ВЕРНЫЙ ПУТЬ

Тема в разделе "Eramou Стихи и проза", создана пользователем Eramou, 24 ноя 2019.

  1. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 11. Доброе утро!
    Несмотря на распахнутые настежь окна, в спальне императора было слишком жарко. Ещё духота, не привычная для четвёртого месяца - Мариус скинул с себя одеяло. Он смотрел на неподвижные занавески из багровой ткани с жёлтыми бутонами. Слишком стремительно изменилась погода... Хотя... сейчас же пятый месяц, вчера было двадцать пятое, или двадцать шестое? В суматохе последних недель он потерял счёт времени.

    И снова один; похоже, что Сеппия второй месяц не может отыскать его комнату в коридорах императорского дворца. Затянув тогу поясным ремнём и нащупав ногой под кроватью сандали, Мариус вышел из спальни и пересёк комнату, ведущую в коридор: по краям стояли мраморные бюсты отца и деда, справа от них висели картины торрийских мастеров. Разглядывая речушку, огибающую камни, изображённую на одной из них, император прислушался: из-за двери, за стеной, доносились обрывки фраз. Кто-то спорил в пол голоса, не желая его разбудить.

    Открыв дверь, Мариус увидел сборище венетов: военные и политики, советники и прислуга, все они пытались добиться от преторианской стражи разрешения войти. Когда дверь отворилась, их внимание переключилось на Мариуса, успевшего возмутиться:
    - Что здесь происходит?
    В ответ взволнованные сограждане хором принялись что-то тараторить; в этом многоголосье сложно было разобрать что-либо. Было ясно, что причина весомая, раз она заставила их подняться до обеда и посетить дворец.

    - По одному!
    - Ваше Величество, седьмой легион разбит в Родокии! Файлийцы объявили нам войну: четвёртый легион уничтожен, как пишет легат Белз, а пятый закрепился в Сияне, город уже в осаде! - выпалил один из сенаторов.
    - Милины объявили?
    - Нет, вся Фай Ли! И Уэй, и Акайский клан! - встрял советник, - И ещё одно, Ваше Величество...

    Произошла заминка: советник замолчал, ему не хватило духа сказать; тогда слово взял легат Арреций:
    - Император. Вчера вечером, из дворца, неизвестными была похищена ваша дочь. Они перебили несколько стражников и скрылись - ведутся поиски.
    - Моя? Чего... Шутить задумали, - на мгновение Мариус растерялся, пытаясь переварить всё вышесказанное, - Кто? Зачем? Заговорщики...
    - Экстренная ситуация: надо собрать всех на совет, - продолжил легат, - Решить, что предпринять, выработать план.
    - Да, распорядитесь, - Мариус попытался сориентироваться и взять себя в руки, - На первом этаже, в зале... А это даже хорошо...
    - Почему? - отозвался последний из спускающихся по лестнице венетов.
    - Сейчас мы сможем заткнуть этих... - император продолжал рассуждать вслух, не замечая вопроса, - Если бы это началось через неделю, и с ними был Халифат...

    Когда все разместились за столом комнаты для приёмов, сенаторы занялись привычной для себя демагогией: обсуждали причины случившегося, методы воздействия и переговоры с восставшими. Консул Авл Публий собрал вокруг себя компанию доверенных ораторов и устроил очередной спор; с другой стороны был легат Октавиан Секстий и сенаторы, поддержавшие его точку зрения - только силовой вариант! Они поднялись с мест, размахивали руками - в комнате стало шумно, дело шло к драке. Сидящий по правую руку от императора Арреций Тициан молча ждал, когда Мариус всё это прекратит.

    Правитель Венетти смотрел на эту картину, как на наглядное свидетельство того, к чему приводят хвалёные традиции, когда каждому дают право голоса и надо учитывать мнение любого встречного-поперечного. Столько проблем, новых задач, требующих немедленного решения... А эти болваны спорят о какой-то абстракции, смотрят поверхностно. Откуда тот, кто всю жизнь занимался делами провинциального города, может знать о военном деле?! Отчаянное положение требует радикальных мер, пора становиться Империей, не только на словах.
    Мариус поднялся:
    - С сегодняшнего дня в государстве вводится особый порядок! Все гражданские лишаются избирательных прав, голоса на форуме... И форумы мы закроем. На этом совете могут присутствовать только командиры легионов! - он снова присел, а разъярённые возгласы сенаторов переключились на его персону.

    - Арреций, убери их отсюда, и мы, наконец, сможем заняться делом.
    - Будет исполнено. - легат поднялся, с намерением выполнить приказ, - Преторианцы! Выведите гражданских за территорию!
    - Это не к чему, - отреагировал консул, - Мы уйдём сами... Но такое поведение не останется без последствий!

    Когда все лишние по его мнению покинули зал, а стража закрыла двери - они остались втроём, император взял слово:
    - Первым делом: второй легион на Альянс. Подавить их, смять окончательно, пока к ним не присоединилась вся Кальрадия. Флот перебросил третий легион на остров Креста?
    - Новых вестей от Вальдима пока нет.
    - Немедленно туда! Свяжись с Титом - надо усилить крестоносцев, чтобы у Халифата руки не чесались влезть в наши дела...
    - Что делать с Фай Ли? Мой легион готов выдвигаться, - Октавиан включился в планирование, - В любой момент.
    - Если смогли уничтожить четвёртый - твоего будет мало, - ответил бродящий по комнате Арреций, - Два наших легиона смогут снять осаду с Сияня, где зажаты оставшиеся силы. Зайдём с флангов - окружим и перебьём. Объединимся с Белзом, получится более двадцати тысяч легионеров - станем продвигаться в города, шаг за шагом, по всей Фай Ли. Император?

    - Нет, на файлийцев у меня другие планы. Организуйте оборону на восточной границе - они сами придут. Легату в Сиянь передайте, чтобы удерживал позиции: милины не смогут взять город с легионом в гарнизоне, увязнут и захлебнутся. Это вынудит их капитулировать.
    Император переглянулся с легатами:
    - Октавиан, рвёшься в бой? Это хорошо, веди своих в помощь второму легиону. Зачистить любое сопротивление... Не хотел я такого, но если не понимают? Арреций, ты нужен мне здесь, для поддержания порядка в тылу. Консул и сенаторы явно что-то замышляют, возможно есть ещё сообщники... Эти “звероголовые” чинят беспорядки по всей Империи, откуда у них средства? В условиях войны - самое время для этих змеёнышей, чтобы поднять бунт. А кроме преторианцев - на кого опереться? Твой легион, да Тита, но он далеко... Октавиан, без обид.

    - Император, мои центурионы и принципы пресекают любое инакомыслие в строю! - командир поспешил оправдаться.
    - И всё же, оно есть. Теперь о главном: почему до сих пор не ясно, кто похитил Августину?!
    - Два варианта. Либо это кто-то из заговорщиков, о которых упоминали; из "своих", - Арреций махнул головой в сторону двери, - Либо кто-то из приглашённых кальрадийцев.
    - Не посмеют, хотя... Проверьте всех, подключите Луция.
    - Одно ясно точно: в столице её уже нет.
    - Как вообще можно было допустить такое?! Куда смотрели агенты? Преторианская гвардия?! Всех на поиски!
    - Император, все виновные уже наказаны. Секстий землю носом роет... Найдут и доставят.
    - А что с Марком Пицилием? Который проморгал ситуацию в Фай Ли, несмотря на денежные потоки, идущие регулярно в руки его никчёмных агентишек?
    - Пицилий в Сияне, со слов легата.
    - Пошлите весточку, пусть с ним разберутся. И добавьте, что мы их не оставим.
    - Легион. Запасов провизии им надолго не хватит, они отрезаны. Как организовать снабжение? Надо обеспечить безопасность, чтобы караваны могли пройти через милинов, - встрял обеспокоенный Октавиан. Мариус зло бросил взгляд через плечо:
    - Всё знаю, я читаю ваши донесения. Я уже отдал приказ: сначала Кальрадия, потом зароем этих. Что не понятно?!

    * * *​

    По прибытии в свой город король Ямбрин провёл два последующих дня как на иголках, ожидая прибытия Борчи с пленницей. За это время он выбрал лучшую комнату во дворце и назначил стражу из числа проверенных дружинников. Лично проверил её новое жилище на наличие колюще-режущих, прочих опасных и подозрительных предметов. Ямбрин сделал со своей стороны всё, чтобы обезопасить девушку от каких-либо глупостей.

    Когда они наконец-то прибыли в Брешти, король успел вновь рассмотреть и полюбоваться ею из окна: поразительное сходство! Он немного успокоился, видя, что она цела; помощник даже додумался одеть на неё кафтан с мехом. Выдав Борче и Лезалиту первую из обещанных еженедельных выплат, он решил продержаться и обождать ещё два дня: дать ей время прийти в себя, свыкнуться с реальностью. Ожидание стало настоящей пыткой, испытанием на прочность. В эти дни он получил два письма, которые помогли направить мысли в другое русло и отвлечься.

    Одно от императора - первое письмо венетов с печатью, которое не было написано рукой Фолька и не подписано "Луций". Мариус требовал незамедлительно выступить на Кергитское ханство - перебить всех степняков, каких сможет найти. Император лишь продолжал угнетать и угрожать, ничего не предложив взамен.

    Второе - от короля Беланза, который обещал, что, в случае присоединения Вегирса к силам Альянса, Ямбрину будет прощено сотрудничество с имперцами. Вскользь родок похвастался, что разбил имперский легион, при содействии свадийцев и кергитов. Мол, беги к нам, пока мы добрые! Конечно, три страны! Да по одному его войско раскидало бы каждого из них, как щенков! Собрались в стаю, теперь диктовать стали!

    Решили, значит, завалить трупами вегиров своего врага? Умно, а что Вегирсу? Что получит от продолжения войны он сам? Уже получил всё, что хотел... А все эти Беланзы и Мариусы - только раздражитель, очередная заморочка, свалившаяся на голову, занятую совсем не этим. Он вновь стал думать о девушке, как всё устроить, не испортив по дурости. В таком состоянии было трудно думать о делах государства, даже полностью осознавая угрозу...

    Ситуация меняется, очень стремительно. Нужно верно всё взвесить и принять выгодное для своих решение. Как это сделать? Ответ пришёл сам собой - Борча. Хитрый кергит как никто подходил для таких ситуаций, требующих извлечь выгоду для себя. Король показал ему письма, вместе они обсудили всё, за трофейной бутылью из Беории, после чего оказалось, что в этой ситуации их мнение совпадает. Ямбрин решил проигнорировать обе стороны - разыграть свою карту.

    Поутру он направился к своей пленнице. Распахнув дверь, король увидел её сидящей на кровати, вжавшись в угол: измятое платье с того вечера, когда он повторно с ней познакомился. Августина подняла голову - на него смотрели те самые, хотя чуть опухшие и заплаканные, глаза. Её голос едва-заметно дрожал, как и тело; обхватив согнутые в коленях ноги, она посылала в его адрес угрозы и проклятия, требовала вернуть домой. Несмотря на все обидные выражения и брань, Ямбрин не мог сдержать улыбки: это был её голос! Такой родной, его мелодичность для вегира была милее всего на свете.

    Стоило ему сделать пару шагов от двери - всё стихло. Смутившись, король произнёс, стараясь, чтобы голос не звучал по привычному грубо:
    - Прости, что так вышло. Я не хотел этого, правда. Тебе не нужно бояться, здесь тебя никто не тронет. Даю слово. Если что-то нужно, скажи мне или страже - всё достанем, даже...
    - Верни меня домой! Сейчас же! Зачем ты меня похитил?
    - Ты не поймёшь... Возможно, позднее. Потом, если я...
    - Никто не поймёт! Ты ненормальный! Когда отец узнает, тебе не сдобровать! Всей твоей банде и городу! Отпусти домой... Пожалуйста. Если сам вернёшь - я попрошу отца, чтобы...
    - Прости, не могу. И... - он замолчал, - Августина, пойми, так будет лучше. Если ты уверена, что отец тебя найдёт - не волнуйся.
    - Конечно найдёт! Легионы придут, как только узнают, где я.
    - Вот и хорошо. Всех бандитов убьют - тебя спасут. Не переживай, поешь лучше, - он указал на нетронутый за два дня поднос с продуктами, - А то не протянешь до их прибытия. Дак тебе что-нибудь нужно?
    - Свежего принеси!
    - Хорошо, принесут. Я потом загляну, - Ямбрин стукнул по двери, дружинник скрипнул ключом в замке, - Ещё раз, извини меня.

    Оказавшись снаружи, он решил предупредить всех, чтобы держали её в неведении, не болтали о разгроме имперцев. О том, что творится вокруг - надо оградить от этого. Ни к чему лишние потрясения, и так несладко - избалованная имперская принцесса оказалась в чужой, холодной стране. Так ей будет спокойней, а значит и ему.

    * * *​

    Второй легион Империи Венетти триумфально вошёл в Шариз. Калиф Ганава, на которого Хаким оставил город, улыбчиво встретил легионеров перед городскими стенами; подсуетился, чтобы разместили красную, бархатную дорожку у ворот.

    По прибытии командование привычно расположилось во дворце бывшего правителя: легат Апрониан сидел в личных покоях султана, а перед ним, на маленьком столике, среди пары сарранидских графинов, лежали пергаменты с информацией о судьбе семьи. Легат узнал, что его единственный сын, служивший принципом в составе седьмого легиона, погиб в битве при Флавии. Из другого стало ясно, что супруга благополучно добралась до острова Каттира - стараниями людей Авла Публия; консул подробно расписал ситуацию внутри Беории.

    В комнату забежал центурион Креспин с ещё одним пергаментом:
    - Легат! Срочное послание от императора, только что доставили. Открыт второй фронт, в Фай Ли! Император жаждет, чтобы мы отомстили родокам, - он улыбнулся, - У нас есть шанс обойти первый легион по количеству наград! Мы получим почётную ленту и знак отличия на знамя.

    Не сможем... А если получим - уже не Мариус её вручит, - подумал Вепсан. Теперь его ничего не сдерживает, а ситуация располагает...
    - Собери легионеров на городской площади, я произнесу речь.
    - Отлично, легат! Вижу, у вас наконец-то появился боевой настрой!
    Ещё какой, - с грустью улыбнулся Вепсан, спускаясь в холл дворца за центурионом.

    Когда когорты были построены перед городским помостом, на котором возвышались все командиры легиона, легат обратился к толпе:
    - Солдаты и офицеры второго легиона... Сограждане! Сейчас для нашего дома, нашей Родины наступили тяжёлые времена! Она окружена кольцом врагов, несколько легионов разбито. Вы знаете меня десятки лет: я никогда вам не врал и не избегал сражений. Вместе мы получали раны и заслуженные нашивки на знамя, вместе разбили армию Уэй... Помните нашу победу под Чинаем? А после - наш легион взял Мин-Лу...

    Были времена - последняя война не сравнима с ними. Сегодня мы с лёгкостью овладели столицей врага, а затем мне пришёл новый приказ от Мариуса: захватить Флавию! Но я не стану этого делать. Впервые в жизни, я проигнорирую приказ! Объясню, почему. Ветераны, как и я, помнят, как обстояли дела при Августе... А как сейчас? Расплодились нахлебники, срезающие довольствие. Даже нам - которых бояться, поставки не приходят вовремя! Теперь представьте, как живут ваши семьи и Беории! Деспот Мариус спускает все средства казны на себя и приближённых, пускает пыль в глаза сограждан. За его праздниками и кровавыми игрищами ничего нет! Нас отправляют убивать и умирать, только ради собственной гордыни! В убийстве безоружных крестьян нет и не может быть доблести и славы!

    Выслушивая всё это, центурион Креспин всё больше менялся в лице, не столько от речи, сколько от того, что спятившего Апрониана до сих пор никто не заткнул, не отрезал язык!

    - ...и несмотря на все славные победы легионов, наши потери и лишения, страна продолжает погружаться в хаос, в непутёвых руках. Мариус - вот главный враг, смертельная опасность для Родины, а не Флавия, Шариз, Смерхольм, Сиянь или любое другое из мест, о которых мы даже не слышали! Он не достоин звания "императора", и я собираюсь его свергнуть! Сейчас выбор за вами: продолжить идти за верным вам командиром, либо казнить меня, как предателя.

    Повисла пауза: легионеры переглядывались, ожидая, что будет дальше.
    - Мы пойдём с тобой, легат, до конца! - прервал молчание стоящий по левое плечо от командира центурион Флавий, - Пойдём за тобой, куда прикажешь!
    - Предатели! Легионеры, за мной! - центурион Креспин достал гладий, желая всё прекратить, ринулся на них справа, - Слава императору!

    Его поддержали несколько принципов и центурион Силий. Легат, его трибун, Флавий и ещё один принцип вступили с ними в противоборство - легионеры на площади продолжали стоять, как истуканы.

    Флавий заколол не сумевшего увернуться Силия, взялся за принципа. Центурион Креспин схлестнулся с легатом; его заколотый трибун уже лежал неподвижно.

    Отступив от гладия Креспина, легат контратаковал - блок, после которого легат получил удар ногой, пошатнулся, но смог увернуться от приближающегося лезвия. Командирский гладий полоснул справа по броне центуриона, не навредив владельцу.

    Глядя на изменившуюся ситуацию, Руфин ввязался в схватку, на стороне Флавия: вместе они уложили ещё одного принципа. Креспин пошёл во-банк, действуя более агрессивно, навязывая противнику оборону. Апрониан поставил блок, потом уворот, неудачная попытка атаки - ещё уворот... Неожиданно противник легата осел с пилумом в кровоточащей ноге; второе попадание уложило центуриона на деревянное перекрытие. Следом рухнули поддержавшие его принципы: второй легион сделал свой выбор.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 11 апр 2020
    epilect нравится это.
  2. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 12. Последний бой де Штифлера
    Завершив очередной обход после разминки на палубе, Йохан ударил по её борту: доставившие имперцев на остров Креста торговцы ушли обратно на Каттиру, а он вынужден наблюдать и бездействовать! День - ночь, день - ночь; а викинги превратились в стражников островной гряды, ощущая себя дворнягой на привязи! Жара, штиль - а от группы Коня так и нет вестей...

    - Тан! По левому борту! - его размышления оборвал повеселевший Сигурд.
    - Опять плавники, чтоль? - Хоконссон подошёл к нему, сжимая подаренную милином трубу.
    - Лучше - флот из Сальминии!

    * * *​

    Арбалетчики на стенах, инженеры собрали катапульты на башнях; прибрежная стена укреплена, решётка ворот опущена - братья наготове. Топфхельм уже защищал голову ландмейстера, смотрящего через щёлки на приближающегося с моря врага: десятки кораблей обходили эту часть острова, с намерением окружить с побережья его крепость - Тюрн.

    Ощущение не из приятных, Андрэ сходу не смог разобрать, что испытывал. Это не малодушие, от очередной битвы с превосходящими силами. И не страх смерти - каждого рыцаря креста, павшего в проклятой Сальминии, ждёт Рай и вечная жизнь. Но и не жалость, по отношению к потерям со своей стороны... Тогда что же гложет его изнутри?

    Обида. Ни семьи, ни владений в Свадии - всю свою жизнь ландмейстер посвятил этой войне; потомственный дворянин, как и многие из его братьев. Столько усилий, чтобы создать на острове эту крепость; он мечтал, что со временем она превратится в город - столицу государства, которое уничтожит Халифат. Столько загубленных жизней и судеб, чтобы закрепиться здесь. А сколько пришлось провести переговоров и потратить средств - не только его, но и Гравета, Гарлауса, Мариуса и многих других. А сегодня всё закончится... Поражением! Обидно, до боли в груди.

    Ландмейстер подал сигнал - камнеметательные машины начали обстрел. С башен Тюрна гроздьями разлетались валуны в направлении мамлюкского флота. Разлетаясь по площади, они попадали в воду гораздо чаще, нежели в деревянные каркасы. Поражённые ими суда останавливались, тормозя тех, кто шёл следом. Мамлюки спускались в трюм, пытаясь вычерпывать воду, заделать пробоину. Два корабля - где попадание оказалось удачным - довольно быстро погружались на дно; команда перешла на соседний борт.

    - Развернуть все галеоны! Дайте ответный залп! - эмир Харун бен Рахман наблюдал за происходящим с флагмана, - Галеры к берегу!
    Самые крупные из флотилии - купленные в Фай Ли галеоны - продолжали идти во фронтальную атаку, намереваясь дать пушечный залп. Галеры с мамлюкской пехотой и более мелкие суда рассредоточились, обходя Тюрн с флангов.
    - Пригорок - помеха! Стоит обойти с фланга! - произнёс Кутдус, глядя, как вставшие боком галеоны начали обстрел крепости.

    Набрав скорость, драккар Йохана Хоканссона продолжал двигаться к острову Креста.
    - Вот это зрелище! Хахаа! - тан присоединился к своим гребцам, - Быстрее! Это стоило того, чтобы ждать! Налегай, пока не пропустили всё веселье!

    - Огонь по готовности! Занять позиции за стеной! - ландмейстер проверял посты, - Сейчас они высадятся, но им будет несладко!
    Ядра продолжали летать в направлении крепости, нанося повреждения, вынуждая стрелков укрываться. Одна из башен подверглась нападкам больше остальных: катапульта уничтожена, на залитом кровью полу лежали тела арбалетчиков.

    Комтур направил наверх другую группу - перебросил с позиции на стене:
    - Не сомневайтесь, братья! С нами Бог - он направит руку!

    Первые галеры уже достигли берега, отряды пехоты с их бортов устремились к крепости.
    - Смотри, Кутдус! Уже трещина пошла! - Харун бен Рахман следил за ударами, которые продолжали обрушиваться на крепостные стены, - Весь огонь по фронтальной стене! Крепость хилая, осыпается! Передайте - пусть обрушат мне эту стену! Весь огонь по ней!
    - Нужно пробить боковые, с нескольких направлений легче попасть внутрь! - ответил эмир.
    - У нас тысячи, а их - меньше сотни! Не удержат брешь!
    Очередной валун летел прямо в палубу флагмана. Успев заметить, Кутдус прыгнул за борт. Часть верхней палубы разворотило, но корабль остался на плаву. Эмир Харун подбежал к разбитой палубе, глядя на плавающего внизу эмира:
    - Человек за бортом! Выловите нашего трусишку!

    Обмен снарядами продолжатся: ещё несколько мамлюкских кораблей ушли на дно, сальмины плыли на берег. Пехота, принимая болты, упорно продолжала тащить лестницы с побережья к стенам. Воины гибли - другие хватали лестницу, продолжали дело павших. Десятки высадившихся мамлюков превратились в сотни: укрываясь за легкими щитами, они бежали к Тюрну.

    Арбалетчики продолжали вести огонь, мечники заняли позиции за пострадавшими участками стены. В ответ крестоносцам уже прилетали сальминские стрелы и пули янычаров. Галеоны прекратили огонь, и причалили к берегу: к штурму присоединилась тяжёлая пехота мамлюков, под руководством генерала Нуримана.

    Немного восточнее Нуримана причалил драккар северян, викинги спрыгивали в воду, бежали по песку, в сопровождении удивлённых взглядов сальминов.
    - Стена щитов! - Йохан устремился к пригорку, - Все за мной!
    Следом за ним бежал Сигурд, укрываясь от болтов:
    - Не растягиваться!

    Отряд хорошо защищённых воинов двинулся к стене, вокруг суетились сальмины: продолжался обмен снарядов, несколько лестниц достигли восточной стены, но крестоносцы Жака продолжали отбрасывать их. Одна из катапульт продолжала обстрел - теперь в гущу сальминов, заполонивших берег.
    - Продолжать огонь! Стоять до последнего! - укрывшись за стеной, Андрэ де Штифлер продолжал рубить пытающихся проникнуть через метровую трещину врагов, - Убейте их всех!

    Число защитников Тюрна сократилось, но братья продолжали держаться, каждый на своём месте: возле брешей в стенах появлялись всё новые и новые трупы.
    - Стоять! Стрелки! Сбейте их, - Нуриман аль-Масгус остановился в пятидесяти метрах от стены, окружённый янычарами, - Прорядите строй... Это кто?

    Генерал смотрел на отряд викингов, занявших позицию у стены. Тан продолжал расчищать путь, круглые щиты северян прикрывали его от огня арбалетчиков с правой башни. Мечник продолжал резать воздух, не давая продвинуться вперёд: Хоканссон сделал выпад, кромка топора ударила в лицо. Воин креста отшатнулся назад, из носа шла кровь - тут же получил рубящий удар сверху; рухнул под ноги тана. Не успел выбраться за стену - появился второй защитник с крестом. Тан среагировал - двуручный топор вошёл в предплечье, противник осел. Опершись ногой на тело, извлёк из него оружие, затем двинулся дальше. Несмотря на рост и крупное сложение, тан двигался довольно резво, поэтому арбалетчик промазал; получил после выстрела топор в грудину - точный бросок от появившегося следом Сигурда. За ними стали просачиваться остальные северяне.

    - Бейте по стенам! Свалить арбалетиков! Пехота, в атаку! - сориентировался генерал сальминов, - Поддержите их огнём... Кем бы они не были.

    Мушкеты янычаров продолжали косить последних арбалетчиков на стенах; левый фланг крепости был сломлен, мамлюки медленно просачивались во двор. Правый фланг продолжал удерживать отряд комтура: крестоносцы рубили забирающихся на лестницу сальминов, опрокидывали её, после чего, рядом появлялись ещё две...
    - Мы так целый день можем! Всех изрублю, - ударом щита комтур сбросил очередного оппонента вниз. Подошёл ближе, заколол ещё одного сальмина: падая, тело повалило двоих карабкающихся следом на землю. Рыцарь с алебардой опрокинул соседнюю лестницу.
    - Кто ещё?! - Жак замахнулся, но рухнул, поражённый пулей.
    - Занять их позицию, - эмир Харун вернул солдату мушкет, - Перестреляйте всех, кто остался во дворе!
    Ещё несколько выстрелов - двое латников свалились со стены. Янычары продолжали двигаться вперёд, их становилось всё больше.

    Около десятка сальминов лежало под стеной, которую он не смог удержать. Очередной мамлюк с двумя ятаганами совершил несколько движений, пока не напоролся на двуручник ландмейстера. Потом копейщик - выпад, уворот, рубящий наотмашь - обезображенное тело в окровавленном халате безвольно повалилось. Другая группа рыцарей удерживала проход, не позволяя врагу поднять решётку. Сальмины продолжали нападать - получали точный удар и, продолжая стонать, красили стены перехода своей кровью.

    Рядом с ним остался десяток рыцарей, прикрывающих друг друга, бьющихся до конца - как он приказал... Как хотели сами братья. Броня крестоносцев была запачкана кровью, а они измотаны, но трупы непрошенных гостей продолжали падать вокруг них. Слева он увидел несколько воинов в снаряжении северного королевства, бегущих к ним. Впереди бежал здоровяк с бородой, судя по окровавленному топору - тоже знатный воин. Сейчас проверим, будет интересно.

    Вновь оружейный залп, на этот раз со стены - большая часть крестоносцев во дворе повалилась; двоих закололи мамлюки. Острая боль в спине - ландмейстер упал, попытался подняться, но не смог; не чувствовал ног. Приподнялся на руках: викинг приближался. Последний, оставшийся на ногах, крестоносец вступился за командира: сделал пару выпадов, подставил щит, но топор прошёл ниже. Воин упал; попытался нанести удар, но викинг добил его раньше.

    Наёмник... Всё лучше, чем один из неверных, - подумал Андрэ, глядя на замах топора, оборвавшего его жизнь.

    * * *​

    - Победа за нами! - послышались крики на башне, потом во дворе. Сальмины праздновали, кто-то присел отдохнуть, кто-то шарил по карманам мертвецов, другие прочесывали крепость...

    - Это было легче, чем я думал, - к тану подошёл генерал Нуриман с мамлюками, - Но мы не знакомы. Кто ты и что делаешь на земле Халифата?
    - Йохан, - викинг опустил взгляд, глаза в глаза, - Я ищу имперцев.
    - На острове Креста? Ты за дурака меня держишь? - генерал ждал ответа, но Хоканссон лишь ухмыльнулся; молчание - знак согласия.

    Викинги встали за спиной командира... Генерал прикинул, сколько рядом солдат... Спустившийся к ним Харун бен Рахман разрядил обстановку:
    - Нуриман, дураки - те, кто решил с нами воевать! Это отряд викингов, что помогает в нашей борьбе!
    - Почему я не знаю?! - обернулся генерал.
    - Светлейший знает. Тебе передать не успели, эти тонкости.
    Хороши мелочи, чуть за так не положили друг дружку, - хмыкнул генерал.

    - Конь! - Йохан увидел среди янычаров милина и отправленных с ним людей, - Лучше поздно, чем никогда!
    - Прости, была заминка в Бен-Нехе, когда... - он поспешил оправдаться, но тан прервал:
    - За что? Ты привёл их, как сказал. Но мы своего так и не получили: где краснотряпочники? Где моё золото?
    - Наше, - ответил эмир.
    Хоканссон пошёл прочь, не обращая внимания на реплику; решил осмотреть внутренний двор замка, - Найдите мне пленных!
    - Эй! Может, объяснишь нам всё? Ауу! - генерал всё больше поражался дерзости этих воинов, с которыми прежде не доводилось иметь дело.

    Не обнаружив ничего интересного, тан вышел за стену, решив посмотреть там. Отбив у сальминов выжившего мечника-крестоносца, викинги нашли своего командира на пригорке, недалеко от дальней стены. Там были виселицы, в петле одной из которых висел Олаф.
    - Снимите его, - сказал Йохан, едва заметив их присутствие. Сигурд отправился освободить тело короля: хотя тан не кричал, было ясно - одной искры хватит, и полыхнёт такой костёр, что мало никому не покажется...

    Йохан схватил пленника, ударом по ноге повалил на землю:
    - Где имперские крысы?!
    Вскрикнув от боли, тот ответил, - Да, отправь меня к братьям! Ничего не скажу.
    - Это будет долго! - топор рассёк вторую ногу, крик:
    - Ааа! Вы их не поймаете! Аах, - побледневший мечник посмотрел на кровоточащие ноги, - Проиграл ты - они уже отплыли! Ах... Ммма!
    - Где? Когда? - Йохан сжал рукоять топора так, что костяшки хрустнули.
    - Ахха, давай ещё! Братья встретят меня!
    - Ты всё расскажешь, пёс! Всё! - Хоканссон замахнулся вновь.
    - Оставь его, тан! - крикнул присоединившийся к отряду Ми Кьйонь, - Он не скажет, да и не надо. Харун мне рассказал, что этот остров...
    - К делу!
    - Есть торговый посёлок, на другой части! Там корабли - туда имперцы и двинули!
    - Враньё! - выкрикнул пленник, после чего топор рассёк его голову. Йохан бегло осмотрел свой отряд, потом на ходу произнёс:
    - Оставьте короля - потом похороним, как следует, - в погоню! Каждая минута на счету!

    * * *​

    Столько кораблей на подходе - полный провал! Это конец, но не для него. Смертники из Ордена могут попытаться... А ему надо решить, как оправдаться перед Мариусом, - Вальдим бежал по лесу; десяток гастатов-телохранителей не мог его догнать.

    Маленький посёлок, если он отдаст часть сбережений - его возьмут на торговое судно. Что, если оно пойдёт на Каттиру? Как вариант, можно остаться там, уйти на покой. Средств надолго не хватит, а что потом? - он обернулся, услышав что-то за деревьями. Посланник спрятался за деревом, жестом приказал догнавшим его гастатам расредоточиться. Мысль о полчищах головорезов-мамлюков за спиной вынудила идти вперёд, превозмогая страх.

    На небольшой полянке, среди деревьев и куч с грунтом, в яме копошились какие-то люди.
    - Стоять! Кто таков? - лезвие меча упёрлось в его горло.
    - Я посланник императора! - выкрикнул Вальдим, заметив на траве шлем имперского центуриона. Часовой опустил оружие, позволив осмотреться: ещё один отряд, пара десятков солдат, три командира.
    - Доложите, что вы здесь делаете?
    - С чего бы? - центурион выглянул из ямы.
    - А ты - легат, или консул? Только они выше посланника. Я, вообще-то, прокуратор, посмотри на броню!
    - Центурион Марк Руфин, - он выбрался на поверхность, - Четвёртая когорта, легион "Neptunus". Мы добрались до острова Креста, по приказу агентов императора...
    Рука центуриона указала в нужном направлении:
    - Охотились за варварским золотом, потеряли корабль сопровождения... Но вот, мы здесь! Нашли-таки...

    Вальдим присел на краю обрыва: несколько открытых сундуков с золотом и драгоценными камнями, под землёй торчали ещё; в песке лежали серебряные кувшины и стаканы, золотые блюда. Глаза Незаконнорожденного расширились, на миг он забыл о мамлюках, Ордене...
    - Йёёе, Слава императору, - он продолжал прикидывать, что с этим можно сделать, как пристроить, - Какие планы, Марк Руфин?
    - Вернуться на торговом корабле в Беорию - через Каттиру, доставить всё в Венетти.
    - А знаешь ли ты, что армия Халифата уже здесь? И враг пойдёт в глубь острова!
    - Твою мать! Говорил, не надо там вешать Олафа! Норды не отстанут! - принцип приложился грязной пятернёй к лицу, - Лучше прямо сейчас убраться на другой корабль!
    - Стоять! - крикнул Вальдим, - Ничего не забыл?
    - Мы быстро всё не утащим, - подключился центурион, - Слишком много!
    "Слишком много", про золото! Идиот! - в голове Незаконнорожденного созрел новый план:
    - Всё не надо, нас тридцать человек. Берите самое ценное... Самоцветы - в первую очередь! Доставайте все мешки, тряпки. Палатки есть у кого?
    - Откуда?
    - Плевать. Давайте, вы - оставайтесь в яме, наполняйте! Остальные подходят, - посланник осмотрел легионеров: их взгляды на сокровища, поведение. Десяток аркебуз стояли у ствола крупного дерева. Неподалёку лежал мешок с пилумами - уже что-то. Такими силами можно захватить корабль, перебить каттирских торговцев и охрану в посёлке - не придётся делиться. А потом убедить легионеров, что разумней будет оставить это себе. Несогласные, само собой, всегда найдутся - за борт…

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 11 апр 2020
    epilect нравится это.
  3. Eramou

    Eramou Постоянный

    Судя по просмотрам, интерес к теме не падает. Спасибо за потраченное на меня время! Вторая часть выходит на финишную прямую - осталось 3 главы (новую планирую завершить к субботе). Сразу скажу: будет продолжение. Если думаете, "ну, и что ещё, он может добавить?" Спойлерить не буду, но есть ещё не мало, стараясь не скатиться в "Санта-Барбару" и не штампуя однотипные главы.
     
    epilect нравится это.
  4. epilect

    epilect Начинающий

    Вам издаваться давно пора...Реально хорошая вещь!
     
    Eramou нравится это.
  5. Eramou

    Eramou Постоянный

    Благодарю, очень приятно) Только она пока не закончена. И, если такая хорошая, что ж Вы лайк не поставили?))
     
  6. Eramou

    Eramou Постоянный

    Ради интереса: Вы прочли полностью, или какую-то часть?
     
  7. epilect

    epilect Начинающий

    Исправлюсь. Я только несколько частей прочитал,все сразу здоровье не позволяет.
     
    Eramou нравится это.
  8. Eramou

    Eramou Постоянный

    Спасибо за уделённое время. Материала много - при желании, будет чем заняться.
     
  9. Eramou

    Eramou Постоянный

    Чтобы здоровье не напрягать - можно и по главе в день. Хотя, не навязываюсь - полностью Ваше дело.
     
  10. epilect

    epilect Начинающий

    Сегодня и прочитаю,сутки на работе-время есть и никто не мешает,все на карантине.А по поводу здоровья...правда,раньше читал очень много,сейчас 1-2 страницы и начинает болеть голова). И ничего с этим не сделаешь))).
     
  11. Eramou

    Eramou Постоянный

    Приятного прочтения. Только я не понял - Вы отметили две последние главы... С начала читаете?))
     
  12. epilect

    epilect Начинающий

    Прочитал первые 3,а последние отметил-оперативная реакция на отсутствие лайков)))
     
    Eramou нравится это.
  13. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 13. Усиление Вегирса
    Троица устроила очередную посиделку в зале дворца, попутно обсуждая ход переменчивой жизни в Кальрадии. К этому времени, за окнами начало темнеть, помещение охватил привычный для их собраний полумрак. Холл осветили факелы на стенах, сумрак остался лишь на втором этаже.
    - Я, действительно, искренне, не понимаю, зачем нам лезть в эту выгребную яму? - Лезалит следил за слугой, чьи ловкие руки продолжали зажигать свечки на столе. Затем осмотрел столовые приборы, пытаясь разобраться, какой следует пустить в дело.
    - Хотя бы потому, что она - на территории королевства. И я не потерплю, чтобы эти нечистоты продолжали расползаться по моей земле, - ответил Лезалиту король. Утоливший голод Ямбрин поднялся, неспешно направляясь к окну, продолжил:

    - Бесконтрольная, бесхозная земля. Никто в округе не отвечает на мои сообщения. Продолжается разбой и нападения на все деревни в округе! Грабят торговцев - страдает репутация страны! Про уплату налогов - чего говорить!
    - Каких налогов? Там и города-то больше нет. Зачем нам эти руины? - Лезалит вновь поднял взгляд от тарелки, - Разве что зачистить, и дело с концом... Хотя, потом заведутся новые, знаю я эту братию! Командир, может, разобрать к чёртовой матери всё, что осталось от Альтенбурга? Объявим награду - по динару за каждый камень, местные доходяги с радостью его растащат!

    Пытающийся обглодать косточку Борча с интересом следил за ходом их мыслей; после реплики о динарах решил вмешаться:
    - Хах, ну даёшь, Лезалитыч! Они тебе свои дома разберут, да всё в округе. И появится вокруг Брешти ещё одна стена... А то и две - никакой казны не хватит!
    - Что предлагаешь? Новые переговоры? - обернулся король, - С кем?
    - Нет, на кой шиш? - кергит цокнул языком - что-то застряло в зубах, видимо, хрящик, - После боя с Альянсом - Рольф пропал... Может, помер бродяга, а может...
    - Да не суть, - Ямбрин хотел поскорее разобраться с этим, успеть, ещё сегодня, посетить свою Иарину, - К плану!
    - Анархия там, хозяин. Говорить не с кем. Вояка наш, правильно говорит - зачистить, а после - восстановить город, на их же средства. Хозяин, поверь, золотца у них хватит! - Борча пивычно полез рукой в тарелку, выбирая самую сочную ножку, не играя в аристократа - как Лезалит, - Главное, окружить долину; чтобы эти крысики - когда с тонущего корабля разбегутся - не растащили наше добро!
    - Вот и займётесь, - облокотившись на стол, король смотрел на сидящих напротив, в их обросшие лица: эти люди стали ему самыми близкими, почти, как она...

    - Мы? Вдвоём, командир? - усмехнулся Лезалит, сменив в диалоге чавкающего Борчу, - Хоть новобранцев дайте...
    - Почему? Возьмите нескольких бояр-бездельников. Они вместе с войском явятся на мой призыв.
    - И пойдут за нами, без роду, без имени? Исполняя наши...
    - Тхха, - Ямбрин хлопнул его по плечу, - Да ты чего? Титул надо - будет! Какой хочешь?
    - Можно самому выбрать? - выпучив глаза, кергит едва не поперхнулся очередной косточкой.
    - Легко! Вон, Рольф твой - герцогом был, и ничего... Никто не возникал - хотя герцогов в Вегирсе отродясь не было. Дак что: боярин, князь, граф? Может - по классике - лорд?
    - "Герцог Борча", мне нравится звучание, - он расправил плечи, подражая поведению потомственных дворян, - Только, это, хозяин... Я ж, в делах управления не смыслю! Юниверситетов не кончал.
    - Никто тебе город и не предлагает, - выпалил скороговоркой король, - А ты?
    - Как-то не правильно... Так...
    - Чего?! Не правильно?! - взъелся Ямбрин, - Вы доказали верность, я вам доверяю и хочу вручить награду! Артачится вздумал?! Сколько битв мы прошли? Сколько раз вы помогали? А я вам? Только вам и могу выдать титул, а не этим слюнтяям... В шестом поколении!

    Борча хмыкнул, что-то пробурчал под нос; Лезалит, смущённо ответил:
    - Князя хватит.
    - Вот и порешали...
    - Хозяин, а Вы? - вопрос кергита остановил его около двери, - Чем займётесь?
    - Завтра с войском идём на Хорстен. Дружина готова, местные уже второй день подтягиваются. Расширим северную границу, момент подходящий. Когда вернётесь - раз уж вы вассалы теперь... Собирайте людей, обучайте, вооружайте! И другим передайте! Нужна сильная армия. Динары из казны, когда пополним...
    - Развяжем войну с Империей? - напрягся Лезалит, - Сейчас им не до нас, но если Альянс разобьют? Или они совместно ударят по нам, когда...
    - Какая война?! Территории Северного королевства выглядят хуже Альтенбурга! Не понятно, кто и что контролирует - норды, венеты, свадийцы! Нам пора вмешаться - вышибить сброд и расшириться!
    - Что взял - то и твоё, - пробурчал Борча, - Просто и прибыльно, хозяин.
    - Наш человек, - не услышав новых вопросов, довольный Ямбрин направился прямиком к пленнице. В последние дни она больше не устраивала истерик, не отказывалась от еды, даже немного повеселела. А когда получила новенькие вещи из Беории - даже улыбнулась! Пусть на мгновение, пусть слабо, зато искренне - дело пошло на лад.

    * * *​

    Выпавший ранее запоздавший весенний снег вновь превратил все дороги в единый грязевой поток; побережье размылось, напоминая болото... Слова Лезалита больше подходили к этим местам - сточная канава! Ещё в первые годы службы, когда Ямбрин был боярином и водил свой отряд на вылазки, изматывая северян - он возненавидел земли, окружающие замки Локнитц и Кежмарок. Перекрёсток, совместивший в себе погодные условия со всех окружающих его областей. Северный ветер с побережья, снег и холод со стороны Джучи; ещё тепло с юга, из центральной части материка - воистину, отвратное место! Слишком жарко, для километров снега - как в тундре. Слишком холодно и много осадков - для опрятного свадийского побережья. Перепады температур, грязь и постоянная слякоть... Если встретятся несчастные, живущие в Рипсхольме - надо спросить, видели они в своей жизни нормальную погоду?

    Миновав деревеньку рыбаков - Оребро, пять сотен воинов короля Вегирса окружили деревянные стены Хорстена. Свеженькие! Имперские галеоны уничтожили прежние ограждение, а за прошедшее время сами установили вал и частокол. Сила есть - ума не надо. Король отдал приказ лучникам рассредоточится, подготовиться к обстрелу позиций - на которых до сих пор лишь трое часовых! Сам возглавил дружину, готовясь нанести удар конницы с фланга; пока пехота пойдёт на защитный вал с кольями, во фронтальную атаку.

    Белый флаг; потом из-за ограды принялись размахивать ещё парой. С такого расстояния он ещё не успел разобрать, кто капитулирует - венеты или норды? Оставив лучников на позиции, Ямбрин направил отряд конницы к тому, что напоминало ворота. Имперцы! Ворота распахнулись, навстречу вышел центурион, подняв руки; просил о пощаде для своих людей. Похоже, теперь и с силой у них проблемы: гарнизон города из шестидесяти гастатов! Центурион разъяснил, что флот и третий легион уплыли по приказу, а в каждой ключевой точке Северного королевства оставили по одной центурии! Ха! Теперь стоит прогуляться на запад, взять всю северную часть побережья - вплоть до Смерхольма! А на западе - пусть Вернер разбирается, или кто там, у свадов, вместо него...

    Зная от Борчи о ситуации со вторым легионом, Ямбрин предположил, что дела в Империи уже схожи с гражданской войной - в которой, ранее, самому пришлось поучаствовать. Поэтому, несмотря на недовольство вегиров, король решил сохранить жизнь пленным венетам - если власть в Венетти сменится, можно попробовать выдать их, показать добрые намерения и замириться с Беорией.

    Он с лёгкостью осуществил задуманное - не прошло и недели, а вегиры захватили треть владений, принадлежавших когда-то несокрушимому Северному королевству. Только в Лахольме когорта самоубийц оказала сопротивление, не желая сдваваться. Их выбор - теперь тела висят на западной стене замка - пусть их видят все, кто задумает прийти и ещё раз изменить границы королевства Вегирс. С двумя сотнями воинов Ямбрин поспешил возвратиться в Брешти: надо направить ещё людей, увеличить гарнизоны и обеспечить съестным, раздать вассалам новые владения. От спутников небыло известий - что с Альтенбургом?

    Оказавшись во дворце, первым делом он направился к Августине, но пересёкся в паре метров от заветной двери с Лезалитом: их воинство вернулись на два дня раньше него.
    - Всё прошло быстро, Ваше Величество! Сначала пришлось пробиваться - среди развалин было несколько застав, они пытались отстреливаться.
    - Каковы потери? Кто остался?
    - Всего - сорок три убитых, десяток раненых. "Город" занял боярин Дроу и сотня его воинов. Яростно требует поставку пищи - судя по находкам, прошлые обитатели сидели на диете. Не мудрено, что, когда наши снайперы провели несколько залпов - оборванцы дрогнули, пехота вошла в то, что осталось от города. Зрелище не из приятных, командир, когда...
    - По делу давай!
    - Виноват. Всё произошло, как Борча говорил: когда солдаты пересекли разрушенные стены, бандюки повалили врассыпную. Тут-то наша конница их и приняла - в полях, что по округе, и по долине преследовать не пришлось. Кто-то на заброшенной ферме засел, или в бурьяне схоронился. Вообщем, большинство поймали, или перебили... Мало, кто ушёл.
    - Отлично. А Борча-то где?
    - Ведёт учёт добычи, следит, чтобы солдаты лишнего не взяли... Не присвоил кто.
    - Сам за собой следит? - улыбнулся Ямбрин. Королю не верилось, что его жизнь, реально, подобна полосам на зебре; и после затянувшейся чёрной, наконец, пошла белая.

    Ямбрин тихо пошёл вперёд, жестом поманил спутника за собой: он не спеша вытащил из стены два маленьких кирпичика, посмотрел сквозь стекло, установленное там по его приказу. Августина увлечённо что-то рисовала в своей комнате. Рисунок был расположен боком к нему; зато было отлично видно художницу. Постояв пару минут, затаив дыхание, король уступил место Лезалиту. Посмотревший по указке спутник в недоумении уставился на Ямбрина, который раздражённо отвёл его в сторону, вполголоса спросил:
    - Ты у Рудомира служил... Боярыня Иарина - одно лицо, а?!
    - Поразительное сходство, - шёпотом ответил воин, - Как так?
    - Вот и я не понимаю. Чудо... Ладно, князь, иди, куда шёл. Вечером с Борчей забредайте, посидим, - улыбаясь, король вновь приложился к стеклу, словно заворожённый.

    Прежде чем уйти, Лезалит ещё раз взглянул на Ямбрина: он понятия не имел, что за Ад творится в голове короля. Ясно одно, дочка императора - не Иарина. Даже близко. Какое-то сходство между ними было, но не так, чтобы уж... Голос, глаза - да. Что-то похожее по комплекции, хотя, живущий битвами да тренировочными площадками Лезалит не особо разбирался в женской фигуре. Рост - примерно такой. Но лицо - совсем другой человек. Видно, у командира опять помутился рассудок. В любом случае - выглядел он лучше, намного меньше пил, стал более активным и подобрел. А потому Лезалит не стал влезать в это; остаётся надеяться, что ситуация сама собой разрешится. А если он вмешается и "раскроет глаза", чем всё обернётся? Скорее всего, Ямбрин ему не поверит, а если поверит - быть может, совсем свихнётся...

    * * *​

    Едва его конь остановился, старик спрыгнул в снег. Продолжил уходить в лес на своих двоих, как мог, не обернувшись на ржание - видно, предназначавшийся ему болт вошёл в рысака. Изношенные ботинки проваливались, оставляя следы и тормозя его, но он продолжал двигаться к спасительной воде. Справа пролетел ещё один болт самострела, вошёл в снег. Крик очередного венета, лязг железа. Расползлись по провинции, словно клопы; перебили большинство подручных! Выследить не могли - кто-то проговорился... Твари, - подумал Луций, продолжая пробираться к цели. Выходящий изо рта воздух оставлял белые клубы. Ряса из тоненькой ткани, а ему - не холодно. Адреналин, сердце колотилось, как у загнанной лошади. Три километра на север, от Фишдара и границ Вегирса - тайга, снега, холод и ветер, между океаном и пограничьем; но эти уродцы не отстают! Ну ничего, он уже видел паруса, когда спрыгивал с лошади - спасение рядом!

    Продолжая продавливать сугробы, позволил себе обернуться: десяток агентов прикрывали его отход, противостоя в рукопашной отряду Братства Вэй. Молодые парни, лучшие из его людей, гибнут, чтобы он - бесполезный старик, уже ничем не способный помочь, продолжал жить. Сделав над собой усилие, Луций быстро развернул голову и продолжил бег, насколько позволял возраст. Небольшой корабль, прибывший за ним, был уже близко: несколько венетов на борту вели огонь из аркебуз по его преследователям. Крик за спиной - совсем близко, он обернулся: милин! В трёх метрах от Луция, с катаной в руках, он выкрикивал ругательства, стремительно настигая. Старик продолжал отступать, но наткнулся на корягу - нога ушла в сторону, он упал в снег. Следом за ним упал подбежавший воин - попадание пули окрасило снег его кровью. Милин стонал и продолжал шевелиться, но подняться не мог. Около лошадей, спрятавшись от пуль, среди деревьев, стоял ещё двое - заряжали опустевшие самострелы. Часть братьев добивала продолжающих отбиваться агентов; трое файлийцев продолжили преследование.

    Из последних сил Луций поднялся, продолжил бег. Ощущалась слабость, хрип - он давно сбил дыхание. Ныла спина - он согнулся, временами пригибаясь. Деревья сгущались, между стволов он отчётливо видел свой маяк - деревянный корпус, торчащий из тёмной воды. Очередной болт вошёл в ствол дерева - всего в метре! Косорукие, - он уже мог рассмотреть лёгкую броню гастатов на палубе. Трус! Да, и всегда им был - без раздумий он забежал в ледяную воду - хорошо, что корабль у берега... Венет попытался допрыгнуть и зацепиться дрожащими руками за поручень. Не вышло, ещё одна попытка - двое легионеров подхватили его; с трудом он перевалился за борт, тело сотрясал озноб:
    - Гребите! - развалившись на сырой палубе, Луций видел спины продолжающих отстреливаться аркебузиров; всплеск, из воды донёсся хлопок от взрыва, - Живее! Забудьте о них! Забудьте Кальрадию...

    - Принцип Кассий Сцева, Вы в порядке?
    - Я сказал, отчаливай! - выкрикнул старший агент, глядя на командира венетов.
    - Уже отплыли - мы в море. Вы потеряли сознание, - спокойно ответил принцип, - Как себя чувствуете, Луций Мициан?

    Осмотревшись, старик только теперь осознал, что всё закончилось: он лежал в каюте, под тяжёлыми шкурами. Его переодели. Ноги продолжали ныть, тело покрыли мурашки, волосы на руках стояли дыбом - столкнувшись с таким потрясением, организм сбоил.
    - Жив - это главное.
    - Рад слышать. Куда прикажете Вас доставить? В Ригиду?
    - Нет.
    - Туриний?
    - Нет. Направление на запад, капитан. Сколько провизии на борту?
    - Ээм, команда небольшая... На неделю хватит.
    - Отлично. Веди строго на запад, подальше от берега! Оставайтесь в море, от греха подальше.
    - Зачем туда? - Кассий свёл брови, - На Железный остров?
    - Не твоё дело, легионер. Запад - и жди дальнейших указаний. Свободен.

    Озадаченный таким изменением курса, капитан захлопнул дверь: куда? Если обогнуть Кальрадию, а затем сменить на юго - запад, выходит, Каттирские острова...

    Луций поднял глаза на потолок. Скатившись по щеке, слеза капнула на бороду. Старик сел, не обращая внимания на боль под рёбрами, потёр прослезившийся глаз и уставился в окно. Мициан видел размытые контуры побережья Кальрадии, горы и мыс Гундига. Кальрадия, которую, совсем недавно держал в кулаке; а сегодня его едва не зарезали в ней... Шайка из Братства! Вот и всё... Даже если последние из его донесений о планах противника успеют доставить Мариусу - ничего не изменится. Утратив рычаги влияния и подконтрольных людей, он бесполезен. Империи, которой служил, уже не помочь.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 18 апр 2020
    epilect нравится это.
  14. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 14. Второй раунд
    На многокилометровой границе Беории было всего два места, где крупная армия относительно комфортно могла пересечь горные хребты пограничья. Северный - на северо-восток от замка Ликавка, через тундру и границы Вегирса; и южный - на северо-востоке от Бареййе и замка Бардок. Южный вариант для кальрадийцев был подобен самоубийству: требовалось пройти гораздо большую дистанцию, причём по сарранидской пустыне, которую сменяли растянувшиеся на многие мили пустоши и болота пограничья.

    А потому, когда император получил донесения своих агентов, лишь подтвердивших его мысли, он не сомневался в их правдивости - Альянс пойдёт северным маршрутом, планируя выйти к замку Данминию... Для прикрытия беззащитного тыла и собственного спокойствия, Мариус всё же перебросил на юг - в Рабарию, новый, сформированный лишь до половины привычного числа, восьмой легион. Основной костяк ожидал гостей в северном, горном проходе: первый легион Арреция и шестой - который успел развернуть в Беорию, после предательства Апрониана.

    Как оказалось, не зря - со скалы Мариус уже видел новое воинство, под пёстрыми флагами Альянса. Продвигаясь по долине, раскинувшейся между скал и валунов, тысячи кальрадийцев двигались на красную стену щитов. Прищурившись, правитель Беории поднял трубу: родокские стрелки, тяжёлая пехота. По левому флангу - смешанная кавалерия Свадии и кергитские степняки. В центре - сброд из наёмников, ополченцев и прочих. Похоже, в этот раз бунтари собрали ещё больше людей... Тем лучше - пойдут на новый рекорд по потерям! Плотная цепь из легионеров преградила им путь. Белая лошадь Секстия мелькала среди когорт. Легат суетился, появляясь то там, то здесь - раздавая центурионам и принципам указания на случай, если ситуация изменится, и все пойдёт не как запланировано... Короче, как оно и происходит, последние два месяца! - Мариус прикусил губу.

    * * *​

    Два легиона! Пришлось выставить здесь, восточное направление парализовано - файлийцы получили фору, которой не смогут воспользоваться. А что потом? Самое интересное...
    - Император! Пора начинать? - стоящий неподалёку принцип напряжённо следил за продвижением противника.
    - Всё начнётся после обстрела, - Марус повернулся к сотням аркебузиров, занявших позиции на вершинах по флангам тропы, - Странно это... Они не могли не заметить стрелков, но продолжают.
    - Возможно, верят в свои силы? - не отрывая взгляд, ответил легионер, - Жажда отмщения.
    - Не верю, что Беланз, устроивший такое под Флавией, руководствуется эмоциями, - Мариус едва успел заметить: над горным переходом пролетели два огромных валуна. Он так и не понял, либо пятнадцать, либо двадцать пять метров в обхвате. Когда имперские инженеры объясняли - он был занят планированием. Ему хватило того, что "...от императорской катапульты урон будет чудовищный!". Огромное орудие, круглосуточно проектируемое в библиарии все последние месяцы, было завершено и заблаговременно построено около предполагаемого места, где пройдёт сражение.

    Перед леском, в поле, за горами пограничья, стояли два огромных механизма и вели огонь по указанному на карте квадрату. Обслуживающей их сотне инженеров потребуется не мало времени на перезарядку, которая компенсируется хорошей для такой дистанции точностью и убойной силой.
    - А вот тебе и сигнал, - Мариус видел, как булыжники залетели в строй врагов - грохот от столкновения, крики и замешательство ошарашенных кальрадийцев.
    - То ли ещё будет! - хмыкнув, император взмахнул рукой для аркебузиров, - Огонь по готовности!

    Произошёл залп, кавалерия первой двинулась в атаку: свадийские копья устремились с фланга, кергитские всадники стреляли по аркебузирам на высоте.
    - Все за мной! - Алайен возглавил фронтальную атаку родокской пехоты, не желая дожидаться новой порции камней. Замыкая строй, арбалетчики альянса вели огонь, навешивая болты по площади.

    - Построение "черепахой"! - выкрикнул легат, спешиваясь, - сомкнуть строй!
    Когорты поравнялись, закрывшись от ливня болтов щитами - выстроилась единая стена, во фланг которой, разогнавшись, вошла кавалерия. Аркебузиры вели отстрел приблизившихся, суетились с перезарядкой. Сокращая дистанцию, снайперы вели ответный огонь.

    Пролетев над имперцами, два новых валуна вошли в строй тяжёлой пехоты. Один вошёл в землю, придавив латников. Второй улетел в сторону и срикошетил от скалы - сбросив десяток аркебузиров и пролетел в ватагу ополчения. Разлетаясь по долине, шарообразные валуны причиняли чудовищный урон, оставляя по пути и под собой изуродованные тела. Снаряды крошились, и эти осколки разлетались над строем.

    - Продолжать атаку! - окружённый арбалетчиками, король Беланз беспомощно смотрел, как множатся потери.

    Свадийская кавалерия не ослабляла напор, к ним подключились кешиктены, во главе с Дастум-ханом.
    - Держать позиции! Использовать все пилумы! - оценив обстановку, легат побежал в центр, где ударила родокская пехота.

    - Бейте по командирам! - Мариус неподвижно стоял на вершине скалы, - Перебейте всех рыцарей и кешиктенов! Всех сержантов!

    Он видел, как кучно разлетаются пули; видел болты, залетающие на утесы, потери имперских стрелков.
    - Император, здесь опасно! - принцип попытался отвести его с линии обстрела, но преторианцы не позволили приблизиться.
    - Ваш император с вами! - выкрикнул Мариус, - Мы обречены на победу!

    В подтверждение его слов пара новых валунов рассекла толпу Альянса. Кальрадийцы продолжали ломиться вперёд - на щиты гастатов. В центре уже началась давка, воины пытались обойти торчащие из земли валуны, другие прятались за ними... Но, усилиями венетов, они не могли покинуть обстреливаемую катапультами местность.
    - Заткните его! - Беланз положил руку на кольчугу снайпера, - Все за мной! Атакуем правый фланг!
    - Пора, давайте, "Икары" мои! - после очередной отмашки императора, пара десятков венетов разбежались по восточной скале, спрыгнули с уступа. Длинные крылья, привязанные к задней части сегментат, раскрылись, позволив легионерам пролететь над кальрадийским строем и поджечь бомбы. Несколько целей сбили арбалетчики, но остальные устроили в толпе серию взрывов. Едва коснувшись земли, "Икары" Мариуса были мгновенно окружены и перебиты, но поставленная задача была выполнена: оглушительные хлопки раздались по долине; разлетевшись, осколки снарядов скосили слабозащищённых из кальрадийской оравы.

    Кальрадийцы продолжали проверять на прочность живую стену из скутумов, нанося по удары с разных направлений. Били в уязвимые - на первый взгляд - места, но попадая в окружение, в очередной раз вынужденно пятились. Попытки продолжались под обстрелом аркебузиров и прилетающими валунами - потери увеличивались, а обе противоборствующие стороны оставались при своём.

    - Ни одного метра врагу! - Октавиан Секстий влился в одну из передовых центурий, - Только вперёд!
    Поддерживая багряные скутумы, легионеры делали выпады, пытаясь сдержать нескончаемые волны противников. После очередной попытки, клеймор Алайена, наконец вошёл точно в стык щитов - гастат упал. Не мешкая, граф зарубил ещё одного - получил укол справа. Алайен попытался отойти - стоящие за спиной два родокских сержанта не ослабляли напор, понесли его вперёд. Молот одного из них зацепил щит - рыцарь рубанул хозяина. Центурия начала сыпаться - справа присоединились новые родоки.
    - Пилумы к бою! - выкрикнул император, глядя на давку, - Бросать навесом! Чтобы ни у кого их не видел!
    Метательные дротики разлетались над головами гастатов, пролетали вперёд, находя цели в толпе. Пехота пыталась укрыться за щитами; копья пронзали кергитов и беззащитных стрелков.

    Один из разлетающихся пилумов угодил в грудь Дастума. Металлические пластинки не спасли - командир кергитской орды упал с коня. Кешиктены попытались спасти лежащего командира, но, озверевшие гастаты оттеснили их, добивали хана гладиями. Сумев заметить в пылу боя разомкнутый фланг в строю венетов, свадийский лорд сориентировался, направив на образовавшуюся брешь всю уцелевшую кавалерию Альянса. Тяжёлые лошади раскидали дезориентированных гастатов; видя возможность, всадники продолжали натиск, увеличивая потери шестого легиона.

    Видя прорванный уже на двух позициях строй, легат направился к ближайшей:
    - Сомкнуть строй! - стоя за спинами гастатов, он продолжал наносить удары копьём. Молниеносная реакция: точные удары сверху находили прорехи в броне, - Перегруппироваться!
    Зарубив очередного имперца, Алайен увидел слева командирский гребень. По его приказу группа родоков сменила угол атаки, ударив с фланга по центурии Октавиана. Получая удары с разных направлений, венеты не могли закрыться и падали, уступая драгоценное место кальрадийцам. Поравнявшись с легатом, Алайен получил удар копьём, его латная перчатка схватилась за древко: едва Октавиан с силой выдернул своё оружие, как получил рубящий удар сверху. Клеймор рассёк предплечье - пачкая траву кровью, легат рухнул и быстро обмяк.

    Ощущая острую боль, Алайен опустил глаза - на поясе, под нагрудником, появлялись красные пятна. Граф сел: обступая его и ещё нескольких раненых, тяжёлая пехота медленно продвигалась вперёд, перебив несколько разрозненных центурий противника на пути, кальрадийцы сминали вражеский строй. Вокруг продолжали свистеть пули аркебузиров, до него доносились крики и стоны, лязг железа. Резко ослабевший граф уже не хотел, да и не мог сражаться. Борясь с желанием лечь на траву и заснуть, Алайен поднял взгляд: что-то не так. Давно их не угощали беорийскими камнями... Стоящий всё на том же самом месте Мариус поднял руки, что-то выкрикивал. Стоящие вокруг него преторианцы подняли алые знамёна первого легиона. Глаза слипались, и графу могло показаться, но, похоже, император широко улыбался.

    - Центурион! Закрыть фланг! Воистину, первый легион непобедим! Давайте позовём его командира! - Мариус развернулся, глядя, как под руководством Арреция Тициана, все кавалеристы из двух легионов пересекли пограничье и заходят в тыл Альянса.

    После удара в спину, изрядно поредевшие силы Альянса окончательно дрогнули: началось беспорядочное бегство. Назад, в степи пограничья.
    - Отходим! Держать строй! Отходим все! - осознав всю безвыходность ситуации, Беланз собирал уцелевших. Сжимая в правой рукоять двуручника, левой рукой король родоков закрыл рассечённое лицо, - Сгруппироваться! Прикрыть огнём раненых!

    Пехота венетов перешла в наступление, на тех, кто решил дать время своим, пожертвовав собой. Небольшая группа, около пятидесяти рыцарей, приняла последний бой с имперской кавалерией. Одним из последних, на земле оказался свадийский лорд, успевший свалить двоих кавалеристов, прежде чем напоролся на копьё. Отступление перешло в бойню: их догоняли, окружали и добивали.

    * * *​

    - Передайте Аррецию: прекратить преследование и явиться немедленно! - выкрикнул Мариус, первому попавшемуся на глаза кавалеристу. Спустившись с позиции, Император быстро шёл между тел, осматриваясь и прикидывая дальнейшие действия под "Слава императору!" и прочие поздравительные возгласы. Сопровождавшие его преторианцы добивали каждого лежащего поблизости, подающего признаки жизни, желая обезопасить императора. Дело сделано, но потери - шестой потерял больше половины личного состава, включая командиров.

    - Император, - перед ним предстал легат, в сопровождении десятка кавалеристов, - Зря мы прекратили преследование. Несколько сотен - они могут перегруппироваться, будут новые проблемы.
    - Незачем распылять силы, - Мариус подошёл ближе, глядя на легата, - Арреций, друг мой, ты - лучший из моих командиров!
    - Благодарю.
    - Правда. Хочешь победить - зови легата Арреция! Залог победы, - Мариус повернулся к остальным венетам, - Легионеры, найдите нам пленных! Стоит узнать о ситуации... Остался кто из командиров бунтарей?

    - Приступить к поискам! - поняв, что это может затянуться, легат спешился, - Центурион, каковы потери?
    - Сейчас трудно сказать... Несколько сотен гастатов, часть первой когорты...
    - Провести перекличку и доложить!

    Повторно выкрикнув приказ старшего командира, центурион направился к группе принципов. Вдоль восточного склона, группа из четырёх легионеров приближалась к ним, волоча за ноги истекающего кровью рыцаря в крылатом шлеме. Бегущий впереди них принцип обратился:
    - Император! Командиров Альянса тут не мало. Живой - только один, - он пнул лежащего на траве.
    - Снимите шлем с этого козлёнка! Хочу посмотреть в наглую морду Дитриха, этого... - Мариус двинулся к ним, меняясь по ходу в лице.
    Вопреки ожиданиям, перед ним оказалось бледное, гладко выбритое лицо молодого парня, лет тридцати.

    - Не того взяли, - предположил легат, - Кто такой?
    - Лорд Винрих II, - тихо отозвался раненный, - Командир свадийцев, при...
    - Дитрих где!? - перебил император, присев на корточки рядом с ним.
    - Кончает Вернера и твоих прихвостней. Свадия свободна!
    - Не надолго. Вы проиграли. - вмешался легат, - Что планировали делать при таком исходе?
    - Не, это ты проиграл.
    - Не усложняй себе жизнь, лорд. Просто ответь - и страдать не придётся. Что предпримет королева Цинь Вэй, когда...
    - Какие же вы полудурки, я не могу! - умирающий улыбнулся, когда на глаза ему попал флаг с орлом "Legio VI Beoriusa" в руках вексилария, стоящего позади императора, - Вы уже мертвецы! И курице этой - не долго летать!
    - Ладно, подвесьте его, а потом...
    - Стойте. Арреций, так мы ничего не добьёмся, - Мариус поднялся, - Терять ему нечего - он тянет время, которого у нас его нет. Выступаем в Фай Ли!

    Свадиец попытался рассмеяться, но его сковал приступ боли:
    - Удачи... С армией новой империи Вэй! Чувствуешь, а? Мариус? Как милины подстраиваются сзади? - раненый жадно заглотил воздух, - Страшно?!
    Желая напоследок убрать нахальную улыбку с его лица, император обернулся:
    - Тебе-то что? Сейчас, пока ваше стадо получало от моих легионов в пограничье, флот из десятков пиратских кораблей берёт каждый из ваших ущербных городишек и замков, вдоль побережья Кальрадии - вот об этом беспокойся!
    - С чего так... - переглянулся с Мариусом не посвящённый в детали легат, - Вы всё рассчитали!
    - Само собой. Пришлось раскошелиться, зато Кальрадия, с её опустевшими гарнизонами, не выдержит новый удар! А с файлийцами мы разберёмся своими силами.
    - Как мы сделаем это?
    - Возле Северного Арреция их уже ждут ямы-ловушки. Звероловы выпустили в долине весь имперский бестиарий. Южный замок - далеко, да и Белз со своими не дремлет, оттянет часть на себя. Третий переход с Фай Ли удержит восьмой легион, даст нам время. Халифат столкнулся с нашим флотом - помощи не ждите, так что... Конец той клоаке, из которой ты выполз, мальчик, - глядя в глаза поникшего лорда, Мариус сквозь зубы добавил, - Она утонет в крови, и это - только ваша заслуга! На крест его!

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 19 апр 2020
    epilect нравится это.
  15. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 15. Шах и мат
    Отряд разведчиков настиг когорты первого легиона на марше, под крепостью Дева. Последние сводки вынудили Мариуса повернуть армию на северо-восток, к столице: преодолев заготовленные им ловушки, файлийцы прорвали оборону на границе, захватили замки Гераклий и Арреций-северный. Обойдя Августу и Массилий - густозаселённые города с крупным гарнизоном, они в полную силу устремились к столице.

    Вчера, на юге, схлеснувшись с армией сёгуна Римадо, восьмой легион сдался. Чёртовы новобранцы! Превосходя противника в четыре раза, они сложили оружие! Легион Безла решил отсидеться за стенами Сияня - после нескольких неудачных контратак. Силы королевства Вэй переброшены в Беорию - легионеров в городе удерживает один корпус, и всё же... Видимо, под залпами мушкетов, командиров пятого "осенило" и они присоединились к мятежу Апрониана. Решили игнорировать прямые приказы и переждать, пока его не сменят! - Мариус стиснул зубы, продолжая в дороге шуршать пергаментами.

    Прибыв в Венетти, император обнаружил во дворце ещё нескольких гонцов, ожидающих его. Пока легат Арреций организовывал оборону города, император зачитывал вести с северных рубежей: корсары захватили Торрию, город разграблен; много горожан погибло, остальные укрылись в лесах. Флот сальминов в Ригиде, на которой норды отыгрались за Смерхольм. Туриний пал. Миновав Лютецию, многотысячная армия генерала Нуримана движется к столице.

    Как такое возможно... Где армада?! - ответ сам нашёл императора. Вскоре появился агент из Кальрадии, протянув донесение: "Халиф Латыф перекупил пиратов, они намереваются совместно с флотилией Халифата перебить легион Нептуна в море. После - ударят по Региде, осуществят высадку на северном побережье Беории. Пишу, потому как предлагаю больше не называть кальрадийских бунтовщиков "Альянс". Они - лишь малая его часть; теперь в него вошёл весь континент. Сведения достоверны, их сообщил мой источник, из высокопоставленных лиц Родокии. Луций Мициан."

    Скомканный пожелтевший клочок оказался на полу, Мариус поник, горло сдавило, несколько мгновений он не мог дышать. В глазах потемнело: наступление со всех направлений! Потому-то Беланз и продолжал самоубийственный бой в ущелье; гробил своих, чтобы удержать легионы, оставляя границы Беории беззащитными. Знал гнилуша, что он не успеет перекрыть... Чёртово снабжение! Даже сообщения, даже агенты не успевают своевременно. Что говорить о провианте и переброске войск?!

    * * *​

    - Ваше Величество! - растерянный слуга забежал в комнату, а глаза бегали так, что Мариус не смог поймать его взгляд, - Город в осаде!
    - Какой теперь?
    - Как?! Наш! Венетти в осаде!
    Мариус развернулся к окну: к стенам приближалась объединённая армия Фай Ли. Доспехи и знамёна тысяч воинов расплывались в единой, пёстрой массе. Звучали сигналы, противник продолжал движение - россыпи камней летели в их сторону.
    - Император, вам послание! Голубиной почты! - выкрикнул охваченной паникой слуга.
    - Ппхх, брось к остальным! Хоть кто-то додумался, - Мариус направился к другой стене, окна которой выходили на север: армия сальминов поддержала штурм. Мамлюкская конница осуществила рывок на своём направлении, по ним били аркебузиры первого легиона. Следом за мамлюками, плотным строем, двигались янычары.

    Ничего, если их оттеснить, можно перебить поодиночке, - направляясь к следующей стороне, император пытался убедить себя в том, что можно остановить неизбежное, - Первый легион на стенах, стража столицы и моя гвардия... Тициан справится!

    С южной стороны наступления не было, но противник всё же присутствовал. Кто-то окружил дорогу и поле на юго-востоке, предпочитая сохранить дистанцию. Император схватил со стола подзорную трубу и шлем, вернулся на позицию: уцелевшие кальрадийцы и предатели второго легиона.
    - Так, если эти не полезут, - Мариус двинул обратно, он уже слышал орудийные залпы, как ему показалось, раздающиеся всё ближе. Показалось! - император цеплялся за эту мысль.

    Прильнув к окну, на северной и восточной стенах столицы он видел файлийцев. Решётка ворот была поднята, через них в город проникали всё новые мамлюки. Воспользовавшись лестницами, янычары заняли башни и вели огонь по отступающим ко дворцу легионерам. Горожане, за всю свою жизнь не столкнувшиеся с подобным, разбегались по улицам и домам, не оказывая сопротивления. Мамлюкская пехота уже охотилась за ними.

    Прикрываясь скутумами, две центурии продолжали отступление по городским улицам, под обстрелом отбиваясь от пехоты противника. Находившийся среди них легат Арреций повалился, получив две пули. Попытался подняться и преодолел несколько метров, но новый залп уложил его и треть венетов поблизости.

    Глядя на всё это, император не верил, что эта группа солдат - всё, что осталось от первого легиона. Что все эти бесчинства происходят в его городе.
    Он подошёл к столу и взял оставленное слугой послание: "Император Мариус, легаты Вепсан Апрониан, Вариний Белз и Бебий Фиск, вместе со своими людьми перешли на нашу сторону. Ваша армада и войска на границах перебиты, ваша страна захвачена. Даже ваш сын принял наши требования и сдал Янос. Не усугубляйте ситуацию, продолжая кровопролитие и сопротивление. Сложите оружие, и мы..."

    Император бросил письмо на стол: да что город? При угрозе жизни, сынуля и страну сдал бы, если б мог... Не усугублять! Сейчас всё будет.
    - Преторианец!
    - Император? - один из гвардейцев появился в дверях.
    - Привести моего алхимика, если не обнаружите на месте - найдите, - Мариус наконец вспомнил про шлем, удерживаемый в руке, - Передайте, пришёл тот самый день! Выполнять!

    Они могут занять без боя города предателей, могут перебить новобранцев и беззащитных горожан. Но это ещё не конец. В его власти остались две сотни преторианцев; личная гвардия, за своего Бога-императора готовая на всё.
    - Преторианец!
    В проходе появился ещё один венет.
    - Общий сбор! Всех сюда. Наглые ублюдки могут взять город, но об императорский дворец обломают зубы!

    Вскоре покои правителя заполнили группы гвардейцев. В центре поставили крупный стол с несколькими ёмкостями, в которых двое императорских алхимиков продолжали готовить варево.
    - Подходите, быстрее, - Мариус стоял рядом, слыша выстрелы в садах, - Полный бокал, каждому...
    - Император, слишком много. Вы решили проверить на себе?
    - Каждому! В нашей ситуации терять не чего, выбирать не приходится.
    - Понимаю. Тогда послушайте, у вас будет меньше часа...
    - Нам этого хватит, - видя, что большинство преторианцев заправлено, правитель потянулся сам. Содержимое напоминало самую обыкновенную воду, которую он проглотил в несколько крупных глотков. Едкий, горьковатый вкус сменился пустотой.

    - Императорская гвардия! Вы слышите их? Тех, кто пришёл к нам... Их больше, но нам есть что им дать. Я не стану толкать занудных речей и топить вас в пафосных соплях! - Мариус извлёк из ножен два гладия, - Все за мной!
    - Слава императору! - преторианцы двинулись за ним в коридор.

    Несмотря на грядущий бой и неотвратимую смерть, император чувствовал себя спокойным; присутствовала бодрость, какой не ощущалось даже по утрам, разве что в юности. Едва первая двадцатка выбралась из императорской залы, в коридоре уже встретились первые враги. Желающие помародёрствовать, сальмины не ожидали встретится с бегущими к ним преторианцами, во главе с ним. Лезвие вошло в пёстрый халат, рассекло плоть. Алебарда второго прошла над алым гребнем; присев, Мариус вогнал второй гладий в живот оппонента. Впереди появилось два лучника: с криком император рванул к ним, не сомневаясь, что увернётся. Приближаясь, он видел, как один упал, получив преторианский пилум; второй опоздал на мгновение и с натянутой тетивой упал под ударом.

    Впереди ещё один отряд, на уничтожение которого ушло меньше двух минут. Гвардия рассредоточилась: небольшие группы в двесять-двадцать преторианцев бегали по закоулкам и извилистым паркам, с криками и хохотом ликвидируя незваных гостей. Мариус уложил несколько милинов-копейщиков, не испытывая усталости. Противники были медлительнее, а их действия - предсказуемы. Окровавленные гладии в руках императора были словно пёрышки, будто сроднились с руками, стали одной из частей тела. Лезвия рассекали плоть, а когда одно сталкивалось с круглым щитом, второе мигом входило сбоку. Крупный отряд сопровождения повторял за командиром: на стенах и плитке в коридорах оставалась кровь и множились тела. Снаружи продолжались крики, доносились звуки выстрелов. Ко дворцу подходило всё больше атакующих.

    Дело дошло до тяжёлой пехоты Уэй: точный удар массивной алебарды и преторианец уже на полу. Блокируя скутумами и пригибаясь, имперская элита несколькими ударами пробивала файлийскую броню, находила прорехи. Подобно мамлюкам, файлийцы гибли в узких коридорах. Обернувшись на шум, из окна Мариус увидел расстрел янычарами одного из отрядов.
    - Они обходят! Зайди со спины! - выкрикнув, император присоединился к вакханалии в одной из комнат. Очередной залп уложил выбежавших во двор по его приказу преторианцев. Стены закрывали обзор, но теперь стало ясно: стрелки окружили дворец.

    - Оставаться внутри! Все за мной! - оценив обстановку, император рванул в наиболее приемлемую для обороны комнату - гостевую, для крупных приёмов. Вспоминая, что там не так много окон и довольно просторно, Мариус рванул в восточное крыло.

    Появляющиеся на пути, выходящие из проёмов враги гибли под ударами копий и гладиев. Под воздействием эликсиров, все чувства и без того натасканных ветеранов обострились. Истекая кровью, они продолжали истреблять врагов своего Бога-императора, не чувствуя полученных ран и не испытывая страха.

    Добравшись до зала приёмов, Мариус сразу исправил ошибку, назначив несколько человек с пилумами занять позиции возле окон. Их поддержали трое преторианцев с мушкетами - добытыми по ходу дела. Остальные заняли два прохода, не позволяя врагу проникнуть в комнату, а стены укрыли гвардейцев от огнестрела.
    - Ломай! Сорвите с петель! - доносилось из толпы в коридоре, - Топор в ход, дайте больше пространства!

    Слышался грохот, деревянная дверь с резным узором рухнула в коридор.
    - Идиоты! - крикнул император, глядя, как десяток сальминов стоят, вытянув руки и удержать её массивный корпус.
    Мариус продолжал колоть пытающихся проникнуть через проём; копьё стоящего за спиной преторианца активно помогало в этом. Правая дверь вновь распахнулась, мамлюкский ятаган полоснул по руке императора; после пинка преторианца дверь ударила по лицу, мамлюк отступил. Затем троица навалилась, опять отворив дверцу, напоролись на преторианские копья. Толпа атакующих не ослабляла натиск; преторианцы удерживали позицию.

    Левый дверной проём был также неприступен. Уходя в сторону при перезарядке, гвардейцы уступали позиции за окнами собратьям с пилумами; во дворе увеличивалось число павших.
    - Прикройте огнём! - выкрикнул Цы Май.
    Когда, под пулями янычаров, преторианец скрылся за стеной, брат Вэй ринулся к свободному окну. Забросив пару бомб, милин нырнул в траву за углом.

    Взрыв раскидал венетов в стороны, уничтожив стол в центре; в помещении разлетелись осколки рухнувшей люстры. Комнату заволокло дымом, послышались крики. Воспользовавшись моментом, милины полезли в окна; мамлюки в дверных проёмах теснили уцелевших преторианцев. Выжившие полтора десятка искалеченных имперцев попали в окружение, продолжали бой.

    Поднявшись, Мариус увидел окровавленную броню, но боли не было, его гладии продолжили разить ближайшие цели. Стоящие рядом преторианцы наносили точные удары, пробивая лёгкую броню. Удары, увороты, блок и снова выпад - трупов всё больше. Пара преторианцев внезапно упала на пол - видимо, от полученных ран. Не ощущающий всё это время боли и усталости, Мариус застонал - последствия пережитого резко обрушились на него. Тело стало ватным, руки не подъёмными, звон в голове и боль. Ноги перестали слушаться, не чувствуя тело, император рухнул на окровавленный пол.

    Следом за ним повалились ещё несколько; толпа растерзала оставшихся на ногах преторианцев. Один из милинов подбежал к императору, склонился и осмотрел: несколько порезов, никаких серьёзных ран... Сердце остановилось.
    - Мариус мёртв!
    Радостные возгласы и ругань бойцов заглушил приказ генерала Си Фао:
    - Прекратить! Прочесать дворец. Перебить всех, кто не сдастся!

    * * *​

    Пока во дворце продолжали бой, за стены разрушенной столицы прошёл легион Апрониана, не желавшего воевать со своими. Легионеров встретили взятые под стражу сенаторы, во главе с Авлом Публием. Совместно с командирами атакующих, они решили первостепенную задачу: прекратить грабежи и расправы в полыхающем городе, остановить жаждущих поквитаться за своих кальрадийцев и мстящих за годы унижений файлийцев. Общими усилиями порядок был восстановлен, а консул объявил о сдаче, утвердил переговоры глав всех стран, участвовавших в войне.

    Местом сбора выбрали Лютецию - крупный и опрятный город, не пострадавший во время наступления Альянса. Как проигравшая сторона, Империя взяла все расходы на свой счёт. В течении недели правители и вассалы продолжали съезжаться в город. Обеспокоенный изменившейся ситуацией, король Вегирса прибыл одним из первых и поставил караул, желая встретиться раньше других с одним единственным монархом. Этим человеком был король Беланз - глава Альянса в Кальрадии. Ямбрину было ясно, что после смерти Мариуса Вегирс оказался между двух огней, и если Альянс решит поквитаться - могут подключить нового императора, канитель начнётся по новой.

    Когда родокский король со свитой и охраной появился в Лютеции, Ямбрин уже знал, на какой вилле их разместят. На веранде насторожившихся родоков уже поджидала вегирская дружина. Люди остались на своих местах, с оружием наготове.
    - Ваше Величество, король Ямбрин ожидает внутри, - из ближайшего виноградника появился Борча, - Желает пообщаться.
    - Это жилище отведено нам...
    - Правильно, но король желает немедленно переговорить с вами, до заседания.
    - К чему? У нас с ним нет не законченных дел, - Беланз спрыгнул с рысака, - Я наслышан, но лично... Мы даже не знакомы.
    - Вот и повидаешь! - донеслось сверху, - Люди по хорошему начали, "просто поговорить". Что ж ты так!

    Подняв голову, Беланз увидел сбоку, на крыше десятки готовых к запуску стрел вегирских снайперов.
    - Как к королю обращаешься?! - выкрикнул один из сопровождавших сержантов. Родокские арбалеты поднялись на изготовку.
    - Я и сам - князь, - спокойно ответил Лезалит.
    - Пойду с Вами, - молодой дворянин с трудом покинул седло, богатая одежда скрывала повязки и ранение.
    - Наедине, - оскалился подобравшийся ближе Борча.
    - Всё нормально. Подожди здесь, Алайен. Если не вернусь - перебейте их.
    - Так точно.
    - Хах, бывай, вояка, - кергит махнул графу волосатой пятернёй, - Ваше Величество, сюда пожалста. Следуйте за мной.

    Короли встретились в одной из украшенных комнат - кергит вышел, после чего, не скупясь на нецензурные выражения, Ямбрин чётко донёс до Беланза, что не планирует воевать с их "группировкой". Но если Альянс решится и начнёт сам - все армии Вегирса будут брошены на королевство Родоков, и, если вегирам суждено сгинуть в новой войне, родоки в ней точно не выживут...
    - Я тебя услышал. Но ради чего был нужен этот спектакль?
    - Наглядно показать, что мы можем достать. И достанем, лично тебя и всех, кто тебе дорог... Если решишь наломать дров!

    * * *​

    Прошедший через два дня совет прошёл быстро и довольно тихо: присутствующие на нём от империи Венетти Вепсан Апрониан - в должности командира легионов, и Авл Публий - как правитель страны до выборов, во всём соглашались с гостями.

    Халиф Латыф бен Мансур не явился, не считая их ровней. От Халифата мамлюков прибыли визирь Бакир бен Сулейман и генерал Нуриман аль-Масгус, привезли с собой султана Хакима, как "суверенного правителя сарранидов". Ко дню совета армии сальминов захватили половину Беории, поэтому спокойно диктовали условия мира и опустошили имперскую казну: выгребли всё, до последнего динара.

    Королева Цинь Уэй и даймё Одаварра получили в бессрочное пользование пограничные земли Венетти; кроме того, как и каждое из шести государств Кальрадии, ежемесячные выплаты от венетов. Имперцы не обделили даже нового короля Железного острова - Хорруна Снегохода, явившегося без приглашения.

    * * *​

    По возвращении домой, Ямбрин не пошёл по традиции прямиком к ней, а переоделся в меховое одеяние, повесил золотые украшения и захватил новые подарки. Взаимоотношения становились всё лучше, в последние дни Августина сама шла на контакт. В четверг они гуляли во дворе; она смотрела на звёзды, а он на неё. Когда Ямбрин прочёл новый стих, её пробрало до слёз.

    Вручив пленнице очередной дар, сегодня он решил повторить прогулку. До вечера ещё далеко, но погода позволяет: сегодня теплее, ясный день, а королевский дворик расчищен. Когда они спустились вниз, он вновь погрузился в воспоминания: то же место, и она. Единственное, что портит картину - четыре стражника у стен, она под надзором. Неподалёку привычно копошился кергит, изредка бросавший на них косой взгляд.

    Осмотревшись, король глубоко вдохнул: всё хорошо! Впервые за долгое время, не надо никуда скакать, не с кем воевать. Ясно, что Беланз его презирает, но и боится. И пока оно так остаётся - война не придёт в эти края.

    Августина разглядывала одну из опор, стоящий рядом страж с интересом наблюдал.
    - Что там?
    - Странная постройка, - постояв пару минут, она плавно двинулась к нему.
    - Обыкновенно, как во всех городах.
    - А в Беории - по другому, когда наши...

    Она продолжала рассказывать как венеты ведут строительные работы, он следил за её движениями. Девушка словно плыла, плавно и изящно; ветерок развевал длинные рыжие волосы. Было сегодня в ней что-то другое, как-то по новому.

    Когда Августина подошла вплотную, он ощутил острую боль, поняв в чём дело: она шла с согнутой правой рукой, спрятав в широкий рукав лезвие. Тёмно-зелёный кафтан начал краснеть слева; прежде чем отскочить, король получил ещё два укола в бок.

    - Ты всё время врал! - пленница стремительно приближалась, целясь в грудь и желая завершить начатое, - Все вокруг говорят о смерти отца и Империи! А ты просто улыбался и...
    В этот момент подоспевший Борча схватил её за горло; правая рука забрала кинжал. Откуда у девчонки оружие? Осмотревшись, герцог не заметил, как вегир у колонны прикрыл рукой опустевшие ножны на поясе.
    - Доигрался, - пробурчал кергит, глядя на прислонившегося к стене короля, харкнувшего кровью.
    - Доктора сюда! Живо!
    Ямбрин посмотрел на них: вот откуда эта покорность и радушие! Она втёрлась в доверие, поняв, что спасения не будет. Хороша, - он застонал.

    - Знаешь, что с тобой сделают за покушение на жизнь короля? - откинув в сторону стражи оружие, Борча хлопнул ладонью по меховой шапке на её голове, - Ты понятия не имеешь...
    - Надеюсь, за убийство!
    - Ах ты... - вторая рука вцепилась в горло пленницы.
    - Стой! Не тронь! - выкрикнув, Ямбрин ощутил новый всплеск боли и, плавно скатившись, сел. Серые глаза смотрели на неё: спокойное лицо, ожидающее приговора. Но это уже не его Иарина! Минуту назад была, а сейчас? - король горько рассмеялся. Очередная порция боли и понимания: так и знал! Чёрная полоса безумия, всё закончится как всегда...

    - Хозяин! Что прикажешь?! - помощник подошёл ближе, волоча Августину за собой, - Ты жив? Даже не смей...
    Точно не она! Те же только глаза, в которые он продолжал смотреть, не отрываясь.
    - Никто... - сглотнув, Ямбрин снова сплюнул, - Её не тронет! Никогда! Ты понял?
    - Да, хозяин, а что мы...
    - Пусть живёт тут, как жила, а если... - король замолчал, растянувшись вдоль стены.

    * * *​

    За стенами королевского дворца, как и по всему континенту - за исключением Беории - народ ликовал. Переживший такую кровавую и всепоглощающую войну, её потери и лишения, простой люд выходил на улицы городов и деревень, братался и пел песни. Превозмогая себя, первые несколько дней трактирщики и торговцы делали скидки - в благодарность, за снятие имперского ерма. Жившие на границах пришли домой, началось повсеместное восстановление поселений и торговых связей. Солдаты вернулись в гарнизоны, а вассалы - к привычной жизни.

    Даже проигравшие - венеты, оставшись в должниках, вздохнули с облегчением. После переговоров состоялись выборы императора, на которых победил легат Вепсан Апрониан. Для одних - он был героем, принёсшим мир, спасшим граждан столицы от смерти, а страну - от рабства и разорения. Другие ненавидели его за предательство и лицемерие, называли трусом, воспользовавшимся ситуацией и сдавшим свою Родину врагам, ради титула.

    После произошедшего, правители наладили диалог и постановили решать любые - даже локальные конфликты путём подобных сборов. У континента появилась хрупкая возможность сохранить мир, доставшийся безумным количеством жертв.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 29 апр 2020
    epilect нравится это.
  16. Eramou

    Eramou Постоянный

    Часть 3. Новые горизонты​

    Глава 1. Поход, изменивший всё
    Дневной свет пробивался сквозь узкие окна на втором этаже здания. В отличие от стен, сложенных кирпичной кладкой, треугольная крыша строения была вновь собрана из дерева, как и большинство других, перестроенных в Номендале. Высоко, под балками, висели три люстры; огоньки из козьих рогов с трудом освещали просторное помещение. В центре находился каменный очаг с уходящим вверх дымоходом.

    Вокруг огня расположился отряд из пары десятков воинов. Викинги сдвинули сюда дощатые стулья и крупные столы, щедро накрытые работниками заведения: гости расплатились, по праву заняв второй этаж для крупной пирушки...

    Время стремительно двигалось к вечеру, они захмелели, продолжая пировать и травить байки. С интересом выслушивая очередной рассказ Эйнара, тан Сигурд перевёл взгляд с рассказчика в сторону лестницы, по которой резво поднималась стройная фигура в чёрном кожанном плаще. Поднявшись, гость опустил капюшон, а викинг быстро узнал старого знакомца: Ми Кьйонь. Стройный и раньше, сейчас милин был похож на ходячий скелет. Костлявые скулы, бледное лицо, но всё тот же ехидный прищур.

    - Конь! Сколько лет!
    - Здрав будь, Сигурд, - милин улыбнулся, - Я присяду?
    - Конечно, чего в наших краях? - широкоплечий норд жестом поманил за его стол.
    - Путешествую... Ситуация вынуждает, - Ми Кьйонь занял место среди северян, - Тут слышу, знакомые крики сверху. Вот так встреча!

    Конечно он слукавил. Без особого труда, с помощью братьев он разыскал нынешнее место обитания отряда Йохана, он хотел собрать интересующую его и заказчиков информацию. Зная Хоканссона, было ясно - заходить в лоб бесполезно. Другое дело Сигурд, любитель посудачить о боевых подвигах. Милин решил обождать, когда горячительные напитки развяжут языки его подручным, переговорить с викингами без командира...

    * * *​

    - Сколько мы не пересекались?! Когда бились на острове сальминов? С тех самых дней, да?
    - Девятнадцать лет прошло, - хмыкнул Ми Кьйонь, - Когда упустили Вальдима и золото... А вы, парни, совсем не изменились! Не вижу Йохана, где он?
    - Дома остался; ему сейчас не до попойки.
    - Зато тебя жизнь побила, - отозвался Эйнар, - Видок у тебя... Будто все эти годы голодал в темнице!
    - Можно и так сказать. Вы разве не слышали, что случилось с Братством?
    - Что-то доходило... Сами по себе стали, да? - Сигурд разлил графин по ближайшим бокалам, один протянул гостю.

    - Всё гораздо хуже. Королева Цинь Уэй предала нас, вскоре после победы над Мариусом.
    - С чего?!
    - В Фай Ли многим было ясно, что Братство не простит акайцев и никогда не примет королевский мир с ними. Пока мы были нужны, она поддерживала нас - пускай и втихую, спустя рукава. А когда империя Венетти пала - королева Цинь показала всему народу своё истинное лицо... Желая замириться с Акай любой ценой, она первой ударила по Братству Вэй: был объявлен монарший сбор всех братьев во дворцовой зале Уэй Джоу. Кого не смогли отравить - добивала гвардия во дворе, мало кому из братьев удалось выжить в тот день...
    - А ты смог улизнуть, - хлопнул по плечу Сигурд, - Живучий, пройдоха!
    - Я тогда был в Кальрадии, по поручению...

    - Слушай, я так и не понял разницы между вашими "Вэй" и "Уэй", - насупился Эйнар, потянувшись к одной из тарелок, - Раз уж мы так душевно сидим... Поведай.
    - Да всё просто. Вэй - название нашего государства, веками контролирующего Фай Ли, вплоть до правления императора Чина, отца королевы Цинь. Потом было вторжение, венеты и акайцы нас разбили - уж это, думаю, знаете. Цинь наплевала на наследие, на милинов и присягнула Мариусу; простила убийство собственного отца даймё Одаварре, подарив мятежнику половину нашей страны. А потом назвала то, что осталось "королевство Уэй". А мы не склонились и продолжали борьбу - потому и зовёмся "Братство Вэй".
    - Доходчиво. Но, в такой ситуации, получается, что вашего Братства больше нет?

    - Есть, - задрав рукав, Ми Кьйонь показал характерный браслет на костлявой руке, - И перед вами его глава... После смерти Рей Ян и Цы Мая. Да, нас стало меньше, но остались самые стойкие и опытные, ничего не забыли. Нас объявили вне закона в Фай Ли, а про любовь беорийцев, проигравших благодаря нам разрушившую их войну, думаю, говорить не требуется, - он с грустью усмехнулся, - Так что, теперь мы обитаем здесь - в Кальрадии.
    - Дерьмовая история, хотя... Для здешней знати вогнать нож в спину тех, кто проливал за них кровь - норма, даже наш король Хоррун пару лет назад столкнулся с подобным скотством... Помер бы, кабы не Йохан! Так чем вы теперь занимаетесь? Войн-то не ведётся.
    - Торгуем информацией, выполняем поручения богатых и ленивых. А ещё делаем грязную работу для здешних монархов: короля Ямбрина из Вегирса, кергитского Бакир-хана, да Беланза - пока престарелый клиент не приставился. Жаль, что после его кончины королевство Родоков подобно вашему королю-Снегоходу и Свадии "святого" Дитриха не пользуется услугами Братства... В итоге - выживаем, как умеем.
    - Ты знаешь, Конь, что Железный остров и Северное королевство наконец объединились? Окрепли и никакой Альянс нам не нужен!
    - Наслышан, уже лет восемь как.
    - Всё верно. А потому у нас полно других дел, вместо интриг и слежки за соседями, чем любят заниматься южане... Дааа, дела-делишки! Знаешь, Конь, а мы, ведь, так и не успокоились... Вернее ярл...
    - Ярл? Йохан стал ярлом?
    - Ну да, чего глаза выпучил? За эти годы у прославленного воина была не одна возможность и королём стать. Ээх, если б ты видел, как мы в Ригиде с венетами поработали... Да только где трон, а где наш Йохан! Ему нужен простор, размах! А душа викинга требует сражений. "Чего зад во дворце протирать?" Его слова, а ведь может в любой момент взять трон силой, либо мнением большинства. Снегоход это ценит, а потому нам и так живётся неплохо!
    - Понимаю, - Ми Кьйонь перевёл взгляд, ощущая аромат: трактирщик разместил на столе жареного поросёнка. Один из викингов принялся разделывать мясо; другой стукнул по дереву, выкрикнув в адрес хозяина, - Где второй, за наш стол?!

    Тан продолжил:
    - Дак вот, два десятка лет прошло с той погони, в которой он упустил Вальдима, но желание покарать краснотряпочников не оставило его, что я поддерживаю. Тут дело не в золоте, даже не в смерти короля Олафа - которого ярл уважал. Йохан справедливо жаждет отмщения тем, кто вторгся и принёс смерть в наш дом! Все эти годы мы продолжали поиски псов в Кальрадии, по всей Империи - в тех ошмётках, что от неё остались; даже в вашу Фай Ли приходили драккары Железного острова. Спрашивали, собирали слухи, близко общались с теми, кто совсем не хотел разговаривать с нами...
    - Я мог бы помочь в таком деле - это мой хлеб.
    - Ха! И где вашего брата искать? Вы появляетесь только тогда, когда вам надо... И где вам выгодно. Короче, Йохан отдавал все свои трофейные тем, кто искал, где он не мог - на Каттирской гряде и в Сальминии. Мы бороздили безлюдные окрестности острова Креста... Понимаешь, к чему я?

    - Если на островках Каттиры его нет, значит, вы продолжите искать на континенте?
    - Хах! Нифига подобного! - выпалил тан, а услышавшие предположение мореходы громко рассмеялись.
    - Конь, теперь говори "нашем континенте"! Ярл Йохан Хоканссон и его воины открыли новый! - громко огласил Эйнар.
    - Да ладно...
    - Чего встреваешь?! Я к этому веду, - продолжил Сигурд, - Посидел наш ярл, обмозговал всё: если гадёныш уплыл и не вернулся сюда - значит осел. Где? Само собой, плавать как рыбка он долго не сможет. Значит, в окрестностях острова Креста есть другие острова, не известные ранее!
    - А Незаконнорожденный-то как к ним выбрался?
    - Шут его знает! Может, шепнул кто, а возможно - сама Хель этому бесу помогает. Когда схватим - спросим! В общем, годы шли, сделали мы немало вылазок по округе острова Креста за это время, не забывая совершать набеги на побережье континента - для пропитания, не более. Йохан уже начал думать, что змей помер. А коли так, не бросить ли всё это, пока сами в горячке не отправились к морскому Дьяволу? И вот, в одну из последних ходок...

    - Тор вмешался, благословив наши драккары, не иначе!
    - Да закройся ты, торопыга! - Сигурд обернулся к вновь встрявшему, на что Эйнар схватил сочный кусок порося и принялся жевать, опустив глаза. Хмыкнув, тан развернулся к милину:
    - В этот раз столкнулись со штормом. Ночь и тьма, ветер рвёт паруса. Замешкавшиеся падают за борт, стойкие держатся... Но наш ярл не из тех, кто отступает! Борьба со стихией у северянина в крови: волны хлестают - успевай вычерпывать, корабль шатает в стороны, а Йохан держится корме, призывая команду идти вперёд!

    Представив описываемую рассказчиком ситуацию, милин ещё раз порадовался, что не согласился остаться в их команде.
    - Накрыло в итоге! В кольчуге, под волнами, цепляясь за обломки в открытом море - не каждый способен выжить. Только вскоре оказалось, что разыскиваемая суша - совсем рядом! Выкинуло на берег, сначала подумали, что побережье Сальминии. А с чего бы: мы и там были! А тут - кругом растёт не пойми что, не похожая ни на что зелень! Пол команды уцелело, а от славных драккаров - одни щепки. Само собой, сработал дух путешественника, да оружие при нас! Когда рассвело, забрались по склону на ближайшую гору и осмотрелись: побережье, конца не видно! Впереди - леса и горы, конца не видно! Известные тебе острова рядом не стояли, это даже островом стыдно называть! Двинули вглубь, а там - густой листвой укрытые от нас - поселения! Народ похож на каттирских хлюпиков-торгашей, но болтают чего-то на своём, не разобрать; и совсем не воины, как оказалось! Ну, мы быстро порядок навели - золота добыли, побрякушки разные, тряпки там...

    - Мне показалось, они хотели подарить нам припасов на обратный путь! А южнее - на пристани, нас кораблик ждал, - Эйнар вновь стих, под взглядом бородача.
    - На юго-западе был город, там пристань с парой примитивных кораблей, но всё же. Крупное поселение, множество домов и жителей - а стен нет, прям совсем нет! Пришлось помахаться со стражей - сорок человек... Конь, "город" стерегли сорок человек! Потом мы одолжили самый лучший корабль. Погрузили всё на палубу; изходя из прежнего курса ясно, что надо идти на восток. Куда? Могло ведь снести, хоть южнее, хоть севернее. Ярл приказал взять на северо-восток...
    Сигурд рассмеялся:
    - И вот я здесь, в Номендале, пью с тобой, за здравие ярла Хоканссона! Искали островок с упырём, а нашли - континент! Не исследованный, полный лёгкой добычи! Мы прошли столько миль на север, а упёрлись в побережье Свадии! Конь! Представляешь размер? Не рискну сравнивать с нашим...
    - Не всё так гладко, - добавил Эйнар, - По дороге напала какая-то болезнь, подкосила половину команды. Одни померли, другие цепляются - как сын Йохана. Мательд при родах умерла, а если и Магнус?
    - Парень выживет, настоящий викинг! - тан Сигурд наполнил опустевшие бокалы, - Давайте! За всех наших - за живых, и что в Вальгалле!

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 9 июн 2020
    epilect нравится это.
  17. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 2. Первый турнир
    Комната собраний почти не изменилась, как и столица: большая часть налоговых средств шла на укрепление армии королевства, остальные - что Артименнеру удавалось с боем выбить у короля-солдата - на развитие поселений и городские нужды. К счастью, сегодня была другая повестка дня, и седобородый инженер-советник мирно следил за ходом заседания, выпрямившись на деревянном стуле, по правую руку от правителя родоков.

    Известия о плавании нордов и новом континенте разлетелись по округе, всколыхнув привычный уклад жизни всех королевств. Одни жаждали отправиться в экспедицию - за славой и богатством; другие опасались новой войны с Вегирсом и требовали собрать силы Альянса и первыми нанести удар по коварному соседу.

    Сидящие за продолговатым столом вассалы отстаивали свою точку зрения; расположившийся во главе, раздражённый Алайен следил за ходом их мыслей, пытаясь принять наиболее верное решение. В этот момент он вновь вспомнил, как получил трон, вспомнил старика-Беланза. Бездетный король счёл именно его - соратника во множестве битв - наиболее достойным из многих; но прекрасно знал, что Алайен не захочет становиться преемником - понимая всю тяжесть власти и последствий от решений, в одночасье меняющих жизнь тысяч подданных. Поэтому, королевские советники привели этот приговор в исполнение, огласив перед ошарашенным графом волю Беланза лишь в день смерти монарха...

    Безусловно, в сложившейся ситуации были и плюсы: ему больше не нужно мириться с решениями, что невозможно оспорить. Теперь итоговый вердикт выносит он, а не больной Беланз - разум которого помутился в последний месяц жизни. А ещё, теперь он мог достойно обеспечить Элиан, на которой женился пару лет назад, а сидящий слева парень - сын его друга, стал принцем и наследником трона. Взрослея, внешне он всё больше напоминал Виктора, чьё лицо Алайен начал забывать.

    Король развернулся в пол-оборота, обращаясь к своему советчику:
    - Склоняюсь ко второму варианту, а Вы?
    - Думаю, что не следует спешить в развязывании новой войны...
    - Если не сейчас - тогда и смысла нет! - ответил Герт, расслышав шёпот Артименнера.
    - Граф, Ваше мнение мне известно.
    - Виноват.
    - Итак, я считаю, - королевский советник решил огласить своё мнение прилюдно, - Силы Альянса многократно превосходят Вегирс, а потому - бояться нам нечего. У Вегирса сильная дружина, но их не хватит на три государства. Думаю, при первой возможности, жаждущие мести норды присоединятся к нам, так что...
    - Конечно, ведь не его отца Ямбрин убил под Альтенбургом! Чего ему знать об их коварстве, - вновь возмутился рыжебородый граф.
    - Мы многих потеряли в той войне... - ответил ему принц, - Позволь Арти закончить.
    - К той войне мы были не готовы, а сейчас - усилиями Беланза и нового короля у нас такое воинство, что, кхм... Да. И венетты нам не угроза. Что касается вылазки в дальние земли... Думаю, не следует собирать крупные войска. Небольшая экспедиция из добровольцев, под нашим флагом - как поступило Королевство Уэй... Вполне допустимо.
    - Отец, я готов возглавить её!
    - Отлично, вот и первый доброволец появился, - Артименнер перевёл взгляд.
    - Подожди, Куртиан. Ты нужен здесь. Я решил не дожидаться очередного удара в спину...
    - Ну наконец-то! - один из вассалов машинально хлопнул в ладоши, в знак одобрения слов монарха.
    - Да. И решение пересмотру не подлежит - все вассалы и их войска нам понадобятся в Кальрадии. Только, следует придумать, как осуществить общий сбор в кратчайшие сроки.
    - Праздник, Ваше Величество. Ещё и казну пополним, - подсказал инженер-советник.

    * * *​

    На зеленеющих полях, что раскинулись между Флавией и замком Фолием, родоки смастерили палаточный лагерь. За несколько дней к нему стянулись местные крестьяне и горожане, а следом подтянулись заграничные гости, почётные и не очень. Потомственные дворяне из государств Альянса, в сопровождении свиты и благородных семей; мастера меча и наёмники - многие захотели посетить турнир, организованный новым королём Родокии.

    Несколько десятков пёстрых палаток довольно быстро превратились в сотню, за счёт торговцев и зевак. Их число продолжало увеличиваться, плотники возвели тилт - деревянный, четырёхугольный барьер, в качестве крупной арены для поединков. Следом - напротив, возникла довольно высокая трибуна, для знатных зрителей. По округе продолжали появляться всё новые шатры и палатки, образовав здесь брезентовый город, который продолжали украшать пёстрые стяги с гербами новых аристократов Кальрадии, ищущих славы на турнирном поле. По приказу короля, родокские герцоги и графы прибывали в Флавию с войском - расходы на проживание было обещано взять на корону.

    Такое внимание к мероприятию было легко объяснимо: король Алайен ввёл два радикальных изменения в правила проведения своего празднества. Желая угодить представителям других королевств, монарх разбил традиционный ход состязания на две части: бугурт - пеший бой двух команд, привычный для хозяев. Вторая часть - тьост, она будет состоять из серии конных поединков, по необходимости переходящих в пешие. Такое состязание отдалённо напоминало турниры, испокон веков проводимые в странах, где кавалерия была в почёте; в то же время, имело свою уникальность, и нашлось немало желающих опробовать новинку.

    И всё же главным маяком была вторая часть - изменились условия участия. Короли вроде Вернера и Беланза распространили практику, что в турнире может участвовать лишь дворянин, чья родословная может похвастаться тремя поколениями. После кровопролитных войн таких почти не осталось, турниры стали малочисленными, а где-то сошли на нет. Алайен вернул всё назад: участником может быть даже простолюдин, при условии, что сможет заплатить вступительный взнос в пять сотен динаров. Это было сделано скорее вынужденно, нежели в качестве хитрого хода, предложенного Артименнером: разве человек, два десятка лет назад превратившийся из рыцаря-наёмника в графа, а следом - в короля, мог поступить иначе? Слом барьера, прочно стоящего все эти годы, привлек сюда множество желающих поучаствовать. Кроме того, поскольку каждый турнир разбили на двое - на этой неделе победителей будет в два раза больше.

    - Да! Вот это дело! Давненько у нас такого не было, - молодой граф с восхищением осматривал гостей и стяги, пробираясь между палаток, взмахнул рукой, - Смотри: белый орёл! А вооон там мы видели чёрный крест поверх оранжевых полос. Что это значит?
    - Тебе виднее, Реланд, - улыбнулся идущий следом принц, - Я и родокских-то половину не знаю.
    - Это герцогские знамёна, друг. Нас уже посетили два свадийских герцога! Какой-то ты невесёлый, чего напрягся?
    - Столько людей... Смотри, даже сарранидские полумесяцы видно! Правильно отец сделал... Надо здесь проводить, а в Флавии для всех места не хватит. Но как обеспечить безопасность?
    - Да, король со всем разберётся. Расслабься, пока эти заботы не на твоих плечах!
    - Завтра бой, самый важный из всех. Да чего там - до этого, одни тренировки были...
    - Курт, ты слишком сдвинулся на военном деле! Ты же принц, - поравнявшись с ним, Реланд указал направление в сторону ханской палатки, - Смотри, какие гостьи! Пошли, проведём по округе, на правах хозяев.

    Под пёстрым кергитским полотном стояли три девушки: судя по расшитой одежде и украшениям с камнями, это были сёстры, либо дочери одного из ханов-степняков. Смуглая кожа, длинные волосы - гостьи выглядели довольно притягательно; граф двинулся к ним, подмигнув принцу. Реланд мало понимал в куртуазности и кергитских обычаях, зато обладал природной харизмой и повадками барда, что помогало быстро расположить к себе представительниц прекрасного пола. Ничем подобным Куртиан не обладал, и был на голову ниже своего двухметрового друга, но, будучи прилежным учеником, немало взял для себя за то время, что провёл на дворцовых празднествах. Непринуждённый разговор завязался довольно быстро, под одобрительные смешки и ухмылки собеседниц стало ясно: все они - сёстры, дочери Бузара, сумевшего отбить свои земли у степняков и увеличить богатства за прошедшие годы.

    Полезное знакомство, - смекнул граф, когда младшая из сестёр обмолвилась вскользь: "...дочь Великого хана, после смерти наследника Дастума". Диалог шёл, не поспевая за временем: народ вокруг суетился, жизнь турнирного городка шла своим чередом. Торговцы устроили ярмарку неподалёку, мелкие лавочники установили свои прилавки в оживлённых местах. Справа от ристалища бродячие артисты устроили представление под аккомпанемент местных бардов. Рыцари готовились к бою; наёмники, больше похожие на охотников за головами, ушли в городской трактир. На высокой ложе, к которой направлялись друзья, собиралось дворянство. Свадийский герцог в латной броне с белой накидкой о чём-то спорил с низкорослым кергитом, резво жестикулируя. Пажи и оруженосцы в табадах со стягами своих правителей занимались мелкими делами у палаток, устраивая имущество и быт хозяев.

    Когда время подошло к полудню, в центр вышли герольд и несколько монахов: была проведена торжественная месса и объявлено о начале праздника. На вопрос стоящей рядом кергитки "какого?" Куртиан пояснил, улыбнувшись:
    - Сам толком не знаю. В честь недавней коронации, в честь годовщины образования Альянса, поводов много... Вполне возможно, в честь грядущей свадьбы герцога Бове и маркизы Кейт...

    После завершения торжественной части был пир и пышное застолье. К вечеру съехались опоздавшие из списка приглашённых. С заходом солнца менестрели прекращали наигрывать мелодии, а гости - расходились по импровизированным жилищам, желая отдохнуть перед грядущей схваткой.

    * * *​

    С раннего утра началась подготовка: когда принц появился на Фолийском плато, вокруг ходили облачённые в доспехи воины; другим помогали справиться с заклёпками, кто-то из рыцарей стоял, подгоняя слуг, заканчивающих приготовления. Узнав от герольдов о правилах состязания, большинство кергитов отказались участвовать в первом из них - бугурте. Привыкшие к конным схваткам, где основа - скорость стрелы и точность копья, кергитские ханы не пожелали участвовать в "пешем побоище" с "тупыми двурушками", освободив места в списке для следующих кандидатов - повеселевших наёмников.

    Пока двое оруженосцев помогали Куртиану облачиться в свои доспехи, к нему подошёл Реланд, скрипя снаряжением:
    - Слышал жеребьёвку?
    - Да когда...
    - Опять опоздал, Курт! - ухмыльнулся граф, - Нечего было на празднике до полуночи танцевать, да на свадийских мадам охотиться.
    - А сам-то, - парень расплылся в улыбке.
    - Слушай, в итоге: мы вместе, но... Не повезло нам, короче.
    - Что так?
    - В команде против нас - король, эмир Тилимсан - сынок небезызвестного Ганавы, Тесак - командир наёмных головорезов...
    - Хороший шанс показать отцу, чему научился.
    - И герцог Отто.
    - Это кто?
    - Ты не знаешь герцога фон Драгенфельс? Правее посмотри.
    Когда слуга закончил с креплением наплечника, парень развернулся, увидел возле стойки со своей экипировкой крупного рыцаря, пристально выбирающего лучший топфхельм.
    - И что с ним не так?
    - Раньше Отто фон Драгенфельс был простым наёмником, за которым закрепилось "Хряк". Не столько из-за лица или размера, а потому, что прёт всегда, как матёрый секач. И если на клыки его напорешься - беда. Во время войны Хряк поддерживал Вернера, а после поражения - в одиночку продолжил борьбу, сумел собрать под своими знамёнами крупную армию и захватить треть Свадии. Дитрих решил не связываться, замирился с ним и дал "герцога", с правом владения всеми захваченными землями. Кто знает, чем бы всё кончилось... Возможно, сейчас Отто был бы королём.
    - Ясно: один из главных конкурентов. Ну а за нас тогда кто?
    - Из тех, кого знаю - герцог Бове и граф Герт.
    - И всё? Ты говорил, два герцога здесь.
    - Леонс появится только в тьосте. Ты ж сам вчера смеялся, "куда ему наши забавы?" - они посмотрели на полу-пустую трибуну знати, где стояли кергитские ханы и упомянутый герцог, в окружении своих дам и слуг, в гамбезонах и платьях, в цвет его знамени.
    - Есть те, кто посещает турнир не для боевой подготовки, а для показа брони и тряпочной моды. Кленовые копья, да поскакушки с разноцветным оперением - павлины!
    - Это точно, - приподняв руку, принц проверил забрало.
    - Скоро начнётся. Наш цвет - зелёный. Идём?
    - Я готов. Держись рядом - целее будешь.
    - Насмешил, Ваша Светлость! - улыбнулся Реланд.

    * * *​

    Сорок участников разделились на две команды, поверх блестящей брони закрепили накидки из ткани характерного цвета. Вооружённые турнирными мечами, десятки участников разошлись на позиции, а после музыкальной отмашки распорядителя начали сближаться, под возгласы зрителей.

    Вперёд кинулись наёмники Тесака, более подвижные, в лёгкой броне. Следом поравнялись латники, присоединившись к толпе: начался бесхитростный обмен ударов. Первыми повалились менее расторопные и защищённые. Несмотря на затупленные лезвия, урон давал о себе знать: на земле появилась первая кровь, несколько участников лежали без сознания.

    Трое бойцов обошли синюю команду, ударив в неприкрытый фланг. Видя полное отсутствие тактики и командной игры, король пытался скоординировать действия своих, но тщетно. Они были слишком высокого мнения о себе и своём умении, чтобы выполнять приказы человека - пусть и короля, которого видели впервые.

    В центре ристалища продолжалась вакханалия, возглавляемая герцогом Отто. Зрителям казалось, что крупный рыцарь впал в боевое безумие, подобно нордским берсеркам: свадиец наносил мощные удары плашмя, пинался и расталкивал всех, не разбирая повязок и накидок. Он продолжал пробиваться вперёд, пока не столкнулся на прямой со спиной последнего противника - графа Герта. Пока Герт отражал удары наёмника, зашедшего с фланга - мощный удар в спину опрокинул его, второй - вывел из строя, выбив глаз.

    Возглавляя левый фланг зелёных, Куртиан и Реланд ударили в опустевший фланг. Оппоненты пытались отбиться, но численно уступили. Не ослабляя напор, принц столкнулся с эмиром, просидевшим половину боя в тылу. Сарранид сделал несколько выпадов, потом увернулся - продолжил в присяди. Рассчитывал траекторию и быстро уходил от атак Куртиана, но учился и его противник - внезапный удар в голову посадил Тилисмана на землю, сбросив с головы сарранидский шлем. Принц ожидал от пустынника новый ход, замахнулся - а Тилисман выбросил меч, лишь улыбнувшись окровавленными губами.

    Синяя команда преуспела, оттеснив нападающих с противоположной стороны. Король и Тесак уложили герцога Бове градом ударов с двух сторон. Развернувшись, Отто продолжил атаковать ближайшие цели, наплевав на условности. Пытаясь действовать тактически, Куртиан почти выровнял число участников на арене, но столкнулся с Алайеном. Находящийся неподалёку Реланд хотел вступиться третьим, но его принял Тесак. Подвижный наёмник вступил в размен: живо наносил удары по высокой фигуре, стабильно получая в ответ. Ему доставалось всё крепче - дешёвая броня подводила, в отличие от графской. В конце концов, после очередного лязга железа, измотанный наёмник рухнул на траву, хмыкнув:
    - Не моё оружие. Повезло, дворянчик.

    Алайен и Куртиан продолжали парировать, делая выпады и контратакуя, но молодость взяла своё: пропустив несколько ударов, король вновь сделал выпад, но получил прямой в голову. В глазах поплыло, уши заполнил гул - правитель осел. Герцог фон Драгенфельс остался последним бойцом из синей команды, стоящим на ногах. Воины в зелёных накидках впятером окружили его, пытаясь измотать. Несмотря на полученные удары, крупная фигура герцога продолжала стоять в центре: рубящие удары свалили ещё двух оппонентов, вызывая рёв толпы. Новый укол в пояс кирасы вынудил свадийца опустится на колено, но, в тот же момент, его двуручник с хрустом уложил не успевшего набрать дистанцию Реланда. Тогда принц дважды ударил справа, повалив здоровяка, а второй участник выбил из руки двуручник. С хрипом герцог вновь поднялся, готовый атаковать врукопашную, но его крик заглушил рёв трубы.

    - Бой окончен.
    - Нет!
    - Вы проиграли. Зелёная команда побеждает! - провозгласил старший распорядитель.
    - С чего?! Я на ногах! И уложу обоих! - герцог был полон решимости подкрепить слова делом, пытаясь добраться до сохраняющих дистанцию оппонентов.
    - По правилам турнира Вы проиграли! - судью состязания поддержали герольды; кто-то из зрителей разразился бранью в адрес нарушителя.
    - Это не правила! Жульё!
    - Не глупи, - вмешался герцог Леонс, вынужденно поднявшись с уютного места, - Всё как в Свадии: ты был на земле и потерял меч...
    - С тобой на конном сочтёмся, - пробурчал фон Драгенфельс, покидая арену.

    Под выкрики и продолжительные овации зрителей принц помог Реланду подняться, граф отозвался на боль:
    - Видно, ребро сломал, Хряк-скотина, - затем они обернулись к третьему соратнику:
    - Хороший бой, но мы не знакомы...
    - Кешиктен Масут, Ваша Светлость. Гвардия Бузара.
    - Сегодня победа наша, Масут!

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 3 сен 2020
    epilect нравится это.
  18. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 3. Новые проблемы

    Известие от посланников Ми Кьйона повергло короля Вегирса, если не в шок - то в замешательство. Сидя в опустевшем дворцовом зале Брешти, Ямбрин крутил в руках свежее донесение, переваривая строки "скорое наступление", "многочисленные силы Альянса". За те годы, что он прослужил дворянином короны, а потом надел её сам, он до сих пор так и не смог понять ход мыслей здешних правителей: они хватаются за первую возможность, за любой повод развязать войну. Без малого два десятка мирных лет - и всё? В одночасье, при первом удобном случае, они готовы разрушить мир? Месть - это он способен понять. Но если они хотят отомстить ему лично - стоит ли убивать тысячи солдат? Хотят мести - подослали бы убийцу... Ах да, у старика-Беланза не получилось! В любом случае, прежний король такого не делал, а вот Алайен... Знает, что у нас крупная армия и лёгкой победы не жди, но ради чёртового благородства и своих принципов готов пойти на это. В конце концов, каким бы не был мотив, а всё туда же...

    - О чем задумался, хозяин? - стоящий рядом с троном Борча с интересом наблюдал за владыкой, уже разобравшись за эти годы, чего ожидать.
    - О дурости, - король поднял взгляд на помощника. Борча чуть приподнял губу: а король-то всё тот же! Сошёлся с Августиной, обзавёлся семьёй, постарел, поседел, но этот взгляд исподлобья... На покрытом морщинами лице, всё тот же, как тогда, на полях сражений!

    - Братство пишет, что их втрое больше. С чего?! Свадия разодрана, а родоки размякли. Пусть приходят - умирать в наших снегах. Вести от Лезалита?
    - Сейчас в Пеште, собирает вассалов.
    - Пусть поторопится, остальные сами дорогу найдут. Все нужны здесь, уверен, Алайен пойдёт на столицу. По другому "дубоголовые" воевать не умеют. Отобьёмся и пойдём в контратаку - давно пора взять кергитские замки на границе.
    - Хозяин, с этим можно повременить.
    - С чего?
    - Если под своими стенами мы не увидим кергитских знамён - значит, Бузар держит нейтралитет. А зачем их оттягивать на себя?
    - Могут ударить в беззащитный тыл. Пожечь-пограбить, самое то для кергитов!
    - Всё стадо по одной овце судить... - насупился Борча, - Хозяин, Бузар - не Саньяр и не Дастум. Образовалась новая династия, которой долгие конфликты без побед не нужны. Предлагаю ударить по Родокии - глядишь, и Альянс треснет...
    - Вот и я говорю, коварные черти! Везде выгоду ищут.
    - Не далеко от остальных ушли, - подмигнул Борча.
    - Чегоо?! Ладно, хорош трепаться. Засиделись опять, пойду к своим, - хмыкнув, король поднялся с резного кресла.
    - И ещё одно. Ваши вассалы-то...
    - А что не так? - он обернулся.
    - Не все могут явиться, за последние годы без войн...
    - Страх перед короной возьмёт своё.
    - Хозяин, а знают ли они, что это? Да и тайные переговоры родоков - я бы занялся.
    - Ладно, я устрою переписку. Что ещё предложишь?
    - Если принц не в городе - могут попытаться схватить, использовать как заложника, или выкуп...
    - Вот и займись! Доставь Марка в Брешти - главная задача для тебя, - Ямбрин скрылся за одной из дверей в зале.

    * * *​

    Выступив с рассветом и передвигаясь налегке, небольшой отряд Борчи добрался до крохотной деревушки Каринди. Затем несколько километров вдоль замёрзшей реки с полыньёй - и компания уже обедала в Сыгнаке, ключевой точке этой местности. От хозяина замка герцог узнал, что после сбора налогов с окрестных поселений, принц с княжеским отрядом направились к южной границе.
    - Планировали посетить Люблинь, но потом решили сменить курс на противоположный и двинули на юг. - развёл руками тучный боярин, облокотившись на стену в обеденной зале.
    - Не поинтересовался? - спросил Борча, продолжая расправляться с содержимым тарелки и слушая рассказ.
    - Когда? Они вышли из замка, прошли на север, а после - сделали крюк на северо - восток, потом к югу. Какая муха наследника укусила?
    - Это всё Рудин, - хмыкнул Борча, окинув взглядом своих спутников, оканчивающих трапезу.
    - Князь? Не понял, а ему зачем идти в горы? Да и чего принц Марк сам...
    - Грядёт новая война, Млеза. Кровавая, возможно, даже хуже, чем десять лет назад. - Борча поднял глаза на равнодушного к его словам боярина, потом на людей за столом, - Кончайте, пора выступать. Десять минут на сборы!

    Герцог поднялся, поправляя ножны на поясе:
    - Ясно, ты не застал её, и убеждать бесполезно. Лучше один раз увидеть, как говориться. Мой тебе совет: не пытайся отсидеться дома, - остановившись в дверном проёме, кергит обвёл взглядом комнату, - Хлипенький он у тебя, и народу мало.
    - Герцог, со всем уважением, но не Вам судить.
    - Да, у меня и такого нет, потому что не нужен. Не хочу крестьянские проблемы разгребать, а на кирпичи - армию не наймёшь... Если хочешь жить, не теряй время, а собери войска и выступай в Брешти, к нашему королю.
    Вскоре, из окна своей крепости, Млеза увидел три десятка конных наёмников и герцога, пересекающих заснеженные поля его южных владений.

    * * *​

    Ломать голову догадками не пришлось, а следы десятков пехотинцев на снегу оказались ненужной подсказкой. Ещё в Сыгнаке Борча понял, куда движется князь - замок Бергедорф, единственное место для перехода на многокилометровой горной гряде, служившей естественной границей между королевством Вегирс и Кергитским ханством. Преодолев перевал, Рудин окажется в безопасности, а их отряд - вне закона.

    Преодолев большую часть поля, преследователи настигли крупный отряд князя около пролеска. Не замечающие выкриков в спину, солдаты покорно остановились по приказу командира, осознавшего, что шансов уйти от погони у него нет.
    - Герцог Борча! - привычно улыбнулся князь, - Чего ты нас задерживаешь? У нас срочное дело...
    - У меня тоже, Рудин. Король приказал нам доставить принца в Брешти. - выехав вперёд, кергит осматривал солдат потенциального противника: десяток конников-телохранителей князя, цепь из пяти десятков пехотинцев и отряд стрелков... Среди увиденного, последние являются основной проблемой.
    - По приказу короля Ямбрина, я должен доставить принца с дипломатическим визитом...

    Положив правую руку на рукоять меча, принц наблюдал за происходящим, осознав всю абсурдность сложившейся ситуации.
    - Ваши действия не законны. Передайте нам принца.
    - Борча, не ставь себя выше короны!
    - Начинается война! Родоки, Свадия и ханство вновь объединились и идут на нас. Нам нужны все люди, в Брешти мы отразим удар.
    - Что за ересь, Борча? У нас торговое соглашение с Альянсом, ничего подобного нам не грозит. - князь не сдавал позиций.
    - Не дури его. Похищение удумал? Мы не отдадим тебе наследника без боя. Слушай, "герцог", сегодня я не хочу проливать кровь. Идите своей дорогой, поищите наживы в другом месте, это последнее предупреждение!
    - Марк, отец призывает к себе! - разочаровавшись, Борча сменил собеседника.

    Теперь всё стало ясно - помощник отца врать не будет; не ему. И эти срочные дела, и Бергедорф. Рудин обдурил его, вёл, чтобы сдать кергитам на заклание, как барана!
    - Предатели, - извлекая меч из ножен, принц рубящим ударом свалил ближайшего всадника.
    - В атаку! - Борча повёл свой отряд, - Освободить принца!
    Быстро среагировав, князь дал отмашку: просвистевшие стрелы свалили несколько наёмников. Укрывшись щитами, прочие стремительно приближались.
    - Левый фланк! Брик, обойди стрелков! - конь понёс герцога во фронтальную атаку. Мечники выстроились цепью, пытаясь сдержать натиск кавалерии. Ударившая во фланг вторая группа добралась до стрелков, не позволив повторить обстрел.

    Тем временем Марк поразил ещё двоих конников, что пытались его окружить. Метательное копьё опрокинуло лошадь принца, послышался вопль.
    - Брать живым! - князь перевёл взгляд от наёмников, пытающихся смять строй его пехоты, - Окружите его!
    Поднявшись, лишившийся клинка Марк успел уклониться от палицы, перехватил волосатую руку. На помощь пехотинцу подбежал второй вегир, намереваясь ударить щитом - парня спас кинжал Борчи. Упавшее на снег окровавленное тело смутило пехотинца, и через мгновение вегир упал на спину, под удалами кольчужной рукавицы.

    - Марк! Марк! - выкрикивал Борча, находясь в паре метров от него, - Принц, давай сюда!
    Подобрав на ходу свой меч, парень двинулся к группе воинов, во главе с князем.
    - Проклятье, - перехватив новый кинжал, герцог двинул за повод, следуя справа от парня, прикрыв его от троицы вегиров.
    Принц продолжал пробиваться к центру порядевшего отряда, откуда зычный голос Рудина продолжал раздавать приказы. Два всадника преградили путь Марку, продолжая обмен ударами. Лезвие принца вошло в кожаный бок брони с гербом князя. Конник опустился на лошадь, со стоном зажимая рану, а парень столкнулся с копейщиком. Выпад - уворот, контрудар.

    Резвые лошади смяли центр, раскидав пехоту на малочисленные группы, а расправившиеся со стрелками люди Брика ударили в тыл отряду князя.

    Ещё немного - будет окружение. Рудин уже видел бегущих; и как сминается строй его последних защитников, под натиском опытных наёмников. Послав всё к чертям, князь дёрнул за поводья, и конь, опрокинув преграждающих путь людей, понёс его прочь от места схватки.
    - Уходит! - выкрикнул Марк, видя одинокого всадника с гербом на плаще, уходящего из-под носа.
    - Скатертью дорога, - подъехавший к нему Борча тяжело дышал и вглядывался в спины бегущих к спасительному лесу пехотинцев, - Бой окончен.
    - Командир ранен! - один из наёмников заметил обагрившийся стык ламеллярной брони герцога, - Нужен привал.
    - Ерунда, вскользь зацепило.
    - Но перевязать надо.
    Кергит обернулся:
    - Ты в порядке? Пора возвращаться.
    - Да, спасибо, - Марк пошёл к новой лошади, - Твои вовремя подоспели.
    - Отца благодари, - герцог смотрел, как Брик собирает уцелевших людей - потеряли больше половины отряда.
    - Мы не станем их преследовать?!
    - Времени нет, надо воротиться в Брешти; успеть попасть в город до осады.

    Забираясь в седло, принц понял - если Борча, в кои-то веки, отказался собирать трофеи, дело и правда дрянь.

    Читать дальше
    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 1 янв 2021
    epilect нравится это.
  19. Eramou

    Eramou Постоянный

    Глава 4. В дальнюю дорогу

    В последние дни родоки заполонили портовый район, приготовления шли полным ходом: матросы и солдаты таскали различные ящики и бочки с припасами, оружие и снаряжение на борт кораблей; наемники разместились в городе, заполнив ближайшие таверны. Фонари на набережной были украшены праздничными лентами, а на балконах музыкальной академии играли барды, чьи мелодичные звуки вступали в контраст с руганью матросов, продолжающих погрузку. Шесть родокских боевых кораблей тщательно готовили к предстоящему путешествию, однако внимание местных зевак привлекали два имперских галеона - пришедшие в город вчера, прямиком из Беории.

    Впервые за долгое время, после войны, имперские корабли вошли в родокскую гавань, присоединившись к экспедиции в качестве наемных солдат. Хотя чужестранцы и продолжали держаться особняком, не покидая борт судна без необходимости, они без труда привлекли всеобщее внимание. И дело здесь было не только в необычном для родоков строении галеонов и привычной имперской выправке венетов, в которых что-то изменилось - привычный багрянец парусов сменил ярко салатовый цвет. Зрители могли бы списать это на желание перестроиться под работодателя - флаг королевства родоков - черный медведь на зеленом полотне, но из-под легионерской брони, на солдатах можно было разглядеть туники болотного цвета, а красные хвосты и гребни на шлемах центурионов сменили длинные, неподвижные зеленоватые прутья, которые больше походили на пучки травы с цветущих родокских полей. В руке стоящего на посту вексилария находился не орёл, а стяг с неизвестным ранее изображением, болотное полотно которого пересекли скрещенные гладии.

    Изменилось не столько внешнее состояние имперцев, скорее что-то глобальное, глубинное, в самом народе Беории, недоступное взору простого кальрадийца. Те венеты, о которых рассказывал отец, никогда не пошли бы в наемники... Ни за какую плату они бы не позволили командовать собой кому-либо, кроме своих легатов. Теперь же он получил в свое распоряжение два имперских галеона с командой и имперским вооружением, по приемлемой цене. И дело здесь было не в нужде, освоении новых земель или жажде странствий, сравнимой с его собственной...

    - Курт! - рука приятеля хлопнула по его спине, всколыхнув длинный плащ, - Второй раз зову, ты где?
    - Здесь, где мне ещё быть? - юный флотоводец обернулся, и, приподняв голову, взглянул на Реланда:
    - Все готово? Скоро отправляться - капеллан уже обходит суда с молитвой.
    - Угу. Наёмники грузятся на борт, долгие проводы вышли!
    - Лучше бы наши, конечно, а наемники...
    - Хаах, - великан широко улыбнулся, - А тебе грех жаловаться, друже! Корона средств дала? Дала, да ещё на какую флотилию! И имперцы. Хе, будь то нежелание принца, а кого другого...
    - Так сказал, будто это только мне надо! Свады, пустынники - все стремятся на новый континент.

    Куртиан понимал, что Алайен собрал внушительные силы для экспедиции, в состав которой вошло даже поредевшие Братство Вэй. И это несмотря на то, что сам монарх покинул Флавию тремя днями ранее, поручив матушке проститься за двоих. Родокская армия в составе сил Альянса направлялась на войну с Вегирсом; основную ставку совет сделал на первый, мощный удар, после которого Ямбрин не сможет подняться и продолжать затяжную войну.

    И хотя принц знал короля Вегирса по рассказам родителей, но не сомневался - если Альянсу не удастся с наскока одержать верх, Кальрадия вновь утонет в междоусобицах, множество людей станут жертвами алчности Ямбрина.

    - Ваше Высочество, а что вы желаете там отыскать? - друг вновь оборвал его раздумья.
    - Не знаю. Неизвестность - чего от неё можно ожидать наверняка? - вопросом на вопрос отозвался принц. Постояв пару минут молча и обдумав, он добавил:

    - Могу точно сказать, чего не хочу. Я не хочу участвовать в новой полномасштабной войне. Не хочу шататься во дворце, ожидая крупный турнир еще пол года. Не хочу проводить ежедневные тренировки с оплаченными отцом наставниками, которые не способны биться даже в полсилы, возомнив меня вазой династии Уэй. И не хочу...
    - Дак ты зажрался! - доспех скрипнул от очередного хлопка графа.
    - Ты не понял, - сказал он сквозь смех, - Мне надоело быть "сыном короля Алайена". Года идут, а я прозябаю в столице, не имея возможности доказать на что способен. Мой кровный отец, Виктор, к этим годам уже принимал участие в сражениях.
    - Мда. И чем всё закончилось? ... Знаешь, если бы я не знал историю нордов... Не думаю, что поддержал бы твою авантюру.
    - Ещё бы! Их байки разлетелись по округе с такой скоростью... Но разве ты не хочешь исследовать новый континент?!
    Собеседник улыбнулся:
    - Ради золота и славы? Или ради короны?
    - Возможно, мы сможем обогатить их своей культурой, расширим Альянс... Кто знает, возможно, научим новому, сами обретём знание. Даже создадим там своё поселение?!
    - Я уже слышал, что из подобного выходит - как венеты нас "обогатили культурой"...
    - Есть и другой подход, без насилия.

    - Если смотреть здраво, у нас, Ваше Высочество, здесь есть всё необходимое, даже больше, - не заметив поправки, Реланд продолжил мысль, - Только рядовому графу корона средства на проживание не даёт. Ну вот прям совсем! Скорее налоги, подати, а если угораздило замком владеть - помимо личного отряда ещё и содержание гарнизона! А у кого одна деревня - чтобы крестьяне не голодали. Взбунтуются - корона с вассала спросит. Бандюки нападут - опять ты крайний! Я прошение подаю - мне отказано, "безопасности на ваших землях нема!" Я говорю, дайте - на ограду?! А меня королевская бюрократия отписками засыпает!
    - Бедняга. Как ты с такими дырами в смете умудряешься на пирах в нарядах похлеще королевских щеголять, обвешавшись золотом, всё равно что сальминский эмир?!
    - Енто всё дяди моего, покойного.
    - Дак ты из обедневших дворян?
    Граф улыбнулся в ответ:
    - Обедневшему дворянину нужны трофеи, чтобы оплачивать налоговые сметы и жалование, вот я добровольцем и записался...
    - А я думал, это большая и чистая дружба! - они рассмеялись.

    Вскоре все приготовления были окончены, а участники экспедиции заняли свои корабли; под одобрительные возгласы местных жителей, с музыкальным сопровождением, суда стали покидать порт. На набережной, среди пустых ящиков и разбитых бочек копошился королевский советник, продолжая дотошно подсчитывать расходы.

    * * *​

    Небольшой отряд лёгкой кавалерии пересёк заснеженные поля, по крестьянским тропам, по левую руку от которых располагались горные хребты пограничья с Кергитским ханством, а по правую - замок Сыгнак, вотчина апатичного Млезы. Конники вышли на финишную прямую - восточная дорога к предместьям Брешти, когда опытный следопыт заметил движение в пролеске.
    - Там, - кольчужная рукавица Борчи указала направление, - Хродульф, Дирм и Яромир, проверьте.

    Среди нескольких деревьев, по пояс в снегу, мелькали силуэты в меховой одежде. Одни прятались за крупными стволами, а другие, напротив, неспешно двигались навстречу и неуверенно взмахивали руками над меховыми шапками.

    Даже отсюда можно было рассмотреть, что они безоружны, их довольно много для патруля или разведчиков. Спонтанно последовав за выбранными герцогом людьми, Марк увидел мешки - вероятнее всего с пожитками, либо провизия. В получаса хотьбы отсюда, южнее, распологалась деревня Соравия, защищённая со стороны границы природным укреплением - горным массивом. Вероятно крестьяне бежали, пытаясь оторваться от нападающих, прихватив ценное. Значит, враг обошёл горы, пересёк границу. Причём напасть на деревню местное отребье не могло, не имея на то силы, опасаясь кары суровых законов... Браконьерить, нападать на путников - да. Но разорять поселение...

    Тревога поселилась в разуме парня, завладела им, и Марк дёрнул за повод, ускоряя коня. Выругавшись вполголоса, Борча развернул весь отряд за неугомонным наследником. Едва первые вегиры приблизились к пролеску, как крестьяне принялись сбивчиво, перебивая друг друга тараторить о войне. Вскоре староста прикрикнул и взял слово:
    - Наша деревня под нападением! Ваше Величество, как и вся...
    - Высочество, - поправил один из кавалеристов, настороженно пытаясь различить в далеке, среди макушек деревьев, едва-заметный дым, в подтверждение крестьянских слов.
    - Пусть продолжает, кто напал? - скороговоркой вымолвил Марк.
    Не заморачиваясь с регалиями и этикетом, староста продолжал излагать:
    - Вся округа захвачена Альянсом! Сопротивления с нашей стороны совсем нет!
    - Это с чего?! - возмутился подъехавший к ним Борча.
    - Да потому как до полудня взято три замка! Уже! То как взяли? Получается, без боёв взято!
    - Тебе откуда известно?
    - То соседский купец рассказал, - староста обернулся, - Мидрин, выди к нам!

    Из группы крестьян вышел человек в разноцветном кафтане, с гладковыбритым лицом. Отдышавшись, он говорил, потирая покрасневшие от холода щёки:
    - Господин, мой обоз направлялся в Брешти, но около Кашгара мы столкнулись с армией. За плату меня отпустили; по правде говоря, плата такая-себе вышла - отобрали всё, ну а наёмников я-то один...
    - Про замки говори! - оборвал торговца кергит.
    - Окрестные замки в окружении. Вегирс в окружении.
    - В осаде?
    - Нет. Их сдали. Вегирс атакуют с нескольких направлений. Когда я решил обойти побоище Брешти - от греха подальше - бой идёт, вот я и двинул в Алмалык... Ну а там столкнулся с ними, - Мидрин перевёл взгляд на селян.
    - Чья армия атакует? Свадийцы с запада, родоки - юг?
    - Не разобрать, слишком много знамён и войск! Осадные машины, кавалерия, арбалетчики, баллисты...
    - Свадийские рыцари, - насупившись пробурчал Борча.
    - А вот близ деревни были кергитские войска, на пограничье ток чертей-кешиктенов я сразу узнаю! - вставил свои пять динаров староста, - благо отпустили, преследовать нас не стали.
    - От спасибо. Пожгут всё, вернёмся на пепелище, - раздалось справа.
    - Не впервой.
    - Герцог, нужно двигать домой! - Марк смотрел на кергита, неспешно расчёсывающего бороду с проседью.
    - Торговец сказал, город в осаде. Идёт штурм. Учитывая всё это, мои данные, не разумно добровольно бежать в родокский плен.
    - Ии? Мы бросим короля и столицу на растерзание?!
    - Следует сделать привал. Место неплохое, крестьяне с радостью поделятся съедобным, - Борча спрыгнул на землю, вручив соратнику повод, - Не смотрите на меня так, мой принц. Мои люди устали гоняться по снегам взад-вперёд. А ситуация сложная: если князья сговорились с Альянсом - мы уже проиграли, несмотря на силу армии Вегирса. Если нет - шансы есть, даже если король сдаст столицу. Нужны свежие, точные сведения, чтобы понять... Я разошлю людей, после привала мы выдвигаемся.
    - Ты сам не знаешь, что делать? - скрестив руки на груди, принц прожигал наставника взглядом, - Так?
    - На данный момент - нет. Врать не буду, но, для подобной ситуации у меня есть строгие инструкции на ваш счет. От отца.

    Вернуться к оглавлению
     
    Последнее редактирование: 1 янв 2021
    epilect и syabr нравится это.