев, прикрывая командира с тыла.
    Некоторые из акайцев смогли с разгона перепрыгнуть через укрепления легиона; другие попытались, и их лошади остались на кольях. Остальные продолжали пускать стрелы - получая пули в ответ; либо двинули в обход с фланга. Снаряды баллистариусов продолжали пробивать доспехи атакующих, пока прицельный огонь акайцев-лучников не положил их всех.
    - Легат! Легат! - вдали, между палаток, показался запыхавшийся трибун, - Север смят! Варий погиб, выродки прут с тыла!
    - Бери оружие и помогай! - легат прикинул шансы, но не собирался опускать руки.

    Воины в чёрных масках с окровавленными катанами в руках окружили оставшихся обитателей лагеря; с севера к ним на подмогу подошли милины. Расстрелявшие имперских аркебузиров милины заняли их позиции и вели прицельный огонь по строю гастатов.
    - Держать строй! - окружённый легионерами командир не мог поверить в поражение: где кавалерия? Где треть личного состава? Какого чёрта патрули заранее не предупредили о врагах?
    От шести тысяч осталось несколько сотен солдат, продолжающих бой в окружении. Их строй было не просто разбить, и не мало тел, зазевавшихся на мгновение врагов, уже лежали вокруг. От обстрелов число легионеров стремительно таяло. Несмотря на количество противников, легионеры продолжали сопротивление: раздавался лязг катан, стукающих об щиты; стоны тех, кого прошили пули милинов.

    В итоге, в горячке боя легат даже не заметил, как остался один. Два последних противника, с которыми он бился, отступили к десяткам своих. Обернувшись, он открыл рот с намерением отдать новый приказ, но было некому: два десятка принципов, окружавшие его - и те пали. Легат видел вокруг себя лишь тела подчинённых и сотни озлобленных милинов и акайцев - ждущих, когда он сложит оружие.

    Четвёртый легион! Не знавший поражений, с честью носящий имя "Mariusa" - уничтожен?! Вечный позор ему, как командиру... И как солдату. Из строя врагов к нему вышел воин в синей броне: дракон на груди, резные наплечники, шипы на локтях; в каждой руке по вакидзаси. На голове шлем-маска, её губы расплывались в насмешке; карие глаза владельца с ненавистью смотрели на командира имперцев.
    - Стой, Римадо! Приказ даймё! - вышел ещё один сёгун, сняв шлем болотного цвета, - Ты храбро бился, Анний Галл! В такой ситуации можно сдаться.
    Сдаться?! Он уже опозорил себя и имя легиона! Теперь ещё и сдаться? Сейчас остался один выход, возможный для знатного венета - он взялся двумя руками за наградной гладий и, насколько смог, загнал его лезвие под свой подбородок; упал рядом с принципами, вздрогнул в конвульсии.
    - Достойный поступок... Достойного человека, - произнёс сёгун Котио.
    - Трус. Теперь мы лишились трофея! - возразил генерал Си Фао, повернулся к милинам, - Победа за нами! Имперские крысы, забравшиеся в наш дом, перебиты!
    Тысячи голосов радостных файлийцев разнеслись по округе.

    - Почему же, "лишились трофея"? - произнёс добравшийся к ним даймё, - Найдите мне орла легиона! Сегодня одержана великая победа - первая победа над имперцами. Но сегодня мы только объявили войну, генерал.
    Кивнув, командир милинов подошёл к собеседнику и произнёс, глядя в глаза:
    - Это - честь, биться с вами, плечом к плечу, даймё Одаварра, - милин протянул раскрытую пятерню, кольчужная рукавица была в крови. Паузы не было - даймё без раздумий пожал её:
    - И для меня.
    - Смею надеяться, Ваша армия присоединится к нам на осаде Сияня?
    - Конечно, генерал. Передайте от меня вашей прекрасной королеве: "Клан Пикай готов забыть былые разногласия, совместно освободить Фай Ли и идти объединённой армией на Венетти!"

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 апр 2020
  19. Eramou

    Eramou Постоянный

    Зачётная глава получилась, одна из нескольких, что самому нравятся. Глобальные события начинают разворачиваться. Приятного почтения.
     
  20. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 10. Халиф Латыф бен Мансур аль-Фаяз
    В сопровождении городской стражи три десятка сарранидов ехали по многолюдным улицам Карифджана - в направлении дворца халифа. Внешне обитатели города были похожи на сарранидских гостей. Местные были одеты в различные туники, рубахи с короткими рукавами, похожие на тоги венетов. Другие носили свободные и длинные - до пола, одеяния, с капюшоном или платком. Преимущество отдавали светлым тонам. Прибытие знатных чужестранцев было редкостью для здешних краёв, а потому местные не ждали от визита ничего хорошего для себя: они настороженно, но с интересом, наблюдали за тяжёлой кавалерией султана.

    А куда ещё ему было податься? Султан Хаким спешно покинул Шариз на нанятом корабле и в сопровождении личной гвардии - тех, кто уцелел, отправился прямиком сюда - в столицу Халифата, на поклон здешнему владыке. Хаким прихватил все средства, что были под рукой. Сопровождаемая десяткой мамелюков, повозка с этим богатством ехала в центре колонны.

    Несколько дней без нормального отдыха и питания; старый султан был измотан дорогой. Не оправившись толком от ранения и потери сыновей, он столкнулся с новой напастью - имперским легионом. Султанату повезло меньше, чем родокам: второй легион разбил все брошенные против него силы, обошлось малыми потерями. Страна захвачена, некоторые вассалы без боя сдавали врагу свои владения. Имперцам осталось захватить Шариз, да замок Веййя. Не желая увеличивать бессмысленные потери, Хаким приказал сдать их; сам двинул к халифу.

    О халифе он знал очень мало, как и все правители континента: Сальминия была обособленным государством, закрытым даже для ближайшего соседа. В последнее время, любая просочившаяся отсюда новость за несколько дней разлеталась по округе, становясь основной для сплетен на базарах, в тавернах и церквях от Кальрадии, до Фай Ли. Хакима, как и остальных, просветили, что в этом году скончался старый халиф Мансур. Но вот что странно: за неделю, следом за ним ушли из жизни трое его старших сыновей. Никто из них на здоровье не жаловался, однако признаков насильственной смерти не обнаружили, и Латыф, согласно всем правилам и обычаям, занял место отца. Султан слышал несколько версий по этой теме: заговор с применением яда, кара Всевышнего на их династию, проделки имперских агентов, даже тройное совпадение! В любом случае, факт остаётся фактом: простой гвардеец, из отряда телохранителей, одного из почивших братьев нынешнего халифа стал визирем, едва Латыф заступил на трон...

    Погружённый в раздумья, султан не заметил, как они проехали квартал работяг, следом - квартал торговцев, ремесленников. Но представший его взору дворец заставил вернуться на бренную Землю: вокруг были цветущие сады и беседки, фонтаны и деревья разных видов. Знатные мамлюки прогуливались по округе; стража на постах, а слуги незаметно суетились по своим делам. Перед входом во дворец раскинулся водоём, внушительных размеров, с фонтаном в центре. Высоко над головой светились на солнце купола с полумесяцами. Роскошную крышу здания подпирали античные колонны; стены были украшены мозаикой и извилистым орнаментом.

    - Ваши люди останутся здесь. Прошу сдать оружие и следовать за мной, - поклонившись, один из стражей указал на волнистое отверстие в стене, - Великий ожидает.
    Зайдя внутрь, обезоруженному Хакиму бросился в глаза высокий потолок. Он и сам любил такое во дворце Шариза; здесь было выше раза в два, стены украшены арабесками, как и внутренняя часть купола.

    Он поднялся по центральной лестнице, миновал два коридора - повсюду были стражники, не сводящие глаз; жестом указывали гостю его дальнейшее направление.

    После очередного поворота, султан оказался в небольшой комнате, на полу которой сидел молодой парень, лет двадцати. Чёрные глаза, аккуратная бородка, волосы скрывал головной платок; пёстрая расцветка его кафтана с объёмными рукавами выделялась на фоне ковра, на котором расположился правитель. Согласно обычаям Халифата мамлюков, этот парень обладал абсолютной властью, которая не снилась другим монархам на материке, даже императору венетов. Духовный и военный лидер, он совсем не имел конкурентов и противников его решений. Разговоры за спиной - да, но за такие разговоры можно в мгновение ока и с головой проститься.
    Остановившись, гость поклонился, насколько позволяла больная спина:
    - Приветствую Вас, владыка.
    - И тебе не хворать, Хаким. С чем пожаловал?
    - С дарами... И просьбой. Великий, беда у нас: вражьи армии убивают сарранидский народ, веру навязывают, да порядки...
    - Это кара Всевышнего, ты забыл наши заветы. И обычаи нарушаешь.
    - Да, мудрейший, уже сполна поплатился - потерял сыновей, армию... Власть утратил...
    - Вот об этом я и говорю: в твоём-то возрасте! Иметь двух сыновей? Твои вассалы не считают тебя лидером, твои солдаты не веруют, а потому боятся и терпят поражения. Не мудрено, что Султанат докатился до такого жалкого состояния, с тобой во главе.

    Хаким спокойно выслушивал критику юноши: он смирился с мыслью, что его жизнь и история рода завершается. Но взятая на себя ноша правителя не давала забыть о сарранидском народе, во благо которого он был готов терпеть:
    - Светлейший халиф Латыф бен Мансур аль-Фаяз, Вы - последняя надежда сарранидского народа! Я прошу, я умоляю Вас! Вмешайтесь! Мы не сможем...
    - Ты видел, как охотятся львы?
    Гость замолчал.
    - Начинают львицы. Они выжидают в засаде. Пока не наступит удачный момент, когда другие - загонщики, не направят выбранную ими жертву прямиком в лапы остальных. Лев вступает в дело, если добыча крупная, и нужна его сила... В нашей ситуации, добыча ещё и между собой грызётся. Посмотри: сегодня я захватил твою страну, не потеряв ни одного воина. Ты, ведь, готов стать моим вассалом?
    - Готов на что угодно, ради спасения своих людей...
    - Хорошо. "Что угодно" мне от тебя не нужно - клятвы верности вполне достаточно. Ступай, стражники разместят тебя и твоих людей. Ступай - ступай, - халиф помахал рукой, - Сначала мы разберёмся с ведроголовыми, а потом вернём тебе нашу страну.

    Поклонившись, Хаким вышел. В дверном проёме сразу появился высокий человек:
    - Великий, к Вам ещё один посетитель.
    - И кто же, Бакир?
    - Думаю, его история будет вам интересна. И прибыльна.
    - Зови.
    - Он уже здесь, - визирь вошёл в комнату, следом появился Ми Кьйонь.

    * * *​

    - Так близко и так соблазнительно, в то же время не доступно - бритый наголо человек в кольчуге глядел из окна на берег, продолжая диалог, - Всего несколько километров от нас, уже корабли стоят...
    - Комтур! Провизии в замке нет! Наши запасы воды на исходе. Закончатся через пару дней. Максимум - четыре.
    - Да. Неверные того и добивались... Потерять две сотни братьев, чтобы умереть от жажды в захваченном замке, - он развернулся к рыцарю.
    - Мы отправили ещё одного голубя.
    - Собьют. Да и толку?! Мы отрезаны, а ландмейстеру некого послать на подмогу. Будем прорываться к галерам своими силами.
    - Шакалы только того и ждут! Под стенами отряды янычаров...
    - Брат, всё лучше, чем продолжать голодать и остаться без сил. А потом эти подонки придут и перережут нас, как свиней! Собираемся, это приказ.
    - Да, комтур.

    Спустя сорок минут открытые ворота замка Бен-Нех стали пересекать сотни воителей в кольчугах и латах; поверх брони виднелись чёрные сюрко с белыми крестами на груди. После арбалетчиков и меченосцев появились десятки рыцарей, верхом на дестриэ. В руках - длинные копья с вымпелами, гребни из белых перьев на топфхельмах. В центре воинства передвигался отряд братьев, несущих метровые знамёна Ордена креста.
    - Решили не мучаться, - Нуриман аль-Масгус следил за действиями противника, - Приказ янычарам: открыть огонь, пусть неверные не расслабляются.
    Находящийся рядом эмир Кутдус взмахнул рукой - трубачи-сальмины подали сигнал.

    Выстроенные полумесяцем вдали от ворот замка тысячи стрелков дали залп из фитильных мушкетов: металлические шарики разлетелись вдаль, в направлении крестоносцев. Пули ударили в стены Бен-Неха, другие не достигли даже их. Несколько "счастливчиков" повалилось, другим не пробило защиту - доспех и щит на спине. Воины развернулись, кто-то из арбалетчиков хотел ответить болтами.
    - Не отвлекаться, продолжать движение! - дважды выкрикнул им комтур, двигаясь вдоль строя, во главе отряда тяжёлой кавалерии.

    - Атакуем, генерал?
    - Подожди, никуда не денутся. До побережья сколько? Километра четыре?
    - Три.
    - Вот и пускай прогуляются под солнышком. Дайте время янычарам, - отозвался Нуриман, осматривая мамлюкские сотни, находящиеся в его распоряжении.

    Крестоносцы продолжали идти к спасительным судам, растянувшись вдоль западной стены замка, не желая попасть в окружение. Жара, тяжёлые доспехи, движение в темпе, но хуже всего - предстоящий бой с многократно превосходящими силами противника, чьи зелёные знамёна с вязью развевались за спиной.

    Когда войска комтура Жака отошли от ворот, добрались до середины стены - генерал Нуриман отдал новый приказ, мамлюкская конница ринулась в бой. Сотни воинов с ятаганами и копьями, в кольчужной броне; верхом на пустынных лошадях. Лица наездников были обмотаны платками, у каждого на голове - шлем с куполом на макушке.

    Построенные Жаком арбалетчики обрушили шквал болтов на приближающуюся лёгкую кавалерию. Мечники и копейщики приняли на себя первый удар волны, которая попыталась обойти их с фланга, не ослабляя напор. Копья и алебарды оказались серьёзной угрозой для незащищённых бронёй лошадей. Латники рубились до конца, до последнего затрудняя проходимость новым противникам; арбалетчики поддерживали братьев огнём.

    Крестоносцы удерживали позиции у стены, но звуки мушкетов изменили ситуацию. На стену и башни продолжали забегать со двора всё новые янычары, подгоняемые Кутдусом; их длинные, красные кафтаны скрывала пороховая дымка. Короткая дистанция: крестоносцы под стеной стали мишенями, по которым вели прицельный огонь. Во главе рыцарей комтур двинул в лобовую атаку на заходящих с фланга мамлюков, чтобы преградить им путь к оставшимся арбалетчикам; но с тыла ударила вторая часть мамлюков, обогнув замок с восточной стороны. Братья креста оказывали ожесточённое сопротивление, но усилиями тысяч сальминов этот бой закончился очень быстро.

    * * *​

    - Где обещанные галеоны?! Где хвалёный легион, я тебя спрашиваю! - стоящий в полуметре от посланника ландмейстер пытался прожечь его взглядом, - Отвечай, собака!
    - Послушай, Андрэ, ты сам... - его заткнул удар кольчужной рукавицы, потом обрушился ещё один. Закашлявшись, задыхающийся бородач рухнул на деревянный пол резиденции Ордена.
    - Ландманн Андрэ де Штифлер, для таких сучьих детей. Выбирай выражения, пока все зубы не выбил! Ты понимаешь, с кем толкуешь? В какой ситуации оказался?! - командир Ордена смотрел, как поднимается посетитель, потирая красное пятно на щеке, - Совместное наступление, щаз!
    - Я прошу прощения, господин. Император Мариус уже направил армаду вам в помощь! Видимо, по пути возникли...
    - Я сыт по горло твоими сказками, Вальдим! - ландмейстер направился к нему, намереваясь приложиться ещё.
    - Можете меня бить, резать - ничего не изменится! Корабли на горизонте от этого не появятся! - видя, что крестоносец остановился, Вальдим облегчённо сглотнул и продолжил, - Я-то в чём виноват? Я - посол, моими устами говорит сам император, а потому...
    - Ещё захотел, балабол? - Андрэ схватил за ножку ближайший стул, но, видя страх пятящегося гостя и осознав бесполезность затеи, поставил мебель обратно.

    В этот момент рыцарь-караульный со скрипом отворил дверь, в комнату с трудом забежал комтур Жак: левый кольчужный рукав в крови, нога обмотана покрасневшей тряпкой, а сюрко заляпано грязью.
    - Вернулись? - ландмейстер с надеждой взглянул на него.
    - Я один. Это было самоубийством. Расстрел! Всех перебили. Потом казнили пленных и раненных, а меня отпустили на корабль. Они сказали: "передай главному, теперь мы придём к вам!"
    - И всё?
    - Так точно.

    - Пять сотен наших братьев! - Андрэ схватился за единственный клок светлых волос на бритой голове, дёрнул с силой; ощутив боль, опустил руку, - Пять сотен...
    Он замолчал, сел на стул. Как так?! Люди, с которыми он прибыл сюда, воевал плечом к плечу; единомышленники, которые доверились ему и выбрали своим командиром! Ушли на небо... Вот что бывает, когда начинаешь верить проходимцам и перестаёшь рассчитывать только на свои силы! Глаза бегали по шершавому полу, пока не наткнулись на сандали, волосатые ноги. Он посмотрел выше: красный плащ за кожаной бронёй с орлом, короткие рукава красной туники, тощая шея и обросшее лицо Вальдима Незаконнорожденного.
    - Ты! Всё это ты! Итог твоих игр и уловок! Твоего богомерзкого Мариуса! Вы живёте, вместо моих братьев! Да я ж, - стул полетел в цель, но она увернулась.
    Получив сзади пинок от Жака, Вальдим вновь оказался на полу. Подбежавший ландмейстер приподнял его, схватил за грудки; тот завопил:
    - Если вы убьёте меня... Всем договорам с Империей конец! Конец всем вам и вашей борьбе! Отпустите! Прошу!

    Ослабив хватку, ландмейстер оттолкнул его:
    - Ты жалок... У тебя день, чтобы покинуть остров Креста. Мне плевать, как и на чём ты будешь это делать! Либо сам окажешься на кресте - вы, ведь, любите такое. И передай своему хозяину, что пора поднять свой королевский зад и начать шевелиться! Чтобы прислал нового посла, вместе с флотом! Легион! И меня никак не колышат ваши договора и переписки! Чёртовы бюрократы! Лизоблюды! Лицемеры! Идиоты конченые, перебив нас, Халифат найдёт другое занятие! Так и передай!

    Проводив выбегающего Вальдима взглядом, выпустивший пар Андрэ обратился к брату-комтуру:
    - При любом раскладе - уже не успеют.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 6 апр 2020